Обзор ситуации в сфере продовольственной безопасности в Сирии

Новые оценки международных экспертов свидетельствуют о том, что ситуация в сфере продовольственной безопасности в Сирии продолжает ухудшаться, несмотря на стабилизацию на военном фронте. Главными триггерами ситуации, помимо сохранения военно-политической нестабильности и фрагментарности, являются климатические изменения и негативные социально-экономические последствия пандемии.

Согласно выпущенному в мае с.г. совместному докладу Евросоюза и ООН по продовольственной безопасности в мире, Сирия находится в самом сложном положении по доле населения, которое испытывает потребность в продовольственном обеспечении. Всего в мире 155 млн человек находятся в фазе 3 (кризис) и выше по пятибальной международной шкале продовольственной безопасности IPC. Из них 12.4 млн человек в Сирии, что составляет 60% всего сирийского населения, что является рекордным показателем. Это без учета сирийских беженцев в соседних странах – Турции, Ливане, Иордании и Египте. При этом в течение 2020 года Сирия также побила абсолютный рекорд по приросту населения, нуждающего в продовольственной помощи. Из увеличившихся за этот год 20 млн в мире почти треть (более 6 млн) приходится именно на Сирию. Таким образом, прирост числа нуждающихся в продовольствии в этой стране в период пандемии вырос практически на 88%. Это максимальный показатель резкого ухудшения продовольственной ситуации в течение 2020 года, c которым сопоставимы только Нигерия (84%), Cудан (64%) и Демократическая Республика Конго (40%).

Наконец, еще один антирекорд Сирия побила в плане количества внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) на своей территории. Их общее число в Сирии превысило 6 млн человек, что является максимальным показателем. Далее следуют Демократическая Республика Конго (более 5 млн), Йемен (4 млн), Эфиопия (3.2 млн) и Афганистан (2.8 млн). С учетом сохраняющегося противостояния между Дамаском и протурецкими силами в провинции Идлиб, а также фактической автономии курдского анклава, ситуация с внутренне перемещенными лицами пока далека от разрешения. Нужно понимать, что в этой категории населения доля нуждающихся в продовольственном обеспечении на порядок выше, чем в среднем по стране. Более того, в 2020 году их положение под воздействием пандемии еще более ухудшилась, с учетом максимальной зависимости этой категории населения от неформального сектора экономики как источника дохода, а также отсутствия у него доступа к государственным механизмам социальной защиты.

Таким образом, резкое ухудшение продовольственной ситуации в Сирии под воздействием пандемии и сопутствующих факторов ведет к новым рискам политической стабильности в этой стране. Отсутствие доступа к современным технологиям тестирования и вакцинации создает неопределенность и закладывает мину замедленного действия для экономического развития. Но даже в отсутствии тестов тем не менее ясно, что коронавирус прогрессирует: больницы в Дамаске переполнены, а на севере Сирии появились новые случаи заражения среди перемещенных лиц, в частности в лагерях Аль-Холь и Рож. Даже по официальной статистике только за март число зараженных выросло вдвое по сравнению с февралем. С вакцинацией ситуация также прогрессирует весьма медленно – поставки по линии ООН вакцин по программе COVAX позволят охватить только 20% населения. Разумеется, в этих условиях потребности в продовольственном обеспечении среди бедного населения будут только расти.

Наконец, прямое экономическое воздействие на продовольственную ситуацию в стране сегодня колоссальное. Доходы и покупательская способность населения за последний год сильно упали, в том числе и под воздействием девальвации национальной валюты и роста потребительских цен, особенно на хлеб и топливо в марте текущего года.

Наконец, климатические катаклизмы наносят ущерб местному аграрному производству и сирийским фермерам. Первый квартал 2021 года характеризовался резкими природными аномалиями в форме наводнений и сильных ветров, которые нанесли ущерб аграрному хозяйству и привели к росту гуманитарных потребностей среди внутренне переселенных лиц, особенно на севере страны.

В условиях продовольственного кризиса доступность и охват гуманитарного содействия по линии ООН и неправительственных организаций приобретает важнейшее значение. По данным ООН, продовольственную помощь внутри Сирии по всем каналам сегодня получают 7.7 млн человек, что составляет 62% от общего числа нуждающихся. Важнейшую роль в продовольственном обеспечении играет ООН — по линии Всемирной продовольственной программы ежемесячно продовольственные рационы распределяются среди 4.9 млн сирийцев. В том числе 2.4 млн человек в приграничных анклавах провинциях Идлиб и Алеппо напрямую зависят от поставок гуманитарной помощи, причем не только продовольствия, но и медикаментов по каналам трансграничной гуманитарной операции из соседней Турции.

В течение 2021 года ООН планирует нарастить объемы гуманитарного содействия внутри Сирии до 12.3 млн человек, то есть по сути 99% всего нуждающегося населения, однако реальные темпы пока сильно от запланированных целей. Кроме того, не исключено дальнейшее ухудшение продовольственной ситуации и новый прирост голодающих. Также ООН стремится комбинировать прямую продовольственную помощь с более долгосрочными инфраструктурными проектами. В частности, по линии ООН были восстановлены системы ирригации и водоснабжения, что позволило обеспечить широкий доступ к водным ресурсам для 6 тысяч фермерских хозяйств и должно привести к росту производительности аграрного сектора страны в 2021 году. Однако на долгосрочные инфраструктурные проекты донорских инвестиций не достаточно. Западные страны полностью заморозили и поставили под санкции любые инвестиционные инициативы частных компаний либо других государств, помимо гуманитарной помощи в Сирии. Помимо ООН, по двусторонним каналам в Сирию поступает пшеница из России и сырая нефть из Ирана для удовлетворения первоочередных потребностей. Помимо этого, Дамаску обещаны в качестве безвозмездной помощи на 2021-2022 гг. также строительные материалы, медикаменты и машиностроительная продукция иранского производства. Однако пандемия и растущее давление со стороны новой американской администрации Джо Байдена на Иран могут внести коррективы в этих планы, поскольку Тегеран сам находится в сложной экономической ситуации. В свою очередь, Пекин пока только примеряет свои возможности, но не спешит включать Сирию в глобальный инфраструктурный проект «Один пояс – один путь» в силу политической нестабильности и фактической раздробленности Сирии. Думается, не только китайские, но и другие инвесторы осознают хрупкость контролируемой Дамаском экономической системы, зависящей от курдского и протурецкого анклавов с точки зрения устойчивого энергоснабжения, водоснабжения и аграрного производства.  Поэтому даже при условии снятия американских и европейских санкций на инвестиционные и инфраструктурные проекты, текущий расклад сил и сохраняющаяся экономическая раздробленность делают такие инвестиции высоко рискованными. А потому, поставить на устойчивые рельсы продовольственную систему Сирии в нынешних условиях чрезвычайно сложно, и зависимость сирийского населения от внешних гуманитарных поставок будет сохраняться еще длительное время.

55.9MB | MySQL:114 | 0,490sec