О противостоянии во время очередного обострения палестино-израильского конфликта в социальных сетях и информационном пространстве

Во время недавнего очередного обострения палестино-израильского конфликта в Израиле и на палестинских территориях социальные сети оказались обоюдоострым мечом, и если угодно, «вторым фронтом» противостояния. Возможно, что и более важным, чем простые и «умные» боеприпасы, которые использовались сторонами в боевых действиях. На примере этого конфликта можно сделать некоторые выводы о тактике сторон по использованию соцсетей в своих целях. За последние две недели информационная сфера заняла центральное место в конфликте. Она предоставила пространство для прямого, нефильтрованного документирования реалий на местах, средства для распространения информации во многих различных формах и форматах и платформу для усиления посланий и жестов солидарности. Технологические гиганты оказались под пристальным вниманием, их обвинили в цензуре палестинского контента, неспособности бороться с дезинформацией и допущении подстрекательства к насилию. Платформы также манипулировались и использовались в качестве средств государственной пропаганды. Эксперты выделяют пять способов неправильного использования и неправильного обращения с цифровыми коммуникационными платформами по мере эскалации протестов и насилия в Израиле, секторе Газа, на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме.

  1. Ограничение и удаление контента в социальных сетях. Это было особенно очевидно на примере кампании по противодействию неизбежному выселению шести семей в Восточном Иерусалиме в районе Шейх–Джеррах, которая оказалась в центре обвинений в цензуре. В частности, имеются в виду случаи  удаления контента в социальных сетях и приостановки учетных записей.   Жители Шейх-Джерраха жаловались на то, что их истории в Инстаграме получают меньше вовлеченности и меньше просмотров по необъяснимым причинам. Между тем, в материнской компании Instagram Facebook более 130 000 членов группы “Save Sheikh Jarrah” были временно отключены за «нарушение стандартов сообщества». Вопросы были также подняты в Twitter, когда аккаунт палестинской журналистки Мариам Баргути был заблокирован во время репортажа с демонстрации солидарности с Шейха-Джеррахм на Западном берегу. Позже Twitter сообщил, что это решение было принято случайно — хотя и не уточнил, какую именно часть своих условий предоставления услуг он изначально считал нарушенной Баргути. «Ограничения и цензура оказывают далеко идущее влияние на способность людей общаться, организовывать и обмениваться информацией», — сказала Марва Фатафта, менеджер по политике на Ближнем Востоке и в Северной Африке организации Access Now. Эти ограничения выходили за рамки активности темы Шейх-Джерраха. Когда израильская полиция вошла в мечеть Аль-Акса, также последовали обвинения в цензуре. В Instagram хэштег «Аль-Акса» был временно скрыт, потому что появились сообщения о «некотором содержании, которое может не соответствовать рекомендациям сообщества Instagram», согласно полученным пользователям уведомлениям. Facebook, владеющая Instagram, объяснила демонтаж контента «широко распространенной глобальной технической проблемой, не связанной с какой-либо конкретной темой». Однако, судя по внутренним сообщениям сотрудников Buzzfeed, хэштеги были заблокированы из-за того, что система модерации контента платформы ошибочно связала «Аль — Аксу — третий по значимости сайт в исламе — с террористической организацией. Многие правозащитные группы отмечают, что любая цензура со стороны гигантов социальных сетей может привести к уничтожению доказательств в документах о военных преступлениях, которые Международный уголовный суд в настоящее время отслеживает в связи с недавним насилием. Помимо сбоя, еще одной возможной причиной для некоторого удаления контента может быть использование слова «сионист». Отчет The Intercept показал, что политика Facebook по удалению контента, в котором слово «сионист» используется как синоним слова «еврей» или «иудаизм», оказалась трудной для реализации. Руководящие принципы оставляли «очень мало места для критики сионизма», по словам одного из собственных модераторов платформы. Несмотря на все опасения палестинских активистов, именно представители израильского правительства встретилось на прошлой неделе с высокопоставленными руководителями TikTok и Facebook. Министр обороны Бени Ганц призвал корпорации социальных сетей удалить «насильственный контент» и быстро реагировать на призывы израильского кибербюро. Израильское кибер-подразделение, которое работает в Министерстве юстиции, систематически отслеживает палестинский контент и поддерживает связь с технологическими гигантами. Согласно отчету, опубликованному палестинской организацией по цифровым правам 7amleh, Facebook принял 81% запросов, сделанных кибер-подразделением, чтобы удалить контент. «Это свидетельство того, что цифровая дискриминация, которой мы, палестинцы, подвергаемся в цифровом пространстве, не является техническим сбоем. Но скорее это результат систематических усилий израильских властей заставить замолчать голоса правозащитников и повлиять на политику технологических компаний, связанную с модерированием контента», — сказала Мона Штая из 7amleh.

