Ситуация в Марокко: март 2021 г.

2 марта было объявлено, что Рабат решил «приостановить любые контакты» с посольством Германии в Марокко из-за «глубоких разногласий» с Берлином по ряду досье, в том числе по вопросу Западной Сахары. Марокканские СМИ в тот день опубликовали письмо главы МИД Марокко Насера Буриты главе правительства страны Саадэддину аль-Османи, в котором объяснялись причины такого решения.

В Марокко негативно восприняли, в частности, тот факт, что Германия подвергла критике американское решение признать суверенитет Марокко над сахарскими провинциями. Кроме того, в Рабате не забыли, что на конференции в Берлине в январе 2020 г. по вопросам будущего Ливии Марокко отсутствовало среди приглашенных.

Всего лишь в начале декабря 2020 г. Н.Бурита приветствовал «отличные двусторонние отношения» между Марокко и Германией. Это случилось сразу после того, как Берлин выделил Рабату в виде финансовой поддержки 1,387 млрд евро, в том числе 202,6 млн евро в виде дара.

В ответ на действия Рабата его представительница Зухур Алауи 2 марта была вызвана в МИД ФРГ.

Также 2 марта сепаратисты из Фронта ПОЛИСАРИО вновь оспорили в суде Евросоюза в Люксембурге торговое соглашение между ЕС и Марокко, которое позволяет Рабату экспортировать сельскохозяйственную продукцию из сахарских провинций. В ходе заседания суда сам факт приема иска на этот счет оспорили Совет Евросоюза, Франция, Еврокомиссия и Марокканская конфедерация сельского хозяйства и сельскохозяйственного развития (Comader).

4 марта марокканские власти продлили на один месяц, вплоть до 10 апреля, действующий уже почти год режим чрезвычайного санитарного положения. К тому дню ежедневно фиксировалось свыше 500 человек, инфицированных коронавирусом. Всего в стране с населением 35 млн человек с начала пандемии было зафиксировано 484 753 заболевших, из них 8653 умерли. К этому времени были вакцинированы свыше 3,7 млн человек. Были закуплены 7 млн доз британской вакцины Astrazeneca и 1 млн доз китайской Sinopharm.

25 марта Верховный комиссариат планирования Марокко сообщил, что пандемия коронавируса вызвала рост числа бедных, особенно среди населения городов. По итогам 2020 г. показатель уровня безработицы достиг 11,9% (годом ранее он составлял 9,2%).

11 марта правительство Марокко утвердило проект закона о легализации «терапевтического» использования каннабиса – «мягкого» наркотика типа гашиша, крупнейшим производителем которого является королевство. При этом был подтвержден действующий запрет на использование каннабиса не в медицинских целях.

Документом предусматривается создание «национального агентства по регулированию активности, связанной с каннабисом», которому будет поручено «развивать сельскохозяйственное и промышленное производство» этого наркотика. По данным независимых источников, опубликованных в 2020 г., в Марокко ежегодно производится свыше 700 тонн каннабиса на сумму около 19 млрд евро. Согласно проекту закона, в легальный оборот предполагается ввести объемы, «необходимые для использования в медицинских, фармацевтических и промышленных целях».

Производство, продажа и потребление наркотиков находятся в Марокко под запретом. Но на севере страны в регионе Рифа производство каннабиса дает средства к существованию примерно 140 тысячам человек. С 2003 по 2011 гг. властям удалось сократить площадь нарконивы с 134 тысяч га до 47,5 тысяч. В эпоху французского протектората производство каннабиса позволялось. Он попал под запрет в 1954 г., но на его производство власти закрывали глаза.

Марокко есть к чему стремиться. Согласно исследованию Grand View Research от 2017 г., мировой рынок каннабиса к 2025 г. может вырасти до 50 млрд евро, то есть в пять раз больше, чем в 2015 г.

Комиссия ООН по наркотикам в декабре 2020 г. удалила каннабис из списка наиболее опасных наркотиков, что открыло дорогу к признанию его медицинских и терапевтических свойств, хотя во многих странах он остается под запретом.

18 марта в г.Фигиг на юго-востоке Марокко несколько сотен марокканцев приняли участие в манифестации протеста против действий алжирских властей, запретивших им заниматься выращиванием фиников в приграничной полосе с алжирской стороны при том, что ранее такой промысел позволялся несмотря на закрытую границу между двумя странами.

По алжирской версии, власти предоставили «марокканским крестьянам, эксплуатировавшим эти алжирские земли, соответствующее время для того, чтобы эвакуироваться». Выселению подлежали примерно 30 семей марокканцев. Фактически они стали заложниками очередного кризиса в отношениях между Марокко и Алжиром, возникшего в связи с известными действиями сепаратистов из Фронта ПОЛИСАРИО на юге сахарских провинций, попытавшихся блокировать единственную автодорогу в Мавританию.

Фигиг находится в одноименном оазисе – анклаве между горами и пустыней. Площадь территории под названием Арджа, с которой эвакуировали марокканцев, составляет около 1500 гектаров.

