Большая стратегия Турции. Часть 23

Продолжаем разбирать книгу главного мозгового центра Турции – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции под заголовком «Большая стратегия Турции».

Перед собой мы видим попытку осмысления новой роли Турции, предпринятую главным мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), на фоне того, как это новое, укрепившееся положение Турции стало все более отчетливо проявляться, как минимум, в регионе нахождения страны.

Главный вопрос, который занимает Турцию: каким образом страна может воспользоваться теми тектоническими сдвигами, которые сейчас наблюдаются в мире, чтобы укрепить свой статус региональной державы и даже сделать себе «апгрейд» до статуса державы глобальной?

Предыдущая, 22-я часть публикации доступна по ссылке на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=77553.

Напомним, что мы остановились на завершающей, четвертой главе книги, которая озаглавлена как «Турецкая внешняя политика и стратегия в сфере безопасности». И, в частности, на так называемом «первом стратегическом поясе» страны, который составляет национальное измерение турецкой внешней политики и политики в сфере национальной безопасности.

Подчеркнем принципиально важную вещь: национальный пояс Турции уязвим. Он не только продолжает оставаться уязвимым по своим традиционным направлениям (допустим, экономика и террористическая деятельность Рабочей Партии Курдистана). Появляются новые источники уязвимости.

Основной угрозой для нынешней турецкой власти, в наши дни, является дискредитация действующей власти с перспективой утраты своего рейтинга, необходимого для победы на выборах и формирования однопартийного правительства, к ближайшим президентским и парламентским выборам 2023 года.

Некоторое время назад могло показаться, что подобного рода угрозы миновали с тех пор, как в Турции прошли массовые зачистки секты Фетхуллаха Гюлена. Все же, они носили достаточно массовый характер и были весьма и весьма жесткими, направленными на то, чтобы полностью зачистить государственный аппарат от сторонников Гюлена. Равно как и на то, чтобы «пустить с молотка» весь частный бизнес, принадлежащий сторонникам секты. Повторимся, искоренение шло ударными темпами, которому способствовало и то, что в стране, впервые в её истории, был введен режим чрезвычайного положения на всей ее территории (а не только в отдельных провинциях, как было в прошлом – И.С.).

Однако, как показывает практика, угроза репутации действующей власти может, территориально, исходить не только изнутри страны, но и извне. Социальные сети, в этом смысле, представляют уникальную возможность для создания и распространения контента.

Мафиози Седат Пекер, который демонстративно выкладывает на стол творение Марио Пьюзо «Крестный отец» в своих роликах, вот уже несколько недель сотрясает турецкое информационное пространство своими роликами, живописующими связи турецкого руководства с преступным миром страны. Это — намного хуже, чем выступление любого журналиста или просто оппозиционера, даже если бы они были в состоянии приводить те тезисы и обоснования (не говорим факты, имея в виду презумпцию невиновности – И.С.), которые приводятся Седатом Пекером.

Речь не только о тех преступных схемах, которые описывает турецкий мафиози. Речь о том, что даже само выступление лидера мафии о турецком руководстве марает «не очерствевшее душой» турецкое общество, которое к этому не привыкло и не готово психологически.

Это – совсем не одно и то же, что слушать очередное разоблачение турецкого оппозиционного журналиста или депутата от оппозиционной партии. Это совсем не то, что – проводим некоторые параллели – ролики Навального про российских власть предержащих и олигархов, как к ним не относись. Это преступный мир Турции громко заявляет о своей совместной деятельности с турецким руководством. Более того, говорит о многолетнем сотрудничестве с турецким руководством и это – не журналистское расследование. Это – выглядит буквально как речь от первого лица.

Повторимся, такого ещё не было и это — тяжелая травма для турецкого руководства. Не было ещё такого, чтобы турецкий бандит, выражаясь языком преступного мира унижал бы и оскорблял бы турецких руководителей. Не будем приводить цитаты Седата Пекера, которые изрядно сдобрены руганью и унизительными репликами его в адрес турецкого руководства.

В мире, где более всего ценят силу, это – недопустимо и этот флер «Робин Гуда» турецкому руководству следует немедленно развенчивать и задерживать Седата Пекера немедленно.

Однако, это мало реализуемо с территории ОАЭ. И, вряд ли, глядя на пример Беларуси, Седат Пекер сядет на самолет, пролетающий над воздушным пространством Турции, чтобы попасть в руки турецкому руководству. К слову сказать, которое умеет «доставать» нужных себе людей и за границей, но только не в случае ОАЭ.

Продолжаем цитирование статьи в издании Al Monitor, с оценками происходящего вокруг разоблачений Седата Пекера. Подчеркнем, мы сейчас наблюдаем, буквально, кошмарный сон турецкого руководства, которому, лучше всего, сразу блокировать Youtube в стране, не дожидаясь того, как спикер в своих роликах доберется непосредственно до президента Р.Т. Эрдогана.

