Итоги визита турецкой делегации и интересы внешних акторов в Ливии

Министр иностранных дел Наджла аль-Манкуш призвала Турцию сотрудничать в выполнении соглашения о прекращении огня и выводе иностранных сил и наемников в поддержку суверенитета и стабильности Ливии. Позиция аль-Манкуш была озвучена на совместной пресс-конференции с ее турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу в Триполи после их переговоров, которые касались ряда проблем, включая демаркацию морских границ и сотрудничество в области транспорта, авиации и здравоохранения. В свою очередь, Чавушоглу считает, что военная поддержка его страной предыдущего правительства предотвратила гражданскую войну и «остановила войну между ливийскими братьями». Министр иностранных дел Турции объявил о неизменной поддержке Анкарой Президентского совета и Правительства национального единства во всех вопросах и проблемах, с которыми они сталкиваются. Со своей стороны премьер-министр ПНЕ Абдель Хамид Дбейба обсудил с турецкой делегацией, прибывшей в Ливию 3 мая, последние события и ситуацию в Ливии. В турецкую делегацию входили министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, министр национальной обороны Хулуси Акар и глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан. Делегация обсудила с Дбейбой двусторонние отношения, а также ряд вопросов, связанных с присутствием Турции в Ливии в рамках соглашения о совместном сотрудничестве в области военной подготовки и консультаций. С ливийской стороны в переговорах участвовали начальник Генерального штаба Мухаммед аль-Хаддад и министр иностранных дел Наджла аль-Манкуш. Хулуси Акар и начальник Генштаба ВС Турции Яшар Гюлер также прибыли в Триполи в рамках визита. Два турецких высших военачальника провели встречу с Мухаммедом аль-Хаддадом, командующим военным районом Триполи Абдель-Баситом Марваном и командующим западными войсками Усамой аль-Джувейли, а также, по сообщению Министерства национальной обороны Турции, встретились с турецкими военными, дислоцированными в Ливии, в рамках соглашений об обучении, помощи и консультированию местных военных.

Турецкое правительство объявило, что оно продолжит свою работу в области разведки источников углеводородов в Восточном Средиземноморье в соответствии с предыдущим соглашением о морских границах с ливийскими властями, несмотря на позицию Греции, которая отвергают продолжение этой деятельности. Согласно сообщению МНО Турции, сделанному 4 мая, министр Хулуси Акар сказал во время встречи с турецкими военными, находящимися в Ливии, что присутствие Турции в Ливии «важно с точки зрения защиты ее прав в Восточном Средиземноморье». Он заявил: «Мы продолжим наши обязанности в рамках подписанного с Ливией соглашения о демаркации морской границы». Далее Х.Акар добавил: «Все попытки Афин аннулировать соглашение о демаркации границы, заключенное с Ливией, не принесут никаких плодов, и мы подтверждаем нашу поддержку принципа решения проблем на основе международного права и диалога мирным путем.  Мы не пожалеем усилий для восстановления нормальной жизни в Ливии и предоставим ливийцам обучение, советы и помощь».

Развитие ливийско-турецких отношений и то, как это соотносится с российскими интересами в том виде, в котором они представляются из Триполи, на портале New Libya анализирует ливийский политолог Рашид Ханана.

По его мнению, «доказано, что россияне, которые в своих заявлениях ссылались на сотрудничество с Ливией в военной области, будут измерять размер и качество этого сотрудничества размером аналогичных соглашений с Турцией». Он считает, что «геополитическая сцена в Ливии движется к поляризации турецко-российской пары, что объясняет стремление всех в последние дни монополизировать крупные коммерческие сделки в рамках начала операций по восстановлению страны». После важного визита главы ПНЕ А.Х.Дбейбы в Анкару во главе делегации из 14 министров, турки выиграли часть торговых сделок, возможно, самых крупных на сегодняшний день. Вопреки предположениям некоторых, накануне визита ливийской делегации в Анкару не обсуждались соглашения, подписанные президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и главой бывшего Правительства национального согласия Фаизом Сарраджем 27 ноября 2019 года, относительно двух меморандумов о взаимопонимании, касающихся сотрудничества в области безопасности, а также военного сотрудничества и определения областей морской юрисдикции, «с целью защиты прав двух стран, вытекающих из международного права». Действительно, несомненно, что Турция заключит с Ливией больше сделок после этого визита. Эрдоган не упустил возможность, не предупредив тех, кто призывает к пересмотру морского меморандума о взаимопонимании и соглашения о военном сотрудничестве между его страной и Ливией, обвинив сторонников командующего ЛНА Халифы Хафтара, «которые стояли у истоков государственного переворота вместо того, чтобы отстаивать интересы права, справедливости и легитимности, став, в итоге, соучастниками в массовых убийствах, о которых Ливия знала». Он также направил послание Президентскому совету, заявив, что турецкая военная поддержка «предотвратила падение Триполи, предотвратила совершение новых массовых убийств и гарантировала прекращение огня», что является намеком на право Турции на приобретение большей части контрактов по реконструкции. Дбейба не возражал против того, что сказал президент Турции, но подчеркнул, что его страна стремится к «стратегическим отношениям, основанным на общих интересах» партнерами Ливии.