Алжир обосновал свои действия необходимостью «обезопасить границу» от «организованных преступных банд, занимающихся наркотрафиком».

В марте продолжилась история франко-марокканского журналиста и  историка Маати Монджиба, арестованного 29 декабря по обвинению в «отмывании капиталов». Параллельно по другому делу по обвинению в «покушении на безопасность государства», заведенному еще в 2015 г., 27 января 2021 г. он получил один год тюрьмы. 23 марта его адвокат сообщил, что после трех месяцев, проведенных в тюрьме, 60-летний М.Монджиб получит т.н. временную свободу. Судебный следователь принял соответствующее решение после того, как 19 днями ранее узник объявил голодовку.

Уже 24 марта МВД Марокко обвинило М.Монджиба в «нанесении ущерба имиджу королевства в вопросах соблюдения прав человека» в «безответственных заявлениях», сделанных им по выходу из тюрьмы. «Эти маневры не повлияют на решимость институтов власти продолжить корректное и твердое применение юридических норм в отношении всех тех, кто верит, что обладает иммунитетом только потому, что располагает двойной национальностью», — предупредило ведомство в своем коммюнике.

В заявлении по выходу из тюрьмы М.Монджиб заявил, что его арест был связан с недавней статьей под названием «Секретная инфраструктура, которая угрожает безопасности марокканцев», в которой он, в частности, упомянул «параллельное государство», которое борется с активистами в Марокко. Он утверждал, что «обвинения против меня сфабрикованы политической полицией». Со своей стороны МВД «категорически отвергло» эти «тенденциозные обвинения». М.Монджиб «нанес ущерб институтам государства», упомянув «далекие от реальности понятия «политическая полиция», «политическая безопасность» и «существование секретной структуры, угрожающей безопасности марокканцев», отмечалось в коммюнике.

25 марта марокканская полиция объявила об аресте в г.Уджда 4-х марокканцев, подозреваемых в «террористических планах» и связях с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Подчеркивалось, что операция проводилась в координации с американской разведкой. Утверждалось, что в планы арестованных входили атаки против жизненно важных объектов, полицейских отделений и военных баз.

Также 25 марта французская «Монд» сообщила, что порядка 30 стран участвуют в секретном проекте по обмену данными о джихадистских группировках, действующих в мире. По данным издания, проект Gallant Phoenix организован США и работает с 2016 г. Его штаб-квартира находится на американской военной базе в Иордании.

В марте было принято новое избирательное законодательство, про которое эксперты сразу же сказали, что оно призвано отстранить от власти формально правящую в настоящее время в Марокко исламистскую Партию справедливости и развития (ПСР) даже в случае, если она выиграет предстоящие осенью парламентские выборы. Согласно введенным нормам квотирования, даже если ПСР получит столько же голосов, как и в 2016 году, она получит в Палате представителей всего 80 – 85 мест из 395 вместо 125 в настоящее время.

Исторически ПСР была в оппозиции. В конце 2011 г. на фоне «арабской весны» она победила на парламентских выборах и ее представитель возглавил правительство, которое традиционно имеет ограниченные полномочия в условиях, когда реальную исполнительную власть осуществляет монарх. В 2016 г. ПСР повторила свой успех. Однако теперь, с учетом нового законодательства, ее будущее становится неопределенным. За новый закон о выборах проголосовали все партии, представленные в парламенте, за исключением ПСР. Оказавшийся неспособным блокировать реформу избирательного законодательства, глава правительства и лидер ПСР С.аль-Османи осудил «отступление демократии, которое ослабит институты власти, чего не было в истории Марокко». ПСР уже объявила, что обратится с иском в Конституционный суд.

ПСР и без того переживает внутренний раскол между «прагматиками» и традиционалистами из-за двух проблем. Первая касается нормализации отношений с Израилем, что исторически было «красной линией» для исламистов. Вторая – легализации «терапевтического» использования каннабиса. Из-за последней еще в начале марта подал в отставку председатель Национального совета ПСР Дрис аль-Азами. Исторический лидер ПСР и бывший премьер Абдельилла Бенкиран приостановил членство в партии.

В марте из отчета франко-шведской компании ARQUUS за 2020 г. стало известно, что Королевские вооруженные силы (КВС) Марокко заказали 300 машин  типа VLRA (легкая машина разведки и поддержки) в самой современной версии. Ранее ARQUUS – это была группа Renault Trucs Defense – получила заказ от Марокко на поставку 36 бронемашин Sherpa.

В 2019-2020 гг. Марокко заключило контракты с французскими компаниями на поставки для Сухопутных войск КВС артиллерийских орудий Caesar и систем  ПВО ближнего радиуса действия Mica-VL.

В целом, приняв новое избирательное законодательство, аналогов которого не существует в мире, дворец сделал все, чтобы не допустить ПСР к формированию правительства, как это было в 2011 и 2016 гг.

55.55MB | MySQL:105 | 0,509sec