Кризис в американо-турецких отношения на фоне внутриполитического скандала с министром внутренних дел Сулейманом Сойлу

Напряженность в отношениях между Турцией и США вновь возросла после того, как администрация Джо Байдена осудила как «антисемитские» комментарии президента Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес Израиля в связи с его кампанией бомбардировок сектора Газа. Госдепартамент США сослался на комментарии, сделанные президентом Турции в телевизионной речи 20 мая, когда операция Израиля в Газе вступила в свою вторую неделю. «Бывший премьер-министр Израиля в прошлом сказал мне, что он получил самое большое удовольствие в своей жизни, убивая палестинцев, когда он был генералом. Он сказал мне это, когда я был в Израиле в качестве премьер-министра. Это часть их натуры, они получают удовлетворение, только высасывая кровь», — сказал Эрдоган. Несмотря на то, что Эрдоган не назвал имени премьер-министра Израиля, он упомянул эту же историю в своей речи в 2018 году, где сказал, что это был Ариэль Шарон. Эрдоган в той же речи обвинил президента США Джо Байдена в том, что он пишет историю «своими кровавыми руками», поддерживая кампанию Израиля в секторе Газа. Хотя Госдепартамент не уточнил, какие именно его комментарии они считают проблематичными, они предостерегли Эрдогана от дальнейшего поощрения беспорядков. Комментарии турецкого президента также прозвучали после того, как администрация Байдена неоднократно блокировала публикацию Советом Безопасности ООН совместного заявления с призывом к немедленному прекращению огня между Израилем и ХАМАСом. Министерство иностранных дел Турции в отдельном заявлении на прошлой неделе призвало Вашингтон снять свое вето на разбирательство в отношении Палестины. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу также присоединится к заседанию Генеральной Ассамблеи ООН по Палестине 20 мая, чтобы обсудить недавнюю напряженность и попросить ГА ООН «принять законные меры против израильской агрессии». Но такая реакция Анкары в принципе была прогнозируема: Р.Т.Эрдоган всегда позиционировал себя как главного представителя  интересов глобального мусульманского населения, и нынешний кризис в Газе естественно пройти мимо него не мог. И в принципе обмен гневными репликами с Вашингтоном по этому вопросу можно было совершенно оправданно отнести к «боям местного значения», в которых стороны просто дежурно отрабатывали свой номер. Но в случае двусторонних американо-турецких отношений  этот эпизод лишь надводная часть айсберга, а сам резкий акцент Анкары во время последнего по времени обмена «любезностями» (США  обозвали Р.Т.Эрдогана  антисемитом, что потом пришлось дезавуировать раввинату Турции. В Турции, возможно, самая большая еврейская община на Ближнем Востоке за пределами Израиля, с населением, как полагают, около 14 000 человек) свидетельствует о том, что эти отношения переживают серьезный кризис.  И еще одним индикатором этого является факт того,  Сулейман Сойлу, министр внутренних дел Турции, постепенно прекратил все практическое сотрудничество между турецкими силами безопасности и правительством США с тех пор, как он вступил в должность в 2016 году.  «Сойлу приостановил совместную подготовку и программы между турецкими и американскими полицейскими силами, отказал США в раннем доступе к разведданным турецкой полиции о подозреваемых и отказался делиться информацией о текущих турецких расследованиях с американскими коллегами. Однако это не полностью препятствовало сотрудничеству с американскими властями, поскольку они смогли получить соответствующую информацию после того, как расследование было завершено и передано в суд», — сообщил на условиях анонимности высокопоставленный турецкий чиновник. Между Сойлу и Вашингтоном существует давняя вражда. В 2018 году при администрации Дональда Трампа Турция временно санкционировала арест и задержание пастора Эндрю Брансона, гражданина США, за что против Сойлу и министра юстиции Абдулхамита Гюля были введены санкции. В следующем году США вновь ввели санкции против Сойлу и других турецких чиновников в связи с наступлением Турции на поддерживаемых США курдов на северо-востоке Сирии. «С момента последней санкции в моей декларации о собственности ничего не изменилось», — пошутил  тогда Сойлу. — У меня нет никакой недвижимости в США». Сразу скажем, что говорить в данном случае о личной инициативе Сойлу наивно, он безусловно исходил из прямых указаний лично турецкого президента.     