Примечательно, что каждый министр в ливийской делегации встречался в дни визита со своим турецким коллегой, чтобы обсудить реализацию крупных проектов, необходимых ливийцам. После встречи с ливийским министром экономики и торговли Мухаммедом Али аль-Хвейджем и министром планирования Фахером Мифтахом Буфраной, министр торговли Турции Рухсар Пекджан, который ранее посетил Триполи во главе делегации бизнесменов и руководителей турецких компаний, подтвердил, что Анкара готова «взять на себя обязанности, необходимые для восстановления Ливии в различных областях, начиная с инфраструктуры и заканчивая инвестициями в области здравоохранения, энергетики и образования». А после первого заседания Совета стратегического сотрудничества, между двумя странами был подписан ряд двусторонних соглашений, в соответствии с которыми турецкие компании обязались реализовывать крупные проекты, особенно в области энергетики и строительства электростанций, а также восстановления многих районов и объектов инфраструктуры, в том числе, международного аэропорта Триполи, который был закрыт с 2014 года.

Характерно то, что среди подписанных документов есть соглашение о запуске программы обучения ливийских дипломатов, согласно предыдущему меморандуму о взаимопонимании между МИД Ливии, Дипломатической академией МИД Турции и Институтом дипломатических исследований МИД Турции. Но, самое главное, что турецкие военные инструкторы и эксперты будут обучать силы ПНЕ. На практике это указывает на то, что Турция не прислушивается к призывам ООН ко всем иностранным государствам как можно скорее покинуть Ливию. Это также означает продолжающееся присутствие турецких и российских сил по обе стороны дороги, разделяющей город Сирт и авиабазу Эль-Джуфра. Как можно угодить Москве и Анкаре одновременно? Что касается визита А.Х.Дбейбы в Москву, несмотря на то, что Россия сосредоточила внимание на возобновлении оружейных сделок, которые она заключили в эпоху Муаммара Каддафи, можно отметить важность визита, поскольку он оставит свой след в двусторонних отношениях. И казалось, что Дбейба, осознавая масштабы деятельности, которую его правительство будет вести для восстановления страны, намеревается угодить и России, и Турции. Он пообещал Москве вернуться к обсуждению направлений двустороннего сотрудничества «в деталях», как сказал премьер-министр РФ Михаил Мишустин, принимая Дбейбу в Москве. Тем не менее было замечено, что российская сторона не устроила ливийскому гостю прием, подобающий его статусу премьер-министра, поскольку его принял заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов, ключевая фигура, но меньшая, чем сам министр Сергей Лавров в протокольном мире. Что касается президента РФ Владимира Путина, то он ограничился телефонным разговором с Дбейбой, когда тот был в Москве, звонок, который можно было сделать, когда премьер-министр Ливии был у себя дома, в Триполи. Было ясно, что Дбейба не был встречен на том уровне, который Халифа Хафтар получал в прошлом, во время своих визитов в Москву.

Как отмечает Рашид Ханана, в Турции приняли А.Х.Дбейбу на огромной протокольной церемонии в президентском комплексе в Анкаре в присутствии президента Р.Т.Эрдогана и при исполнении двух официальных гимнов, несмотря на то, что ливийский гость не является главой государства. По мнению ливийского политолога, можно предположить, что Россия будет принимать во внимание при военном сотрудничестве с Ливией ее аналогичные отношения с Турцией. Поэтому ни один российский чиновник не упомянул о выводе иностранных войск из Ливии, делая вид, что их не беспокоит просьба ООН и правительства Ливии  по этому вопросу. На этом фоне появились недавние заявления Дбейбы, в которых он утверждал, что его правительство добилось объединения государственных институтов, за исключением военного руководства. Однако, он ничего не сказал о продолжающемся присутствии иностранных войск и наемных вооруженных формирований, не контролируемых государством, на востоке, а также на западе и юге страны, что представляет собой величайшее препятствие для модернизации армии, унаследованной от предыдущего режима, и объединения ее военнослужащих, военной техники и вооружения, или того, что от них осталось. Заседания Совместного военного комитета в формате «5 + 5» и достигнутый в ходе них, важный консенсус вселили в ливийцев большие надежды на то, что объединение армии возможно в контексте прогресса на политическом треке. Как это будет происходить на практике, пока непонятно.

