Военные зачищают Алжир от «наследия Бутефлики»

Антикоррупционное следствие АНДР вплотную подобралось к бывшему президенту страны Абдельазизу Бутефлике.

Напомним, что с момента отстранения от власти последнего в 2019 году в Алжире расследуются уголовные дела по обвинению в коррупции в отношении практически всех сколько-нибудь значимых чиновников, бизнесменов и партийных функционеров страны.

Отдельным заслуживающим интереса моментом служат дела бывших руководителей спецслужб, по которым в том числе прошел один из бывших членов «правящего триумвирата» страны генерал Мухаммед Медьен.

Далее по «цепочке» следствие «зацепилось» за его назначенца и бывшего близкого сотрудника генерал-майора Атмана Башира Тартага, известного за его былую непримиримость к радикальным исламистам под кличкой «Терминатор», сменившего Медьена на посту главы армейской разведки DRS (Департамент разведки и безопасности).

Напомним, что сейчас он содержится в военной тюрьме Блиды под стражей по обвинению в «злоупотреблении служебным положением».

Напомним, что «дело Тартага» расследуется с начала 2021 года и по данным алжирских источников, близко к передаче в военный трибунал Блиды.

Дело его интересно тем, что в своих показаниях он и четверо его подчиненных дали щедрый обвинительный материал на Саида Бутефлику, брата свергнутого президента и его советника, а также на родственников бывшего главы алжирского государства и видных функционеров главной «правящей партии» страны Фронт национального освобождения (FNL или ФНО).

Речь в том числе идет о так называемом деле «мадам Майи», по данным алжирских источников являющейся незаконнорожденной дочерью свергнутого президента, и деле сыновей Джамеля Ульда Аббеса, бывшего генерального секретаря ФНО, а также депутатов этой же партии (в том числе от Бумердеса).

Важно, что Тартаг «подсветил» истинную роль брат президента в управлении страной, открыто обнародовав то, о чем все последние годы говорили большинство алжирцев – что именно Саид Бутефлика реально управлял всеми важнейшими делами страны при своем ограниченно дееспособном брате.

По данным Тартага тот лишь «передавал инструкции», тогдашнему президенту, который подписывал их как глава государства.

Заметим, что несколькими днями ранее по схожему обвинению ответил бывший шеф жандармерии Менад Нуб, приговоренный к 15 годам лишения свободы.

Известно, что следствие завершило допросы Тартага как главного обвиняемого и остальных четырех его офицеров, проходящих по тому же делу, включая генерал-майора, отвечавшего за одно из управлений DRS, двух полковников, занимавших пост начальника управления внутренней безопасности столицы, и майора, возглавлявшего службу уголовной полиции в той же структуре.

Подчиненные Тартага содержатся под стражей по обвинению в «злоупотреблении служебным положением» и «несоблюдении военных предписаний» и за нарушение процедуры в двух, по версии следствия, закрытых ими судебных делах, связанных с коррупцией.

Речь как раз идет об упомянутой выше внебрачной дочери А.Бутефлики «Мадам Майя», настоящее имя которой – Зулиха Нашинаше.

По данным алжирских источников, еще в 2017 году офицеры службы безопасности появились на принадлежащей ей вилле Моретти, арестовали ее с двумя дочерями, изъяв после обыска крупную сумму денег в алжирских динарах и иностранной валюте, а также большой объем драгоценностей.

По версии следствия они были получены как взятки за ее потворство бизнесменам и прочим заинтересованным лицам в приобретении земельных участков в обход казны, что делалось при прямом содействии госчиновников.

Второе дело также касается близкого к А.Бутефлике бывшего генерального секретаря правящей партии ФНО Джамеля Ульд Аббеса. По данным алжирских источников, его сын Эль-Вафи Ульд Аббес был арестован по доносу депутата той же партии Баха Эддина Тлибы при попытке получения взятки за попадание в списки кандидатов в депутаты на выборах 2017 года.

Третье дело также касается выборных дел Фронта национального освобождения, один из депутатов которого от Бумердеса был арестован с крупной суммой денег завключение на гарантированную для попадания в народные избранники позицию предвыборного списка.

Причем в связи с этим спецслужбистской пятерке также предъявлено «несоблюдение порядка в ходе следствия» и порядка «хранения изъятых средств», а в ходе следственных слушаний генерал Тартаг, в свою очередь, сообщил некоторые дополнительные и показательные подробности дела «Мадам Майи и двух ее дочерей».

Так, по его словам, когда дело вскрылось (судя по всему, его и инспирировали военные, уставшие от контроля клана Бутефлика), Саид Бутефлика «попросил провести это расследование, поручив мне вести дело незаметно, поскольку оно касалось президента. Требовалось надежно укрыть от постороннего внимания изъятые у дочери Бутефлики деньги и драгоценности, которые формально депонировали в Банке Алжира (местный аналог Центробанка), и существуют документы на эти депозиты».

В тоже время генерал-майор отрицает, что приказывал остановить судебное расследование, переадресовав эту претензию другим видным алжирским управленцам. По его словам, «об этом деле знали все, включая министра юстиции Тойиба Луха».

Тем самым он дает алжирскому следствию дополнительную «ниточку» для возможного расследования.

