Президент Ирана Х.Роухани о возвращении США в СВПД

6 апреля в Вене начались переговоры подписантов Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и Ирана. С мая 2018 г. из СВПД вышли США, чья делегация принимает участие в переговорах опосредованно, находясь в соседнем здании. Цель переговоров – выработать конкретные меры, на которые будут согласны пойти США и Иран для выполнения (СВПД). Понятно, что как для США, так и для Ирана то, что происходит в Вене, преисполнено огромного значения. Как же смотрят на  начавшийся в Вене переговорный процесс в Тегеране? В своем интервью, опубликованном иранскими СМИ 7 апреля, президент Ирана  Хасан Роухани избрал внешне победный тон, демонстрируя тем самым выгодные позиции ИРИ в этом важном международном событии. По сути, он тем самым показал эффективность грубой и достаточно жесткой с точки зрения международного права политики Ирана в выполнении своих обязательств, вытекающих из условий СВПД. Характер заявлений иранского президента свидетельствует о том, что  его страна удовлетворена тем, что постепенный и поэтапный выход ИРИ из условий венских договоренностей июля 2015 г. воспринимается в Европе и США  с определенной опаской и тревогой. Приведем отрывок из его выступления, прозвучавшего уже после начала венской встречи: «Внутри участников СВПД складываются разные комбинации, в одной из них мы уже существуем без США, американцы склонны убрать нас из членства в Договоре, но в любом случае, мы уже ощущаем единое мнение,  и это означает, что все его участники,  пришли к такому мнению и решению, что  нет лучшего решения проблемы, кроме как СВПД, и нет другого пути его реализации, нежели безусловное выполнение  венских договоренностей.  По моему мнению, мы видим в этом новое достижение Ирана».

Оптимистичный тон интервью иранского президента не должен вводить в заблуждение, ибо это его обычная, проверенная годами, риторика. Он уже привык персонифицировать все более или менее удачные шаги ИРИ на международной арене своим именем или заслугой возглавляемого им правительства,  вот и здесь он уже видит Иран победителем, заставляющим США реализовывать диктуемую им политику.  В этой связи он пояснил, что враг «понял наш расчет, и действует, как мы велим». Более того, считает иранский президент, «США уже склонили голову перед мощью и силой иранский нации». «Мы видим, что Америка раскаялась, и она готова вернуться в Договор. Для этого она и прибыла на переговоры. Она как бы говорит нам: я раскаялась и приехала вернуться в СВПД». Тем самым иранский президент дает понять, что нынешний венский переговорный процесс будет для ИРИ, несомненно, успешным. Об этом же пишут и многие иранские СМИ. В частности, об этом в главном выпуске новостей известило и Государственное радио ИРИ.

С другой стороны, понятно, что главе исполнительной власти приходится проявлять чудеса изворотливости, выполняя директивы своего прямого шефа —  верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи  — в плане реализации иранской линии на венском форуме. Отправляясь на переговоры в Вену, глава иранской переговорной команды, заместитель министра иностранных дел ИРИ Аббас Аракчи, озвучил указание аятоллы Хаменеи – не вступать с США ни в прямые, ни в опосредованные переговоры.  По словам Аракчи, США должны снять все действующие санкции, наложенные на Иран и действующие по настоящее  время, причем без всяких условий и одномоментно.  Да и сам иранский президент не так давно заявил, что возвращение США в СВПД    не влечет за собой никаких двусторонних переговоров. Касаясь возможности или необходимости изменения условий СВПД, иранский президент отметил, что нет необходимости ни добавлять что-то в его текст, ни убавлять.

Международные СМИ расценили подобные заявления как проявление желания Ирана поторговаться перед началом серьезного переговорного процесса. Давно известно, что между двумя руководителями ИРИ – президентом и верховным лидером – уже значительное время существуют не афишируемые серьезные противоречия в вопросе путей выхода из тупика ирано-американского кризиса. Роухани, позиционирующий себя как либерала,  пытается обойти многочисленные ограничения, выставляемые аятоллой Хаменеи в сфере диалога  с США, ибо задаваемая верховным лидером жесткость может стать непреодолимым препятствием в переговорном процессе и не даст возможности достичь приемлемого решения. Именно поэтому как сам Х.Роухани, так и высокопоставленные деятели его правительства вынуждены делать взаимоисключающие заявления по этому вопросу, ибо необходимо лавировать среди декларируемых верховным лидером ограничений  и исключений. Многие аналитики, размышляющие над иранской составляющей политики нынешней американской администрации, сходятся во мнении, что нынешний президент США Джо Байден поспешен в своих действиях. Он торопится придти к первичному соглашению с ИРИ, чтобы потом продолжить  процесс с новым президентом, который придет к власти после июньских выборов в Иране. Но аналитики в США пытаются создать мнение, что  никаких серьезных уступок перед лицом Ирана в Вашингтоне не приемлют.  Кроме того, в США по-прежнему убеждены, что первый шаг должен сделать Иран. Причем, вероятно, США удовлетворятся небольшим действием, например, прекращением Ираном процесса обогащения урана до 20%, который, как видится это из Вашингтона, не будет для Ирана серьезной уступкой. Однако, трудно представить, что так думают и в Тегеране. 7 апреля иранское информационное агентство Mehr News сообщило о том, что в стране выработано 55 кг урана с обогащением в 20%. При этом пресс-секретарь Организации по атомной энергии ИРИ Б.Камалванди  как на директивный, ссылается на принятый Собранием исламского Совета (парламентом) закон, который направлен на обеспечение «баланса интересов в СВПД». Этот документ разрешает ежегодное производство 120 кг урана с обогащением 20%. . При таких темпах обогащения урана, говорит Б.Камалванди, «мы сможем достичь поставленной цели менее чем за восемь месяцев». В нарушение СВПД, в Иране уже несколько месяцев монтируются  центрифуги нового поколения, такие как IR-6,  позволяющие существенно поднять объемы выработки обогащенного до 20% урана.  Кроме этого, Иран всерьез угрожает, что если в течение двух месяцев переговоры не приведут к приемлемым для Тегерана результатам, инспекторам МАГАТЭ запретят въезд в страну для проверки состояния иранской атомной программы.  Это будет означать  реальный выход Ирана из СВПД.

Первый раунд переговоров должен завершиться  9 апреля. Вряд ли он будет ознаменован конкретными шагами в устраивающем обе стороны направлении. Впрочем, дождемся его итогов.

55.86MB | MySQL:105 | 0,487sec