Обе американские санкции   были кратковременными и позже отменены. Однако они не помешали Сойлу усилить словесные нападки на Вашингтон и дистанцировать свое министерство от администрации нового президента США Джо Байдена. Министр внутренних дел уже давно обвиняет США в причастности к неудавшемуся перевороту 2016 года, и это утверждение Вашингтон решительно отрицает. Близкие к Сойлу люди говорили неоднократно, что у него всегда были подозрения в отношении США, а санкции против него только ускорили его шаги по приостановке сотрудничества с американскими силовиками. «15 июля [попытка государственного переворота] в Турции произошла по приказу их [США]. ОАЭ и США являются виновниками событий 15 июля. ОАЭ — самый важный операционный партнер США», — заявил Сойлу 23 мая в телевизионных комментариях.  Сойлу считает, что США стояли за переворотом, потому что они укрывают Фетхуллаха Гюлена, предполагаемого вдохновителя путча, вместе с его сетью последователей в Вооруженных силах Турции. «США дважды наказывали меня за то, что я просто сказал это», — добавил Сойлу. Министр повторил то же самое обвинение против США ранее  в феврале, что вызвало осуждение и отрицание со стороны Госдепартамента США. Сойлу на прошлой неделе также сообщил, что не согласился на встречу с послом США в Турции Дэвидом Саттерфилдом, хотя посольство настаивало.  «Я не назначу ему никакой встречи. Я сделаю это только в том случае, если они начнут проявлять уважение к этой стране», — сказал он. То есть, это уже заявка не некую самостоятельную роль в политической обойме Турции, что не случайно.  Аналитики в Турции оценивают Сойлу как потенциального преемника президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана из-за его непревзойденной популярности в рядах правящей партии. И собственно эксперты именно с этим моментом связывают последнюю по времени  информационную атаку турецкой оппозиции на него  из-за обвинений в бесхозяйственности и коррупции, выдвинутых Седатом Пекером, осужденным в ОАЭ лидером организованной преступности, находящимся в Дубае. Пекер в серии видеороликов, размещенных на YouTube, утверждал, что Сойлу был вовлечен в криминал, в том числе и в торговлю наркотиками. Сойлу решительно отверг эти обвинения, заявив, что Пекер скрывается от закона, а также занимается незаконным оборотом наркотиков и вымогательством. Под кураторством Сойлу турецкое правительство провело ряд операций, направленных против поставок наркотиков внутри Турции и в международных водах, изъяв тонны кокаина и гашиша. При этом Пекер обвинил министра в том, что тот закрывает глаза на незаконный оборот наркотиков, и утверждал, что Сойлу помог снять обвинения с нескольких человек, связанных с движением Гюлена, которое обвиняется в причастности к попытке государственного переворота в 2016 году. Как полагают некоторые эксперты, атака на Сойлу таким образом стала серьезной «активкой» ОАЭ (без их ведома доступа к интернету в Дубае Пекер просто бы не получил), которая была синхронизирована с активностью турецкой оппозиции. В этой связи опять же возьмем на себя смелость выдвинуть версию о том, что очень возможно, что первоначально ОАЭ и приложили руку к этим откровениям, но затем она явно перешла в русло внутритурецкой политической борьбы в самой ПСР. И это логично: Эрдоган всегда маргинизировал  наиболее ярких  представителей своей партии, которые в перспективе могли составить ему конкуренцию. С Сойлу видимо дело обстоит именно таким образом.   Если последнее по времени интервью Сойлу было попыткой успокоить общественность и противостоять призывам оппозиции к его отставке, то его выступления на национальном телевидении с прошлой недели в ответ на обвинения только усилили интерес к информации  Пекера. Последнее видео Пекера, выпущенное в это воскресенье, посмотрело ошеломляющие 12 млн человек.  Мемы, показывающие Пекера в качестве ведущего шоу Netflix, были распространены в WhatsApp. Рискнем предположить, что две эти компании вряд ли будут давать трибуну мафиози без молчаливого согласия на это серьезных людей в американской администрации.   Но снова повторим: роль ОАЭ и США в данном случае носит вторичный характер; на первом месте здесь многоходовка самого Эрдогана.  Интерес публики к тому, что говорит Пекер, проистекает из его связей. Несмотря на то, что он был арестован в начале 2000-х годов за то, что был лидером организованной преступности, позже он стал очень знаменитым из-за связей с звездами шоу бизнеса, политиками и журналистами. Интерес ко всему этому усиливают огромные митинги, организованные  Пекером в поддержку правящей Партии справедливости и развития (ПСР), в которых принимали участие тысячи его сторонников. На них он угрожал предполагаемым врагам Эрдогана, включая ученых, которые ходатайствовали перед правительством о прекращении проведения военной операции против РПК в городских районах. Пекера даже сфотографировали с Эрдоганом на свадьбе несколько лет назад. До сих пор он проявляет величайшее уважение к президенту, исключая его из своих обвинений и обвиняя только других.  