Коалиция организаций по защите цифровых прав призвала Twitter и Facebook предоставить подробные данные о запросах, поданных кибер-подразделением, и быть прозрачными в процессе принятия решений об удалении контента. Кроме того, палестинская группа по защите данных, два информационных агентства и переводчик подали судебную жалобу в Facebook, обвинив его в цензуре своих постов и, в некоторых случаях, закрытии своих аккаунтов в нарушение собственной политики компании. 14-страничная жалоба, направленная Специальному докладчику ООН по вопросам свободы мнений и их выражения  дает компании 21 день на то, чтобы объяснить, почему были закрыты посты и счета, пока не будут приняты дальнейшие меры, включая потенциальный судебный процесс. Таким образом, миллионы людей во всем мире полагались на социальные сети, чтобы получить информацию о событиях в Израиле и Палестине, однако не все материалы, в том числе и от официальных лиц, были точными.

  1. Активное использование соцсетей для дезинформации. Возможно, в самом громком деле о распространении дезинформации относительно событий в Газе является пример, когда  официальный  представитель израильского премьер-министра Офир Гендельман поделился видеозаписью, на которой, как он утверждал, ХАМАС запускает ракеты по Израилю. На самом деле клип был снят в 2018 году и показывал ракеты, выпущенные в сирийской провинции Дераа. Первоначально твит был помечен Twitter как «манипулируемые СМИ», а затем Гендельман удалил его. Официальный твиттер-аккаунт израильских военных также распространил дезинформацию. Аккаунт ЦАХАЛа (@IDF) поделился клипом, в котором якобы было показано, как ХАМАС устанавливает ракетные пусковые установки в гражданских кварталах. Однако на кадрах действительно было видно оружие-приманку, использованное Израилем во время учений на северо-западе страны. Видео было распространено верифицированным твиттер-аккаунтом «Стоп антисемиты», который позже извинился за дезинформацию. В своем извинении он провокационно настаивал на том, чтобы маркировать фактические кадры как происходящие из «района мусульманского большинства», что, по-видимому, было явной попыткой связать израильское оружие с палестинцами. «Израильские власти обычно используют дезинформацию и фальшивые новости как неотъемлемую часть своей пропаганды. Такого рода информация очень сильно влияет на сознание людей и на палестинские политические движения», — сказала Штайя.  По данным 7amleh,  в своем докладе «Фальшивые новости в Палестине» 54% участников опроса назвали израильские власти главным источником фальшивых новостей. Исследование также показало, что количество фальшивых новостей во время израильских нападений на палестинцев выросло на 58%. Другие случаи распространения дезинформации в интернете включали ложные сообщения о том, что палестинцы инсценировали похоронную церемонию в Газе в попытке привлечь всеобщее сочувствие. На поддельном видео, которым поделился советник МИД Израиля Дан Пораз, была изображена группа подростков, предположительно несущих «тело». Когда вдруг раздаются громкие сирены, подростки — в том числе и «тело» — все разбегаются. На самом деле кадры были сняты в прошлом году в Иордании группой молодых людей, которые пытались избежать ограничений из-за коронавируса, притворяясь, что проводят похороны. Пораз поделился видео с хэштегом «Палливуд» —  известным инструментом дезинформации, которую правые произраильские защитники придумали в  попытке обвинить палестинцев в драматизации своих страданий, чтобы заслужить сочувствие международного сообщества. Другой пример пользователей социальных сетей, распространяющих фальшивые новости, чтобы ассоциировать людей в Газе с «Палливудом», включал обмен видео, в котором якобы было показано, как палестинцы наносят макияж на фальшивые травмы, вызванные израильскими атаками. Клип, опубликованный на прошлой неделе, на самом деле можно было проследить до 2018 года, и он  был частью новостного репортажа о палестинских визажистах.