Цитируем:

«Заявления Пекера идут на фоне растущих обвинений в коррупции в рядах ПСР и, вероятно, будут эхом далеко за пределами Турции, поскольку они связаны с заявлениями о международной торговле наркотиками, отмывании денег и неясных деловых связях.

Если это правда, картина, которую рисует Пекер, выходит за рамки коррупции в том виде, в каком мы ее знаем, и, возможно, может быть описана как криминализация государственного аппарата. Его утверждения предполагают, что организованные преступные группы использовались в борьбе за власть в правительстве, а также для распространения политической пропаганды, ведения подпольной экономики, манипулирования СМИ и запугивания оппозиции и гражданского общества».

На самом деле, на протяжении целого ряда лет турецкое руководство позиционировало себя как «бессребреников», которых, допустим, не способны запугать американские санкции и аресты недвижимости в США в рамках санкций. К турецкому руководству не прилипали обвинения в роскоши, допустим, когда речь шла о президентской резиденции «Aksaray» в Анкаре. Этого было явно мало для того, чтобы поколебать «власти от народа», управляющей Турцией.

Своими роликами Седат Пекер покусился на порядок вещей в стране, на тот самый «национальный пояс» безопасности, о котором говорят авторы издания «Большая стратегия Турции».

Вот, что об этом пишет издание Al-Monitor.

«Какими бы ни были детали конфликта, из-за которых Пекер заговорил, в основе дела лежат два фундаментальных фактора.

Первый — экономический и связан с контролем над теневой экономикой страны, которая, как говорят, значительно расширилась за последние годы. Рост незаконных доходов связан не только с подпольными секторами, такими как проституция, незаконный оборот наркотиков и контрабанда топлива, но и с торговлей влиянием, включая взяточничество на государственных тендерах и откаты, выплачиваемые иностранными компаниями, стремящимися вести бизнес в Турции.

Новое пополнение потока незаконных денег появилось после попытки государственного переворота 2016 года. Анкара обвинила в путче проповедника из США Фетхуллаха Гюлена и назвала его обширную сеть последователей террористической организацией, известной под аббревиатурой FETO. В рамках репрессий, компании, принадлежащие гюленистам, были захвачены, а затем проданы, в основном друзьям из ПСР (правящей Партии справедливости и развития – И.С.). Как позже выяснилось, многие бизнесмены, обвиняемые в связях гюленистов, давали крупные взятки, чтобы избежать расследования или суда на том, что стало известно как «рынок FETO»

Согласно источникам в полиции, цитируемым новостным сайтом T24, незаконные деньги только в Стамбуле составили около 10 миллиардов долларов в 2020 году по сравнению с менее чем 3 миллиардами долларов в 2015 году».

Можно отметить и то, о чем в этой связи писали и другие издания: речь шла о том, что «лес рубят – щепки летят». То есть, «под раздачу» попадали не только физические лица, которых угораздило открыть счет и получить кредит в «неправильном банке», или же те, кто отучился в «неправильном образовательном учреждении» или же получал стипендии от НКО Ф.Гюлена. «Под раздачу» попадали и юридические лица, которые в дальнейшем «шли с молотка».

Впрочем, заметим одну подробность, которую, все же, стоит иметь в виду, рассматривая материал, подобный обнародованному со стороны Al Monitor. Допустим, издание Т24, про которое пишется – это издание прозападное и именно в западном направлении простираются его корни. Это не говорит ни в пользу справедливости, ни в пользу несправедливости опубликованных заявлений. Это – лишь к вопросу о том, «кому выгодно?», чтобы турецкая власть, какой бы она не была бы, зашаталась бы.

Цитируем Al-Monitor далее.

«Вторая причина — политическая. После перехода Турции к системе исполнительного президентства (то есть, к системе президентской республики; переход увенчался президентскими и парламентскими выборами 2018 года – И.С.) в 2018 году полномочия правительства выросли за счет подотчетности и прозрачности, поскольку оно усилило контроль над судебной системой и средствами массовой информации, а парламент утратил свои надзорные функции.

В памятном ответе на вопросы оппозиции о государственных расходах в ноябре Эрдоган резко сказал, что у него «больше нет времени давать отчеты о таких вещах». Это чувство безнаказанности часто проявляется и в нижних рядах ПСР и ее сторонников. По мнению критиков, правительство скрывает бесчисленные неправомерные действия и коррупцию, которые вряд ли могут быть обнаружены, пока оно остается у власти.

Таким образом, утверждается, что цепляние за власть стало вопросом жизни и смерти для ПСР. После своих разногласий с гюленистами Эрдоган присоединился к крайне правой Партии националистического движения, которая, в свою очередь, придала смелости преступным группировкам с националистическими взглядами, таким как Пекер».

