Оценки китайских специалистов ВТС Республики Корея с аравийскими монархиями

Как известно, на протяжении нескольких лет армии стран-членов аравийской коалиции проводят операции по борьбе с хоуситами в Йемене с целью установления контроля над территорией сопредельного государства и формирования лояльного правительства. Обозреватели ряда специализированных военно-технических изданий КНР на регулярной основе публикуют статьи, посвященные оценке вооружения и военной техники, которое ВС  стран аравийский монархий применяют для борьбы с отрядами хоуситов.

Значительная часть публикаций посвящена оценкам тяжелых и средних бронемашин, а именно основным боевым танкам американского и французского производства, колесным бронетранспортерам канадского производства, а также ствольной и реактивной артиллерии западного и китайского производства. По мере стабилизации линии фронта в Йемене и понимании аравийскими военными, что тяжелая техника не гарантирует преимущества сухопутным подразделениям в боестолкновения зафиксирован рост покупок аравийскими военными, а именно ВС Королевства Саудовская Аравия и Объединенных Арабских Эмиратов более легкого вооружения – переносных противотанковых ракетных комплексов китайского и южнокорейского производства.

Аналитики Китайской оружейной промышленной корпорации внимательно наблюдают за данным процессом, который обусловлен тем, что ВС  КСА и ВС ОАЭ вынуждены более рачительно подходить к распределению бюджетных ассигнований, которые были сокращены по причине спада потребления нефти и уменьшения объемов валютной выручки по международным контрактам.  В данном аспекте отметим, что по мере совершенствования вооружения и военной техники, выпускаемых в КНР предприятия ОПК постепенно поднимают стоимость для конечного потребителя, что заставляет иностранных военных специалистов переосмысливать вопрос закупки того или иного ВВТ в Китае.

К настоящему моменту стоимость некоторых образцов продукции ОПК КНР уже превысила ценовые показатели продукции ОПК Российской Федерации, что послужило поводом для ВС некоторых иностранных государств к отказу от закупок военной техники китайского производства.

Обозреватели китайского специализированного военно-технического издания «Танки и бронемашины» указывают на существование такой тенденции даже в секторе переносного противотанкового вооружения. Как известно,  Сухопутные войска ВС КСА и ВС ОАЭ приобрели в интересах подразделений, действующих в Йемене, противотанковые ракетные комплексы южнокорейского производства под обозначением АТ-1К RAYBOLT — производство компании LIG NEX 1.

В отношении указанного ПТРК известно, что его разработку южнокорейские специалисты начали в рамках тактико-технического задания на переносное противотанковое вооружение, которое позволяло бы военнослужащему пехотного подразделения противодействовать основным боевым танкам третьего поколения. К сожалению дату начала ОКР по данному ПТРК установить по открытым источникам не удалось, однако работы были завершены в 2015 г., а спустя два года – в 2017 г. ПТРК RAYBOLT был принят на вооружение ВС РК.

По оценкам китайских специалистов, южнокорейские оружейники заимствовали некоторые наработки американских конструкторов, создавших ПТРК FGM-148 Javelin, и частично применили инженерные решения от израильского комплекса SPYKE-MR (средней дальности). По данным некоторых источников, стоимость одной противотанковой управляемой ракеты АТ-1К составляет не более 30 тыс. долл. США. Для сравнения стоимость одного боеприпаса к ПТРК TOW-2 Aero американского производства составляет более 50 тыс. долл. США.

В результате была создана противотанковая ракета малой дальности пуска (по разным данным от 1500 до 2500 м) с тандемной боевой частью, позволяющей пробивать до 600 (по другим данным до 900) мм гомогенной брони. Калибр боеприпаса составляет 120 мм, а масса 5,8 кг. Известно, что максимальная скорость противотанковой управляемой ракеты АТ-1К составляет 580 м/сек, что вполне сопоставимо с большинством современных разработок в других странах.

Система навигации позволяет стрелку выполнять пуски в режиме «пустил и забыл», но выбирать варианты траектории полета ракеты, а именно по баллистической с отвесным пикированием на цель. Подобное решение актуально при необходимости скрыть позицию от обнаружения. Второй вариант пуска предусматривает прямой выстрел по цели, что допустимо при борьбе с неподвижной целью – укрепленной огневой точкой. Обнаружение цели и наведение обеспечивает тепловизионная головная часть наведения.

По данным китайских источников, южнокорейские специалисты провели первые испытания ПТРК АТ-1К в Саудовской Аравии в 2017 г. в рамках подготовки контракта и в ходе контрольных пусков было установлено, что тепловизионная ГЧН может терять подвижную цель в дневное время суток по причине «засветки» от горячей поверхности земли. В открытых источниках отсутствует информацию о конструктивных  или иных решениях, которые использовали южнокорейские инженеры для повышения надежности и эффективности ПТУР.

Анализ публикаций в специализированных изданиях КНР позволяет утверждать, что йеменские хоуситы не только периодически обнаруживают ПТУР южнокорейского производства, которые не разорвались по причине неких отказов, но и даже в ходе боев смогли захватить несколько пусковых установок и боеприпасов в транспортных контейнерах.  Как отмечают китайские наблюдатели, аравийские военные в основном применяют ПТРК южнокорейского производства для борьбы с высокомобильными группами хоуситов, которые перемещаются на автомобилях типа «пикап» или на мотоциклах.

Следует отметить, что южнокорейские предприятия ОПК активно продвигают высокомобильный вариант ПТРК АТ-1К RAYBOLT, который представляет собой механизированную пусковую установку, рассчитанную на одновременный/последовательный пуск двух ракет с боекомплектом в 6 выстрелов.  Данная система размещена на автомобиле повышенной проходимости К-153С (колесная схема 4х4) от компании KIA Motors, которая на протяжении последних 30 лет проектирует и производит легкую и среднюю колесную технику для ВС РК.

При длине 4,9 м, ширине 2,195м, и высоте 1,98 м. данная машина в легкобронированной модификации (класс 1 по стандарту STANAG 4569) имеет массу 5,7 тонны. Дорожный просвет составляет 0,4 м и благодаря этому К-153С может безопасно преодолевать водную преграду глубиной 0,76 м.

Указанная версия машины (в ВС РК имеет обозначение КМ450) оснащена 6-ти цилиндровым турбированным дизельным двигателем модели S2, который при рабочем объеме 2,9 л. обеспечивает максимальную мощность 225 л.с и крутящий момент 500 Н.м. В совокупности с 8-ми ступенчатой автоматической коробкой передач данный автомобиль может развивать максимальную скорость в 125 км/ч и имеет запас хода по топливу 480 км. Емкость топливного бака составляет 76 л.  Достоверно известно, что такие автомобили  для нужд национальных ВС приобрели Пакистан и Филиппины.

Южнокорейские конструкторы разработали несколько модификаций автомобиля К-153С, которые позволяют сформировать на их основе высокомобильное подразделение, обладающее высокой огневой мощью.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным отметить, что предприятия ОПК Республики Корея выбрали наиболее емкий – ближневосточный сектор международного рынка вооружений и проводят грамотную ценовую политику, поскольку даже аравийские монархии вынуждены контролировать расходы на военные нужды.

55.89MB | MySQL:114 | 1,462sec