Видео Пекера также привлекло большое внимание, потому что его рассказы о коррупции, торговле наркотиками и вымогательстве в высших кругах страны знакомы многим турецким гражданам, пережившим 1990-е годы, когда подобные скандалы были на первых полосах новостей. Сегодня Пекер рисует крайне удручающую картину.   Он утверждает, что бывший министр внутренних дел Мехмет Агар руководил наркотрафиком и вымогательством с использованием государственных учреждений (и с молчаливого благословения Сойлу). Он также утверждал, что экс-министр сыграл определенную роль в убийстве журналистов Кутлу Адали и Угура Мумчу в 1990-е годы. Далее Пекер говорит, что яхту стоимостью в миллионы долларов, принадлежащую азербайджанцу-бизнесмену, заключенному в тюрьму за предполагаемые связи с движением Гюлена, разрешили передать в собственность самому Агару. Пекер обвиняет Сойлу в том, что он закрывает глаза на этот преступный мир из-за его прошлых политических связей с Агаром.  Большинство гневных обвинений Пекер делает, ссылаясь на собственный опыт. Он признался, что работал на Агара в качестве наемника, чтобы «служить турецкому государству» еще в 1990-х годах, сокрушаясь, что тогда он обнаружил, что «Агар работал для своей собственной выгоды, а не для государства». Пекер обвинил сына Агара, Толгу, нынешнего депутата ПСР, в сокрытии дела об изнасиловании и убийстве в 2019 году. Он также обвинил сына бывшего премьер-министра ПСР Бинали Йылдырыма в организации контрабандного маршрута из Латинской Америки в Турцию с использованием частных яхт. И Агар, и Йылдырым категорически отрицали эти обвинения и заявили, что подадут на Пекера в суд. Пекер говорит, что решил выпустить видео не потому, что был вынужден покинуть страну в конце 2019 года, а чтобы показать своим двум дочерям, что он «не грязный монстр, а честный человек, который пытался служить государству».  Кроме того, у него, похоже, есть личная неприязнь к Сойлу. Пекер продолжает называть Сойлу своим «обратным билетом», говоря, что министр обещал через посредников обеспечить его возвращение в Турцию, но не выполнил свое обещание снять обвинения. Таким образом, речь идет об обманутом своими кураторами по ПСР фактически агенте в криминальной среде Турции, который выполнял их деликатные поручения. И этой ситуацией сейчас пользуется Эрдоган. Вся эта ситуация выявила трещины и борьбу за власть внутри правительства. Высокопоставленные чиновники ПСР необычно хранили молчание в период  этого кризиса, не делали значимых заявлений и не проводили кампанию в социальных сетях в защиту министра внутренних дел, который, как многие предсказывали, в конечном итоге может заменить Эрдогана. «Кажется, что Эрдоган и Албайрак избавлены от худшего из этого, и с Эрдоганом, казалось бы, позволяя этому течь, похоже, Эрдоган и Албайрак видят в этом возможность сократить влияние Сойлу до минимума», — сказал Тим Эш,  аналитик по Турции. Без сомнения, многие из его соперников в ПСР с удовольствием наблюдают за всем этим, потому что это может привести к падению Сойлу. Тем временем многие в Турции недовольны МВД, которое обвиняют в избирательных мерах по борьбе с пандемией коронавируса, что нанесло ущерб по некоторым общинам и предприятиям. Полиция, которая находится под командованием Сойлу, также подверглась критике за то, что они не соблюдают режим изоляции. Сойлу также создал дополнительные внутренние трения, обвинив Министерство юстиции в невыполнении своей работы, призвал разведку наложить запрет на чиновников, критикующих его и Агара, и даже обвинил своего собственного заместителя начальника полиции, считающегося близким к зятю президента Берату Албайраку, в том, что он допустил коррупцию внутри полиции.  После выхода в эфир программы 21 мая оппозиция напала на Сойлу за то, что он не ответил должным образом на вопросы, заявив, что он пытается отвлечь зрителей от реальной истории. Тем не менее, когда министр  вечером покинул здание телеканала Haberturk TV в Стамбуле, там была небольшая группа сторонников, держащих турецкие флаги и скандирующих его имя как защитника страны от криминальных авторитетов.

55.89MB | MySQL:105 | 0,431sec