О ситуации в Ливии накануне 2-ой Берлинской конференции

Германия готовится принять у себя 2-ую Берлинскую конференцию по Ливии 23 июня в сотрудничестве с Миссией ООН в североафриканской стране. Первая конференция была созвана в январе прошлого года. С тех пор в Ливии произошел ряд позитивных политических и военных событий, в том числе, в  стране с октября прошлого года действует режим прекращения огня. Однако ни один из иностранных боевиков и наемников не покинул Ливию, как того требовали соглашение о прекращении огня и 1-ая Берлинская конференция. Этот момент эксперты выделяют прежде всего в контексте  серьезного провала практических реализаций итогов  конференции, рекомендации которой закреплены в резолюции 2510 Совета Безопасности ООН и являются обязательными для государств-членов ООН. В политическом плане 1-ая Берлинская конференция помогла продвинуть этот процесс вперед. В марте переходное Правительство национального единства (ПНЕ) было приведено к присяге после того, как оно было согласовано на Форуме ливийского политического диалога под эгидой ООН в Женеве месяцем ранее. Форум также согласовал дату проведения президентских и законодательных выборов — 24 декабря. Политический диалог внутри Ливии при этом продвигается вперед, хотя и медленно. Большинство правительственных учреждений, разделенных между Киренаикой и Триполитанией, были объединены при новом правительстве, за исключением военного аппарата и аппарата безопасности. Они остаются в центре разногласий, а это вопрос, от степени решения которого зависит по большому счету динамика всего процесса. Пока Совместная военная комиссия «5 + 5», ответственная за достигнутое перемирие, только  призывала к объединению вооруженных сил в Ливии, но практически ничего не было сделано.  Есть и другие аспекты соглашения о прекращении огня, которые не были выполнены, в том числе открытие прибрежной автомагистрали, которая соединяет восточную и западную части огромной страны. Пока что все попытки открыть жизненно важный с точки общенациональной логистики путь потерпели неудачу и вряд ли увенчаются успехом в ближайшее время. Именно эта автодорога проходит рядом с нефтяными и газовыми месторождениями страны, а также через линию фронта Сирт – Эль-Джуфра между противостоящими силами. Близость этого региона к углеводородным месторождениям  страны делает его особенно интересным для местных и международных субъектов, вовлеченных в Ливию. Ожидается, что на предстоящей конференции в Берлине будут подведены итоги того, что было достигнуто после «Берлина-1», и намечены пути для обеспечения проведения выборов в декабре. Конференция будет проходить в рамках стратегии Миссии ООН по урегулированию десятилетнего конфликта. Бывший исполняющий обязанности спецпосланника ООН в Ливии Стефани Уильямс заявила в недавнем интервью,  что существует подход «извне-внутри», при котором иностранные государства, помогая различным сторонам в Ливии, используют свое влияние на своих местных доверенных лиц для содействия соглашениям. По крайней мере, на это надеются в ООН. Эта тактика также направлена на то, чтобы избежать обычных ссор между ливийскими фракциями, которые «отвлекают» любые международные встречи по Ливии, пояснила Уильямс. Она указала на, по меньшей мере, две предыдущие подобные встречи в Париже и Палермо три года назад; обе не дали ощутимых результатов из-за разногласий между самими ливийцами. Эксперты полагают, что «Берлин-2», скорее всего, будет несколько иным по целям, содержанию и участникам. ПНЕ, вероятно, будет приглашено, в то время как Ливийская национальная армия во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, как ожидается, не примет участия в конференции. Хафтар не занимает официального положения в ПНЕ, но приветствует его создание. Это означает, что его армия не признана правительством и не интегрирована в единую  командную структуру.  В то время как первая конференция в немецкой столице, возможно, частично преуспела в том, чтобы заставить местные стороны согласовать определенные шаги, она не смогла заставить иностранные государства, вовлеченные в конфликт, выполнить свои обязательства, взятые в Берлине. Прежде всего, имеется в виду все тот же вывод всех иностранных войск и наемников с ливийской территории. Несмотря на неоднократные призывы нового министра иностранных дел Наджлы аль-Мангуш к тому, чтобы такие силы покинули Ливию, до сих пор никто этого не сделал. Турция, Италия, Россия и тысячи наемников по меньшей мере из трех других стран все еще находятся в Ливии так или иначе. Турция, например, утверждает, что ее присутствие является законным и основано на соглашении о безопасности, которое она подписала с бывшим правительством Фаиза Сарраджа в ноябре 2019 года. Россия, с другой стороны, отрицает, что у нее есть какие-либо войска в Ливии; а российская ЧВК  «Вагнер», настаивает ее бойцы, являются частными лицами, над которыми Москва не имеет никакого контроля. ПНЕ, между тем, должно организовать декабрьские выборы без присутствия каких-либо иностранных боевиков на территории  Ливии. Ряд экспертов полагает, что участие США в  «Берлине-2» может дать некоторую надежду на то, что выборы пройдут в соответствии с графиком. Администрация Джо Байдена, по-видимому, более сосредоточена на Ливии по сравнению с предыдущей.  Президент США уже назначил специального посланника, который посетил Триполи в прошлом месяце, чтобы выразить поддержку Вашингтона в проведении выборов и выводе из Ливии всех иностранных боевиков. Ожидается, что Вашингтон и Москва будут представлены на «Берлине-2», но насколько они смогут договориться по Ливии-это другой вопрос. Любые серьезные разногласия между ними могут сорвать декабрьские выборы и поставить под угрозу нынешнее прекращение огня. В этой связи от себя отметим, что роль Москвы на этом направлении не настолько принципиальная, как это представляют в Вашингтоне. Решение вопроса вывода из Ливии сирийских и суданских наемников, поддерживающих ЛНА, а также бойцов российской ЧВК «Вагнер»  лежит в плоскости желания сохранить их (или, наоборот) там, прежде всего в Абу-Даби и Каире, а не в Москве. Если совсем грубо, кто платит деньги, тот и принимает решение.