В последние недели появилась и пропалестинская дезинформация. Газета «Нью-Йорк таймс» сообщила, что арабские СМИ ложно связали клип, на котором евреи рвут на себе одежду в знак преданности, с утверждениями о том, что они симулируют ранения в Иерусалиме. Газета обнаружила, что видео, о котором идет речь, было распространено несколько раз в начале этого года. Между тем, широко распространенный пост в Facebook, предполагающий, что журналист плачет во время съемки сцен за пределами Аль-Аксы, на самом деле был иракским фотографом во время футбольного матча в 2019 году. Израильские официальные аккаунты в социальных сетях, в частности связанные с военными, использовались в течение последних двух недель для обмена крайне провокационными, часто подстрекательскими пропагандистскими сообщениями. В прошлую среду еврейский инстаграм-аккаунт военных использовал формат мемов «до» и «после», чтобы похвастаться тем, как он разрушил жилой дом в Газе. Twitter-аккаунт @IDF также неоднократно делился изображениями зданий, которые бомбила израильская авиация в Газе, включая здание, в котором размещались журналисты Al Jazeera, Associated Press и Middle East Eye. Изображения почти всегда сопровождаются утверждениями о том, что в зданиях скрывались военные разведывательные средства ХАМАСа, но никаких доказательств в подтверждение этих утверждений нет. На прошлой неделе израильские военные объявили в Твиттере, что сухопутные войска начали «наступление в секторе Газа» в рамках более широкой кампании, в ходе которой они информировали международные СМИ о готовящемся наземном вторжении. Однако позже израильские СМИ сообщили, что твит и брифинги были частью преднамеренной попытки обмануть боевиков ХАМАСа, заставив их думать, что вторжение продолжается, и разоблачить их в большем количестве. ЦАХАЛ также обвинил ХАМАС в отключении электричества, которое в течение многих лет было проблемой в Газе из-за блокады, а его фарси-аккаунт подделал фотографию оборонной системы «Железный купол»», чтобы сделать ее похожей на Звезду Давида. Использование социальных сетей таким недостоверным образом привело многих к обвинению израильских военных в злоупотреблении своими официальными платформами и в «прямом твиттере военных преступлений».

3.Официальные израильские аккаунты более активно обрабатывались компаниями социальных сетей по сравнению с палестинскими. Это говорит о дискриминационном применении условий предоставления услуг платформы к своим пользователям, когда они подвергают цензуре палестинских  активистов, но позволяют израильским государственным страницам использовать и злоупотреблять платформой в своих собственных политических и военных целях. Многие наблюдатели также обратили внимание на различия в социальных аккаунтах израильских военных на иврите и английском языках. В  Инстаграме ЦАХАЛа на иврите истории, как правило, носят агрессивный и милитаристский характер, часто включая кадры бомбардировок зданий в Газе с отметками времени и местоположения. Между тем на английском языке контент часто является более оборонительным, представляя Израиль как жертву недавнего насилия, используя инфографику и красочное форматирование.  Тем временем на китайском TikTok израильские военные офицеры использовали приложение для обмена видео, чтобы узнать о вирусных танцевальных тенденциях и привлечь более молодую аудиторию. Участие ЦАХАЛа в этом вызове почти всегда заканчивается выбором израильского флага над палестинским.  Помимо военных, пропагандистские посты также широко освещались на других официальных израильских ресурсах. В сильно критикуемом посте официальный арабский аккаунт Израиля в социальных сетях  процитировал аяты из Корана вместе с изображением Газы, подвергающейся бомбардировке. Теперь уже удаленный пост был описан критиками как «садистский и мерзкий». Между тем, английская версия отчета ложно обвинила палестинскую модель  Беллу Хадид в пропаганде  призывов «сбросить  евреев в море», после того как она присоединилась к популярному пропалестинскому скандированию «От реки до моря Палестина будет свободной». «Правительства, пытающиеся очернить отдельных лиц, которые выступают или обвиняют их в прославлении терроризма или, в данном случае, антисемитизма, не являются чем-то новым. Это предшествует эпохе социальных сетей», — отметила Фатафта.