Конкуренция в Ливии не ограничивается только Россией и Турцией, так как европейские страны, особенно Италия и Франция, спешат подписать торговые соглашения, чтобы вернуться в Ливию, хотя они много ссорились друг с другом из-за этого последние десять лет. По словам заместителя министра иностранных дел Италии, Марины Серени, эта срочность, казалось, привела к заключению максимально возможных сделок. Она придала большое значение экономическому процессу и предложила ливийскому правительству совпадение политических и экономических процессов. Итальянцы гордятся тем, что США являются для них ближайшим союзником в ливийском деле, и стремятся укрепить «динамичную историческую дружбу» с Ливией, которую они считают своим «стратегическим партнером». Поскольку Европейский союз пытается «охладить» разногласия между своими членами, которые в основном возникают между французской Total и итальянской ENI, нынешняя гармония остается временной. Возможно, одним из факторов о разнице между французами и итальянцами является обеспокоенность Парижа по поводу последствий потрясений на линии безопасности в Ливии для традиционных областей влияния Франции, в регионе Сахеля и Сахары. В Риме в этой связи, резонно посоветовали вывести французские силы из Мали, Нигера и Чада, потому что военное сражение проиграно, а ситуация там не стабилизируется, кроме как с восстановлением мира в Ливии и центрального государственного контроля Триполи над всеми регионами страны.

Опасения Франции усилились в последние дни после того, как органы безопасности Нигера объявили о ликвидации международной сети по контрабанде оружия из Ливии, которое направлялась в страну а также об изъятии более 80 единиц оружия и конфискации 77 автоматов Калашникова, а также ракет и около 35 тысяч боепрпасов разного калибра. Это была лишь одна из многих групп, которые бродят по пустыне, занимаясь трансграничной контрабандой и торговлей оружием, а также совершают террористические операции против гражданских лиц и военнослужащих в странах Сахеля.

В свете слабой центральной власти наблюдатели выражают опасения по поводу усиления изоляционизма, который раньше превращал крупные ливийские города в автономные государства, подобные Мисурате, Зинтану, Себхе и Бенгази. Среди разделяющих такую точку зрения, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, который сравнил нынешнюю ситуацию в Ливии с ситуацией в Сирии. Французский эксперт Пьер Разо считает, что Париж ищет «сильного человека» в Ливии после того, как этот термин  стал малоприменим к Хафтару, чтобы обеспечить стабильность на южном берегу Средиземного моря, а также на юге Ливии с видом на регион Сахеля, жители которого имеют свое мнение об антиисламистской позиции Хафтара одновременно с сторонниками жесткой линии, верными саудовскому проповеднику Раби аль-Мадхали. Следовательно, включение всех регионов и городов Ливии в проект мирного объединения является наиболее важной целью нынешнего правительства в рамках подготовки к предстоящим политическим выборам. Более того, французские эксперты, в том числе Разо, считают, что Россия и Турция возвращаются к сирийскому сценарию в Ливии, где военная конкуренция сопоставляет политический и дипломатический консенсус. С другой стороны, французы и итальянцы рассматривают турецкую и российскую экспансию в Северной Африке и Восточном Средиземноморье как общую угрозу, но этого совпадения было недостаточно, чтобы окончательно остановить конфликт между Римом и Парижем. Адмирал Паскаль Оссур, директор Средиземноморского фонда стратегических исследований, отмечает, что и Россия, и Турция имеют средства давления друг на друга, а именно стратегические переходы и проливы, в дополнение к членству Турции в НАТО, запасам газа и военному превосходству над другими странами. Однако предположение некоторых западных экспертов о том, что Ливия потеряет свое стратегическое положение в результате влияния этих российско-турецких «клешней», кажется далеким от реальности, поскольку стабильность безопасности и начало восстановления Ливии сделают ее региональной державой, а не заложницей в руках крупных государств.

55.86MB | MySQL:105 | 0,434sec