О позиции Алжира в отношении процессов, происходящих в Ливии

Фактор Алжира в процессах, идущих в Ливии, и которые с определенной степенью оптимизма, можно назвать как «интеграционные», трудно переоценить. На фоне преобладающей военно-дипломатической и экономической активности таких ключевых игроков, как США, Италия, Турция, Франция, Германия, ОАЭ и Россия, АНДР не часто попадает в новостные сводки и аналитические обзоры по Ливии. Встречаясь там даже реже, чем те же Египет, Чад, или Тунис. Про отношение Алжира к происходящему в Ливии и то, как оно реализуется, можно применить выражение «редко, но метко». Тем не менее, и реально, и потенциально, АНДР оказывала и оказывает на эти процессы важное влияние. Что примечательно, влияние, которое формируется и осуществляется в координации с международным сообществом, теми же Францией и Италией, Испанией, и тесно увязано с обстановкой не только в самой Ливии, но и в зоне т.н. Сахельского пояса, то есть в странах, примыкающих к Алжиру и Ливии с юга: Чаде, Мали, Нигеру. История взаимодействия Ливии и Алжира при режиме М.Каддафи выходит за рамки этого материала, но, стоит отметить, что незадолго до 2011 года обе страны вполне конструктивно взаимодействовали в рамках североафриканского военно-политического союза и сотрудничали по вопросам борьбы с терроризмом и контрабандой. Их совместная граница считалась тогда вполне безопасной, и впоследствии, после трагических событий 2011 г. значительное количество сторонников Джамахирии перешло ее и нашло убежище в Алжире, который, хоть и занял нейтральную позицию в отношении мятежа в Ливии и военной агрессии НАТО, но не побоялось затем приютить у себя многих ливийцев, включая самых высокопоставленных, вплоть до членов семьи М.Каддафи.

При этом, во взглядах военно-политического руководства АНДР относительно Ливии, если исключить из них координацию с Западом, преобладают два основных соображения: не дать Ливии превратиться в угрозу для алжирской территории с учетом протяженности наземной границы и ее проницаемости. И обеспечить Алжиру если не доминирующую в Магрибе, то максимально устойчивую ведущую региональную позицию, в тех его частях, которую можно назвать центральной и западной. Иными словами, все что находится западнее алжиро-ливийской границы и вплоть до Атлантического побережья – это зона преобладающего алжирского влияния. Именно поэтому, в Алжире так резко отреагировали на возможное усиление Египта, решись его президент А.Ф.ас-Сиси ввести в Ливию свой «ограниченный» военный контингент. Скорее всего, в Триполитанию тогда бы вошла армия Алжира, которому есть что противопоставить египетской военной машине. Нынешнюю позицию руководства АНДР по Ливии рассматривает ливийский политолог Рашид Ханана.

Есть два важных момента, озвученных президентом Алжира Абдельмаджидом Теббуном в недавнем телеинтервью, первый связан с просьбой, переданной ему премьер-министром Правительства национального единства Абдель Хамидом Дбейбой, о завершении ливийского примирения в Алжире, который мог бы стать местом подписания завершающих ход ФЛПД, документов, а второй — что Алжир был готов к военному вмешательству в Ливию в прошлом году, «если столица, Триполи, попала бы в руки наемников», — имеется в ЛНА Халифы Хафтара. Эти два момента указывают на серьезное изменение позиции Алжира, который ранее воздерживался от участия в ливийском кризисе, но теперь движется к тому, чтобы занять передовую позицию в реализации «дорожной карты», которая была принята на первой Берлинской конференции 20 января. Заявления президента Алжира происходят в контексте того, что высшее руководство этой страны считало приверженностью «ключевой роли Алжира в содействии ливийскому примирению». И похоже, что страны, участвующие в первой Берлинской конференции, не возражали против того, чтобы алжирцы играли большую роль в прокладывании пути примирения и продвижения Ливии к выборам, запланированным на конец этого года. Это подтверждается заявлением Теббуна о том, что Алжир был готов к военной интервенции в Ливии в прошлом году, и что алжирцы не считают Хафтара партнером в мирном процессе и имеют дело только с признанным ООН правительством во главе с Дбейбой. На Берлинской конференции Теббун подчеркнул необходимость «провести всеобщие выборы в Ливии под наблюдением Организации Объединенных Наций, чтобы мы знали, кто кого представляет». Это алжирское видение не ново, что ранее уже подтвердил алжирский президент, принимая тогдашнего главу Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа в декабре прошлого года, заявив тогда, что Триполи — это «красная линия, которую, как мы надеемся, никто не переступит».  Теббун пояснил: «Мы имеем в виду, что не допустим, чтобы Триполи был первой столицей Магриба и Африки, оккупированной наемниками. Мы бы так, или иначе вмешались». Предупреждение было направлено силам Хафтара, которые достигли окраин Триполи, и ливийская столица была на грани падения, но атакующие силы не осмелились продвигаться, поэтому Триполи и его жители были спасены. В том числе, и в свете учета Хафтаром алжирского фактора. Такая позиция Алжира основана на его военной мощи, которая позволяет ему увязывать предупреждения с действиями, поскольку на сегодня алжирская армия самая мощная военная сила в Магрибе и она имеет большой опыт ведения войны против террористических вооруженных группировок с девяностых годов прошлого века.  В более широком смысле, игнорирование алжирского предупреждения стоило бы силам Хафтара, состоящим в основном из наемников из России, Чада и суданских «джанджавидов», тяжелого военного поражения.