  1. В дополнение к приложениям для обмена контентом, платформы обмена мгновенными сообщениями подверглись критике за их роль в якобы помощи в организации израильского гражданского насилия. Сообщения в чате Signal и Whatsapр указывали на то, что крайне правые израильские группы подробно обсуждали, как они будут нападать на арабских граждан Израиля. Менталитет толпы усугублялся распространением ложной информации: в отчете «Нью-Йорк таймс» говорилось, что сообщения в Telegram и WhatsApp предупреждают о том, что палестинцы готовятся напасть на израильских граждан. Сообщений о насилии в районах, упомянутых в сообщениях, не поступало. Один журналист сравнил это развитие событий с Индией в 2018 году, когда произошла волна самосуда толпы после того, как ложные слухи о похищениях детей и извлечении органов привели к нападению и убийству незнакомцев. По состоянию на прошлое воскресенье 116 подозреваемым были предъявлены обвинения в связи со сценами насилия на прошлой неделе. Все они арабы. Fake Reporter, израильский инструмент по борьбе с дезинформацией, заявил на прошлой неделе, что передал израильской полиции и СМИ подробное досье информации о крайне правых группах, использующих WhatsApp и Telegram для планирования нападений на арабские  предприятия и гражданских лиц. В результате никаких действий предпринято не было, а некоторые СМИ даже ответили, что не стоит сообщать об этом, пока преступления не совершены. «Подстрекательство против арабов и палестинцев в социальных сетях резко возросло», — сказала Мона Штайя. «В 2020 году мы увидели увеличение насильственного дискурса в отношении арабов на 16% по сравнению с предыдущим годом (2019), и один из каждых 10 сообщений о палестинцах и арабах, содержащих насильственные речи», — добавила она, ссылаясь на ежегодный индекс расизма и подстрекательства 7amleh.

5.Социальные сети часто используются в качестве индикатора общественного мнения по глобальным вопросам, а трендовые хэштеги и уровень вовлеченности служат неофициальным индикатором настроений населения. Однако платформы часто используются более цинично и систематически для манипулирования онлайн-общением пользователей. Закон об израильской онлайн-платформе IL был разработан в июне 2017 года для вербовки и организации армии троллей из тысяч людей, чтобы вставить их в онлайн-разговоры об Израиле-Палестине, и в частности о движении BDS (бойкот, изъятие и санкции). Троллям платформа дает инструкции по произраильскому и антипалестинскому контенту ретвитить и лайкать, а петиции подписывать. Они также получают шаблоны комментариев, которые им рекомендуется копировать и вставлять в соответствующие обсуждения.  IL было запущено в партнерстве с Министерством стратегических дел, министр которого назвал его «железным куполом истины». Платформа получила как финансирование, так и руководство от израильского государства. Приложение было описано как «астротурфинг»: организованная и обманчивая государственная деятельность по связям с общественностью, которая ложно создает впечатление спонтанной массовой кампании. Одна из основных целей — дистанцировать действия своих пользователей от израильского государства или лоббистских групп и сделать произраильскую активность в социальных сетях спонтанной и органичной. Министерство стратегических дел проводит политику работы с подставными организациями, «чтобы скрыть роль израильского государства», и что можно с уверенностью предположить, что правительство играет «большую роль в постоянном финансировании и операциях приложения, чем это рекламируется общественности». «Во время последнего кризиса  приложение организовало информационную атаку в Твиттере под хэштегами «Право на самооборону» и «Израиль под огнем». IL также использовала свой канал в Telegram в течение последних двух недель, чтобы рассылать своим пользователям «миссии» по распространению антипалестинской риторики. Во время подавления протестов  верующих в Аль-Аксе в начале этого месяца  IL  призвала пользователей комментировать новости от Reuters, AFP и The Washington Examiner, возлагая вину на палестинские группы. Несмотря на скоординированные попытки сорвать онлайн-обсуждения, канадский эксперт Буккерт скептически относится к последствиям последних по времени действий армии троллей. «Конечно, они могут помочь спамить страницы социальных сетей с помощью тезисов хасбары [израильской публичной дипломатии] и широко распространять дезинформацию. Однако мне кажется, что многие люди больше не верят в эти старые аргументы», — сказал он. «Люди не так терпимы к тому, что обычно сводится к обвинению жертвы». — добавил Буккерт

52.53MB | MySQL:104 | 0,328sec