Не можем не согласиться с тезисом о том, что уход действующего руководства и приход ко власти оппозиции не может не сопровождаться расследованиями деятельности этого самого руководства.

О том, что даже президент / ранее премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган может попасть под суд, в связи со своей деятельностью на посту мэра Стамбула, можно было слышать все последние два десятка лет со стороны турецкой оппозиции. Однако, нахождение во власти, как утверждает издание, прибавило «эпизодов», которые могут стать предметом расследования, в случае если оппозиция придет к власти в Турции.

Цитируем далее:

«Существует прямая связь между скандалами и националистическим, ориентированным на безопасность нарративом, который Анкара приняла после неудачного переворота, представляя своих сторонников патриотами, а всех своих противников — врагами. В атмосфере, созданной этим нарративом, люди, считающие себя верными защитниками государства и очерняющие оппозицию, могут легко подняться по служебной лестнице, независимо от своих профессиональных достоинств или моральной целостности».

На самом деле, это – очень важный вопрос, который оказался затронут автором публикации. Речь идет о кадровой политике и о кадрах, которые, как известно, решают все.

Так вот, в последние годы, стало заметно, что чуть ли не одним из главных критериев для нынешнего турецкого руководства при продвижении по службе является личная лояльность, а не, допустим, квалификация и деловые качества.

В результате, уже сейчас можно говорить о том, что начинает всерьез страдать качество принимаемых управленческих решений.

Особенно остро это, допустим ощущается в плане экономической политики страны. Достаточно вспомнить про те же бесконечные к настоящему времени назначения – переназначения главы Центрального банка Турции. Результатом стало не только падение курса турецкой лиры, но и снижение привлекательности Турции в глазах международных инвесторов и экономических партнёров.

Однако, приведенное выше выходит за рамки даже профессионализма. Если принять за основу тезис о том, что Седат Пекер и ему подобные люди сотрудничали не просто с турецкой властью и не просто с какими-то «олигархами», а с высшими должностными лицами Турции, то картина предстает в достаточно неприглядном виде.

И это даже выходит за рамки сотрудничества, ситуационного, турецкого руководство с сектантом Фетхуллахом Гюленом. Все же, он — религиозный лидер, невзирая на свою крайне неоднозначную деятельность.

Здесь же речь идет о лидере преступной группировки. Но на первый план выходит то, что его относят к националистам и патриотам страны. И, как утверждает издание, он был полезен турецкому руководству даже мобилизуя электорат, не говоря уже о своей «профильной деятельности», про которую он сейчас красочно живописует в снимаемых им роликах, которые размещает в Интернете и которые имеют миллионные просмотры.

Цитируем автора далее:

«Высказывания Пекера в адрес Сойлу и других фигур ПСР могут не сразу повлиять на результаты опросов Эрдогана, но они неизбежно подорвут доверие к правительству, если прокуратура и большинство ПСР в парламенте не предпримут действий для расследования заявлений. Эрдоган хранил молчание по поводу обвинений в адрес Сойлу, которые некоторые рассматривают как знак того, что он может попросить министра уйти в отставку. Сойлу, ястреб по вопросам безопасности, пользуется большой популярностью среди сторонников правительства и, как сообщается, вовлечен в внутреннюю войну за сферы влияния с зятем Эрдогана Бератом Албайраком. Сойлу написал в Твиттере о своей отставке из-за спорных ограничений в связи с коронавирусом в апреле 2020 года, но Эрдоган отклонил его отставку.

Поскольку Пекер обещает новые разоблачения, правительству предстоит серьезное испытание, чтобы продемонстрировать приверженность борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Неспособность сдержать скандал может привести к тому, что он перерастет в крупнейший политический кризис, с которым Эрдоган столкнулся в качестве исполнительного президента».

На самом деле, как мы уже знаем, что президент Р.Т.Эрдоган не только не отправил Сулеймана Сойлу в отставку, но и выказал ему всемерную поддержку. Заговорив о заговоре против турецкой власти и прочертив связь Седата Пекера с так называемой «террористической организацией Фетхуллаха Гюлена».

Однако, отметим следующее: вызывает большие сомнения то, что внимание турецкой публики удастся переключить с того, что говорит Седат Пекер, на то, с кем он связан и в чьих интересах он действует. От того, что он сейчас обвиняется в связи с Фетхуллахом Гюленом, от того, что говорится о том, что его «прикрывают» враждебно настроенные по отношению к Турции ОАЭ, вопросы возникающие в отношении власти не отпадают сами собой. Таким образом, можно говорить, что по турецкому руководству нанесен серьезнейший удар, который по своему масштабу может оказаться превышающим коррупционные скандалы 2013 года и последствия которого ещё только предстоит оценить.

52.8MB | MySQL:112 | 0,428sec