Однако, конституция Алжира не позволяла его вооруженным силам проводить операции за пределами национальной территории, что является препятствием для вмешательства в Ливию или другие страны. Сегодня ситуация изменилась после того, как в прошлом году в нее были внесены поправки, которые разрешают президенту республики «отправлять подразделения армии за границу под африканским «зонтиком» или под эгидой ООН после утверждения парламентом». Эта поправка сняла бремя с плеч американцев и европейцев, которые стесняются посылать свои силы, пусть и под эгидой ООН, для поддержания мира и наблюдения за прекращением огня в Ливии. Американцы вернулись на ливийскую арену после долгого отсутствия, но они не ставят прекращение ливийского кризиса во главу своих приоритетов в регионе, особенно после того, как они решили уйти из Афганистана и Ирака. Что же касается европейцев, то они точно не рискнут участвовать в миротворческих силах, которые могут быть отправлены в Ливию, и им было бы комфортно, если бы Алжир или любая другая страна Магриба приняла эту роль.

Кроме геополитических и региональных моментов, немаловажную роль в Алжире уделяют экономическому сотрудничеству с Ливией. Представитель Ливийского совета предпринимателей в Алжире Омар Кара сказал, что в течение следующих двух месяцев после отправки первой партии инкубационных яиц в Ливию, откроется первый рынок алжирской продукции в городе Мисурата. Кара подтвердила в заявлениях для прессы, что Ливийский совет предпринимателей в Мисурате, под контролем Арабско-африканского центра инвестиций и развития, готовится в течение следующих двух месяцев открыть в этом городе первый рынок для алжирских товаров, который займет площадь около 5000 кв. м, что указывает на важность этого коммерческого проекта для увеличения объема торговых обменов между двумя странами, а также присутствия алжирской продукции на ливийском рынке. Этот экономический проект позволит алжирским бизнесменам осуществлять свои коммерческие сделки и продавать свою продукцию, в дополнение к предоставлению ливийским торговцам возможности проверять и покупать алжирские товары, не беспокоясь о переезде в Алжир. Представитель добавил, что алжирские продукты в Ливии находятся в процессе распространения, ожидая большого спроса со стороны ливийских потребителей из-за их качества, будь то продукты питания и промышленные товары в частности, а также косметические продукты. Амин Буталеби, глава Арабско-африканского центра инвестиций и развития, указал, что процесс и последующий экспорт и маркетинг алжирской продукции в Ливии — это плоды Алжирско-ливийского экономического форума, который недавно прошел в Алжире, в работе которого только с ливийской стороны приняли участие 320 бизнесменов. Форум будет контролировать другие операции из нескольких стран в партнерстве с ливийскими бизнесменами, нацеленные на продвижение нескольких востребованных алжирских продуктов, наиболее важным из которых является клинкер, используемый в производстве цемента и железа.

Напомним, что в мае президент Всеобщей федерации ливийских торгово-промышленных и сельскохозяйственных палат Мухаммед аль-Райд подписал соглашение об экономическом сотрудничестве с генеральным директором Алжирской торгово-промышленной палаты Вахибой Бахлулем. Соглашение, подписанное в рамках деятельности алжирско-ливийского экономического форума, помимо обсуждения возможности создания проектов экономического развития в Ливии, в сотрудничестве с Алжиром в нескольких областях, в том числе, возобновляемых источников энергии и продовольственной безопасности, и акцентирования внимания на открытии нового пункта пересечения границы Ад-Дабдаб между Ливией и Алжиром, включает обеспечение торгового обмена между торговыми палатами двух стран, поощрение и спонсирование коммерческих и промышленных форумов и конференций, в дополнение к возобновлению воздушного и морского судоходства, что способствует оживлению экономики двух стран.

55.83MB | MySQL:105 | 0,472sec