К итогам парламентских выборов в Алжире

Главным результатом прошедших 12 июня внеочередных парламентских выборов в Алжире стало критическое снижение доверия граждан страны к ее властям, автоматически подрывающее международные экономико-финансовые котировки страны.

Об этом наглядно свидетельствуют предварительные итоги голосования. Так, согласно данным алжирского варианта избирательной комиссии (ANIE), всего на выборные участки пришли лишь 30.2% имеющих право голоса граждан АНДР. При этом за рубежом голосовали менее 5% алжирцев.

Причем по данным того же органа, в 7 провинциях этот показатель не достиг 8%, в 8 – 8 – 20%, в 10 других — 20-25%, в 14 – 30-40%; в 3 – 40-50%, а в 6 — более 50%.

Весьма показательно, что наиболее низкий уровень явки отмечался в национальных вилайях – не более 16%, причем в наиболее оппозиционных берберских районах, особенно в Кабилии, уровень голосования вообще составил 0.68 – 0.79% (Тизи-Узу, Беджайя и Буйра).

При этом глава ANIE Мухаммед Шарфи по состоянию на 14.00 по парижскому времени не дал никаких других подробностей, настаивая на том, что «это первое заявление о результатах, а не его официальное провозглашение».

В любом случае, это является рекордно низкими показателями для Алжира за последние 20 лет. И хотя они еще неточные и скорее всего, они будут скорректированы в сторону их увеличения, реально детальный подсчет уже не будет иметь решающего значения.

При этом противники правящего алжирского режима утверждают, что реальный уровень составляет лишь 14.7%.

Скептицизм оппозиции основан на ее собственных подсчетах и том, что показатели явки очень странным образом увеличились за четыре часа до закрытия избирательных участков с 14.47%, зафиксированных на тот момент, более чем вдвое.

И, наконец, вполне показательным выглядит разброс по голосованию в различных регионах. Так, рост явки в первую очередь был вызван за счет «взрывного» голосования в нескольких отдаленных провинциях, в которых активность населения обычно была низкой.

Это вилайи с самым незначительным числом избирателей (28 – 101 тысяча): Иллизи, Тиндуф, Бордж-Баджи-Мохтар, Ин-Геззам, Ин-Салах, Джанет.

И ничем, кроме массового вброса бюллетеней, столь странную активность избирателей за считанные часы до завершения выборов, которая вечером обычно снижается, произошедшее оппозиция объяснить не может.

По данным ее представителей, вбросить там избирательные бюллетени не представляло сложности ввиду их удаленности и крайне незначительного присутствия алжирских и иностранных наблюдателей.

Напротив, в вилайях с наибольшим числом избирателей (выше одного миллиона) – столичном Алжире, Оране и Сетифе, где показатели политической активности населения традиционно выглядят выше, уровень голосования составил лишь 8.54 – 12.04%.

Главный итог – по сравнению с соответствующими выборами 2017 году доля голосующих в 2021 году в АНДР снизилась почти на четверть. Напомним, что тогда число пришедших на избирательные участки превысило 40%.

Не случайно, что оппозиция, бойкотировавшая данные выборы, приветствовала «массовый отказ от голосования».

«Выборы массово отвергнуты алжирцами. Это ошеломляющий провал для президента Теббуна, который оказывается ослабленным», когда он хотел казаться сильным, — считает Зубида Ассуль, глава Союза перемен и прогресса (UCP), одного из важных объединений, входящих в оппозиционное движение «Хирак», добивающегося демонтажа нынешнего режима страны.

По ее словам, «Он должен извлечь соответствующие уроки из этого народного отказа признать его своим лидером», а пока оппозиция намеревается усилить свою уличную активность, требуя от главы государства «реального серьезного диалога» с целью осуществления «демократического перехода» власти в стране.

Заметим, что алжирский политический режим пытался при помощи парламентских выборов закрепиться во власти, выступая на них с обновленной повесткой дальнейшего управления страной. Однако рекордно низкая явка избирателей служит явным выражением их ему недоверия.

Серьезную неприятность для властей АНДР в этой связи отражает произошедший у них в ходе голосования серьезный конфликт с целым рядом французских СМИ, в результате этого лишенных 13 июня алжирским Министерством связи аккредитации в стране.