Но есть и еще один ключевой вопрос, который будет решаться на этой конференции, и не факт, что он там будет решен. Мы имеем в виду тот факт, что сами внутриливийские стороны подходят к ней с противоположными позициями. Премьер-министр ПНЕ Абдель Хамид Дбейба будет настаивать на переносе президентских и парламентских выборов, назначенных на 24 декабря.  В преддверии 2-ой международной конференции по Ливии, которая открывается в Берлине 23 июня, неофициальные посланники премьер-министра ПНЕ обратились к десятку европейских столиц, чтобы убедить их поддержать перенос президентских и парламентских выборов в Ливии, запланированных на 24 декабря этого года. Они утверждают, что «невозможно» организовать всеобщие выборы через шесть месяцев и что избирательная кампания может спровоцировать новый цикл насилия. Прежде всего, они лоббировали этот вопрос в Италии,  Великобритании, Испании и Германии, и получили там некий обнадеживающий сигнал. Инициатива немецкой дипломатии в рамках этой конференции имеет, прежде всего, две цели: подвести итоги подготовки к декабрьским выборам и попытаться установить дату, когда иностранные боевики, завербованные по обе стороны ливийского конфликта, покинут страну. Недавно приведенный к присяге на второй срок генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш примет участие в этом мероприятии по видеосвязи. Его специальный посланник Ян Кубиш, также возглавляющий Миссию ООН по поддержке в Ливии, будет лично присутствовать на мероприятии. При этом Дбейба далеко не единственный, кто настаивает на переносе выборов.   Добившись того, чтобы президентские выборы были обусловлены пересмотром конституции и принятием нового закона о выборах, председатель Высшего государственного совета Халед аль-Мишри и спикер Палаты представителей Акила Салех Исса практически гарантировали, что выборы будут отложены. Переговоры под руководством Форума ливиского политического диалога (ФЛПД) по этим двум острым темам продвигаются мучительно медленно. Если говорить прямо, то они заблокированы усилиями того же аль-Мишри, который представляет ливийских «Братьев-мусульман».

Премьер-министр А.Х.Дбейба так же не готов назначить окончательную  дату вывода всех иностранных сил из Ливии, что является еще одним принципиальным условием  для проведения выборов.

В то время как некоторые африканские (прежде всего, чадцы и суданцы) боевики, действующие по обе стороны конфликта, готовы уйти, Турция отказывается вывести свои регулярные войска из Триполи, Мисураты и базы Аль-Ватия в силу двустороннего оборонного соглашения.

14 июня Дбейба принял большую турецкую делегацию во главе с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу, министром обороны Хулуси Акаром и главой Национальной разведывательной организации Хаканом Фиданом, во время переговоров с которой подтвердил незыблемость этого соглашения. Абу-Даби,  Каир, Москва, в свою очередь, не хотят, чтобы российская ЧВК  «Вагнер», поддерживающая  ЛНА на востоке Ливии, уходила, пока турецкие войска все еще находятся на месте. Со своей стороны, Хафтар готов предоставить гарантии вывода части своих суданских групп, но не желает делать то же самое в отношении  сирийских бойцов, находящихся в рядах ЛНА.  Сам Хафтар все еще надеется на выбор лояльной себе кандидатуры будущего кандидата в президента в составе более крупной коалиции и уже дал понять нескольким своим иностранным контактам, что будет рассматривать отсрочку выборов как casus belli. Кроме того, он настаивает на том, чтобы ФЛПД не принимал избирательный закон, который запретил бы ливийцам с двойным гражданством баллотироваться на пост президента: Хафтар по-прежнему имеет американский паспорт, а также ливийское гражданство. В преддверии «Берлина-2» он вернулся к своей излюбленной тактике: демонстрации военной силы. После масштабного военного парада в мае, во время которого на глазах у зрителей разбился истребитель МИГ-21, 17 июня ЛНА объявила о начале масштабной операции по «выслеживанию террористов» и «африканских банд наемников» на юго-западе страны. Эксперты рассматривают это как способ установить контроль над этим важным стратегическим регионом и оказать давление на ПНЕ, а также направление соответствующего сигнала сахельским государствам и Франции. В апреле чадская повстанческая группировка Фронт за перемены и согласие в Чаде, некогда объединившаяся с ЛНА и вооруженная иностранными союзниками Хафтара, начала наступление на Нджамену, которое привело к смерти президента Идриса Деби.

55.88MB | MySQL:106 | 0,550sec