Кувейт: предложение о легализации партийной деятельности

В Кувейте продолжается движение в сторону большей демократизации политической жизни. Парламент страны выдвигает предложения, направленные на то, чтобы кувейтская политическая жизнь соответствовала тем принципам, которые приобретают универсальный характер. Среди них центральное место отводится соблюдению прав человека, в том числе его политических прав.

Одним из подтверждений этого стал проект закона о предании гласности деятельности политических партий, который был предложен группой депутатов кувейтского парламента либерального направления. Среди тех, кто выступил с этой инициативой, депутаты, которые уже не первый год заседают в парламенте страны, пользуются авторитетом и известностью, такие как Мухаммед Ас-Сакр, Али Ар-Рашид, Салех Аль-Малаа. Предложенный проект закона о политических партиях, по мнению его создателей, направлен на то, чтобы «политические партии в рамках закона могли участвовать в политическом процессе и способствовать созданию соответствующего политического климата, который будет благоприятен для того, чтобы партии стали инструментом распространения национальных ценностей».

Политическая система Кувейта не опирается на партийную структуру. Парламент страны формируется из кандидатов, которые принимают участие в выборах на индивидуальной основе. Однако это не исключает того, что в ходе парламентской деятельности создаются политические блоки, которые формируют группы, оказывающие политическое давление. Эти блоки ведут свою политическую агитацию и выдвигают кандидатуры будущих депутатов парламента, способных отстаивать интересы соответствующих политических блоков.

Депутаты-либералы уже вносили на рассмотрение парламента аналогичный проект закона в декабре прошлого, 2007 г. Однако этот проект не обсуждался парламентом, который в марте следующего года из-за очередного политического кризиса, вызванного столкновениями между парламентом и правительством, был распущен; были назначены досрочные выборы в парламент.

Депутаты, которые внесли новый проект закона о партиях, утверждали, что в кувейтской конституции, принятой в 1962 г., не содержится прямого и ясного указания на запрет деятельности политических партий в стране. Отказ от практики партийной деятельности, по их мнению, объясняется опасением правительства Кувейта того, что может быть повторен печальный опыт Ливана, где в середине 70-х годов прошлого века вспыхнула гражданская война, или опыт Ирака, раздираемого межконфессиональными противоречиями, а также опыт Йемена, где в политике главенствуют племенные отношения.

Попытки легализовать деятельность политических партий в Кувейте предпринимались и раньше. Так, в 2005 г. Министерство внутренних дел передало в генеральную прокуратуру дела некоторых исламских активистов, которые создали партию «Аль-Умма» (нация, объединяющая всех мусульман). По своей направленности эта партия придерживалась идеологии исламских фундаменталистов (салафийуун). В генеральную прокуратуру также поступили дела других активистов, по деятельности которых также было проведено расследование. Их обвиняли в том, что они являются членами партий «Хизб ат-тахрир» и «Хизбалла». Но ни в одном из юридических документов, принятых по этому поводу, прямо не говорилось о том, что партии запрещены и не было каких-либо указаний на проблему легализации партийной деятельности.

В преамбуле проекта закона о партиях, предложенного группой депутатов либеральной направленности, указывалось, что «политические партии несут ответственность за предпринимаемую ими деятельность, они должны придерживаться полностью всех положений предложенного закона, укреплять законодательную базу партийной деятельности путем неуклонного соблюдения духа этого закона. Их программы, способы финансирования, организационная структура должны соответствовать правилам и принципам демократии и прозрачности».

Один из инициаторов этого проекта закона, депутат кувейтского парламента Салех Аль-Мадаа дал интервью саудовской газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», которая издается в Лондоне. Он подчеркнул, что «проект предложенного закона направлен на укрепление законодательных основ политического процесса в Кувейте, на то, чтобы способствовать прогрессивному развитию нашей демократической системы и предоставить возможность политическим объединениям, некоторые из которых уже существуют с 50-х годов прошлого века, действовать в целях обеспечения общих национальных интересов».

Замечание Салеха Аль-Мадаа о существовании в Кувейте политических объединений отражает политическую реальность этой страны, где еще до возникновения парламентской деятельности формировались общественно-политические движения, которые отстаивали свои политические требования. Их деятельность способствовала обретению страной политической независимости в 1961 г.

В кувейтском парламенте, созданном в соответствии с конституцией 1962 г., начиная со времени его первого созыва, действовали фракции депутатов, созданных арабскими националистами, а также представителями общественно-политического движения, разделявшего взгляды «Братьев-мусульман», и другие политические фракции. В парламенте последнего созыва существуют фракции либералов, консерваторов, традиционалистов, а также несколько группировок, представляющих исламистов как суннитского, так и шиитского направления. Поэтому постановка вопроса о легализации партийной деятельности в Кувейте действительно давно назрела.

Салех Аль-Мадаа в своем интервью отметил, что «все политические объединения в Кувейте действуют законно и открыто. Они создаются на национальной основе, не находятся под чьим-либо влиянием и не имеют связей с заграницей. Их цели и источники финансирования – известны, что способствует прозрачности партийной деятельности».

В комментариях, опубликованных в кувейтской прессе по поводу проекта закона о партиях, подчеркивалось, что партии не будут участвовать в формировании правительства, так как это будет прямым нарушением конституции. В соответствии с основным законом государства Кувейт, только эмир имеет право назначать премьер-министра, а также предлагать членов кабинета министров. Эти полномочия эмира носят традиционный характер, и отход от этого принципа будет расценен как противоречащий конституции.

В проекте закона о партиях указывалось на то, что «партии должны уважать исламскую и арабскую идентичность государства как источника легитимации его деятельности, свобод и основных прав, а также международных требований о соблюдении прав человека. Их деятельность должна соответствовать конституции страны, международным договорам, к которым присоединился Кувейт, принципу суверенитета народа, как это зафиксировано в конституции, а также принципам, связанным с гуманитарными требованиями. Их деятельность не должна быть связана с каким-либо насилием, распространением экстремизма, расизма и других форм дискриминации. Она не должна быть направлена на оккупацию какого-либо государства, изменение его строя, нарушение прав и свобод других». Согласно проекту закона, предполагалось запретить создание партий в армейских структурах, в законодательных органах и спецслужбах. Предполагалось, что партии не будут создаваться на основе принадлежности к одному племени или роду. Они не должны пользоваться поддержкой из-за границы. Прямо указывалось на то, что источники финансирования создания партий и их деятельности могут быть только местными. Любые пожертвования должны исходить только от граждан Кувейта.

Депутаты, инициировавшие проект закона о партиях, подчеркивали, что партии должны осуществлять свою деятельность только мирными демократическими средствами. Их программы должны быть направлены на выполнение задач политического, экономического и культурного развития страны. Кроме того, они определяли порядок членства в партии: право на вступление в партию имеет любой дееспособный гражданин Кувейта, достигший 18 лет. Он не должен быть членом некувейтской партии или партийного объединения. Численный состав партии не может быть менее 50 человек.

В проекте закона предлагалось создать специальную комиссию по партийным делам. Она должна давать разрешение на создание партий, контролировать их деятельность и источники финансирования, а также распределять финансовую помощь государства. В эту комиссию должны войти, по мнению разработчиков проекта закона, председатель Высшего юридического совета, министр внутренних дел, министр юстиции, а также четыре судьи или адвоката.

Этот проект закона, по всей вероятности, станет объектом ожесточенных дискуссий среди депутатов, представляющих различные политические направления, а также в самом кувейтском обществе.

42.46MB | MySQL:92 | 1,372sec