В частности, это касается французского новостного телеканала France 24, что вызвано, по данным пресс-службы министерства, проявлениями «явной и неоднократной враждебности по отношению к нашей стране и ее институтам».

Ранее в марте Министерство связи АНДР направляло данному СМИ «последнее предупреждение перед окончательным лишением аккредитации» за его «вопиющую предвзятость» в освещении протестных маршей в Алжире, выдержанных в поддержке «остаткам реакционных и сепаратистских организаций, их международным ответвлениям».

Но что же реально вызвало негодование алжирских властей? Как беспристрастный зритель, автор статьи осмелится сказать, что это сделано за правдивое освещение происходящего.

Так, например, французские СМИ транслировали почти пустые избирательные участки, на основании чего они делали вывод о «безразличии» алжирцев к этим выборам, а также критиковали власти АНДР за бросающееся в глаза большое число явно выраженных исламистских кандидатов, допущенных к голосованию.

Они же критиковали официальных представителей АНДР за беспрецедентное давление в отношении оппозиции, и особенно за «репрессии» в отношении активистов и лидеров движения «Хирак».

Наглядным свидетельством этому служит арест троих из них (Карима Таббу, Ихсана аль-Кади и Халеда Драрени) за день до голосования, которые были освобождены только после выражения массового негодования за рубежом в отношении алжирских властей. Дело в том, что двое последних представляют СМИ и произошедшее выглядело не только как давление против оппозиции, но и независимой журналистики.

В любом случае, ссора с французскими СМИ способна помешать полноценному признанию Парижем итогов алжирских выборов или во всяком случае, создать серьезный задел с ними для конфликта «на потом».

Еще одним важным моментом нынешних выборов служит затягивание с объявлением даже предварительных итогов по ходу голосования и результатам его участников.

Так, глава ANIE Мухаммед Шарфи не исключает, что это может произойти к концу недели из-за «сложности нового режима выборов», а точнее, смешанного «партийно-одномандатного» их характера.

Разумеется, подобное промедление послужит основанием для острой критики со стороны оппозиции, которая обязательно заявит, что власти АНДР тем самым пытаются скрыть «выборное мошенничество» в попытке изобразить «свободное голосование».

Что же касается конкретики относительно того, какая из «партий власти», включая и исламистов, и сколько она набрала голосов, то это не представляется особенно важным. Даже если прав глава основной исламистской партии «Движение общества за мир» (ДОМ) Абдерразак Макри, успевший заявить о серьезной победе себя и своих сторонников (как представляется, «одомашненные исламисты» вполне способны взять второе место особенно за счет наводнения своими ставленниками списков независимых кандидатов).

Ведь легальные исламисты открыто поддерживают правящий режим АНДР, плохо играя роль оппозиции.

Пока же, судя по предварительным данным с мест, ДОМ спорит за второе место с бывшей «второй партией власти» в лице партии Национальное демократическое объединение (НДО).

Однако пока в сумме главные «партии власти» в лице Фронта национального освобождения (ФНО) и НДО сохраняют лидерство.

Да, исламисты уже не раз присутствовали во власти АНДР и в том числе в правительстве. И за время правления уже бывшего президента Абдельазиза Бутефлики с ними, кажется, нынешнему режиму удалось наладить продуктивное сотрудничество.

Но если сейчас они получат реальное преобладание (пусть даже это будет 2-е место), представители официальных властей будут испытывать серьезный дискомфорт, поскольку в условиях нарастающего кризиса они будут все сильнее навязывать свою политическую повестку стране.

Главным же последствием происходящего служит то, что критически низкий уровень явки на национальных парламентских выборах серьезно и громко отразится на экономике страны. Так, их результаты сигнализируют иностранным инвесторам, что в Алжире им делать нечего.

В условиях, когда большая часть населения открыто демонстрирует нелояльность правящему режиму, это несет в себе риски даже для кратковременных вложений в страну.

А это значит, что возможностей для стабилизации разбалансированной алжирской экономики остается критически мало.

55.85MB | MySQL:105 | 0,554sec