Что касается также «прикрытого» дела двух сыновей Джамеля Ульд Аббеса, арестованных с поличным, и найденной при обысках их домах в государственной резиденции Клаб-де-Пен, расположенной к западу от столицы страны, крупной суммы денег, относительно происхождения которых они не могли внятно оправдаться, то в данном случае подчиненные Тартагу четыре офицера, проходящие по тому же делу, отрицают выдвинутые против них обвинения и утверждали, что действовали «по приказу» своего начальника.

В свою очередь, последний утверждает, что выполнял «указания номинального президента Бутефлики, и рукой которого реально управлял его брат и советник Саид. Я только выполнял приказы».

Заметим, что данные откровения крайне неприятны для С.Бутефлики, который, едва пройдя обвинительный процесс по делу о заговоре на покушение в захвате власти в АНДР, теперь с высокой долей вероятности может получить солидный срок тюремного заключения.

Между тем сам он, комментируя сказанное Тартагом, не отрицает этого и, в свою очередь, сливает своего брата: «я передал ему указания президента. Приказы исходили от него, а не от меня».

Заметим, однако, что следствие по данным делам закончилось еще в конце мая текущего года и они должны были быть переданы для ознакомления военного трибунала, чего до сих пор сделано не было. Зато появились новые разоблачительные утверждения команды Тартага.

Нельзя исключать, что месячное промедление с дальнейшим движением судебно-следственных действий связано со сделкой со следствием последнего.

Предположим, что «кому-то» очень захотелось расширить рамки дела и по-настоящему «притопить» Саида Бутефлику. Хотя нельзя исключать, что дело в итоге может коснуться и его брата за прошлые дела.

Во всяком случае, по данным неофициальных источников, представителям клана Бутефлика военными предъявлен ультиматум: передать «по-тихому» в казну все то, что было нажито ими «сверх зарплаты». В противном случае их может ожидать судьба уже бывшего начальника жандармерии страны Менада Нуба, у которого полностью отняли все движимое и недвижимое имущество, за исключением родового дома, из которого он и пришел на службу.

Заметим, что это дело вызывает у ряда алжирцев дополнительный всплеск негодования по отношению к клану Бутефлика, в том числе из-за того, что в свое время явных коррупционеров выпустили.

Особенно это относится к дочери экс-президента страны, которая, будучи арестована и представ перед прокурором при суде Шераги, она неожиданно вскоре обрела свободу и продолжила свои коррупционные дела.

Причем она проводила по данным следствия свои коррупционные сделки через министров правительства и начальника канцелярии своего отца, через которого она получала земли и рынки у глав вилай и вообще местных властей в пользу бизнесменов и прочих заинтересованных лиц.

И такая родственная вовлеченность в эти дела вынуждает алжирцев коротко комментировать произошедшее итальянским словом mafia.

Но что же реально происходит в Алжире применительно к волне коррупционных дел? Заметим, что за последние два с лишним года с момента отстранения от  президента А.Бутефлики по ним прошли десятки бывших высших чиновников АНДР, включая министров и глав правительств, олигархов, партийных руководителей, глав госкорпораций (в том числе Sonatrach) и некоторых крупных силовиков.

Неужели новые власти страны действительно занялись искоренением коррупции?

Заметим, что в «проскрипционных» списках заметно выделяются гражданские и в куда меньшей степени силовики. При более пристальном рассмотрении оказывается, что военных среди них (если не считать офицеров спецслужб, существовавших всегда на «особом», отличном от «простых» армейцев, положении) весьма мало, а среди силовиков в первую очередь заметны их конкуренты по разделению «силового ресурса».

Да, за указанный период были и снятые со своих должностей начальники военных округов, отправленные в отставку, но действительно громких дел – немного и они меркнут по сравнению со всеми остальными.

И это отнюдь не значит, что алжирские военные на общем фоне – святые. Так, например, в ходе уже прошедших уголовных процессов члены бывших алжирских кабинетов министров давали показания о том, что вся военная верхушка, ныне находящаяся у власти, брала взятки от руководства стран Персидского залива за браконьерскую охоту в АНДР во времена Бутефлики.

Но массовых преследований за это военных не отмечено. Что и неудивительно, ибо не могут же они сами себя за это наказать? Гораздо проще «переводить стрелки» и негативное общественное внимание на клан Бутефлики.

Между тем, и это не полноценный ответ на поставленный вопрос.

Также полностью не исключается факт возможного «добивания клана Бутефлика ногами». Тем более, что у военных есть свои причины для мести его членам. Ведь свое всё правление А.Бутефлика ужимал их влияние в стране.

Но это вовсе не значит, что военные до сих пор боятся его представителей и уголовными преследованиями стремятся добить их. В Алжире одно его упоминание настолько одиозно, что ему практически не светит «реинкарнация» во власти.

Как представляется, главная причина произошедшего все же в резком сужении денежных и вообще ресурсных потоков, откуда кормятся алжирские лидеры. Соответственно, началась охота за всеми, у кого есть деньги, но кто не связан родственным и «кастовым» происхождением с алжирской армией.

Не случайно, что сейчас во Франции, Швейцарии, Катаре и ОАЭ работают многие десятки алжирских правоохранителей, чьей задачей является вычисление объемов украденных финансов у страны бывшими чиновниками и их возвращение (и людей, и ресурсов) на родину.

Наглядным тому примером служит ситуация с бывшим главой главной госкомпании Sonatrach Абдельмуменом Ульд Каддуром, арестованным в ОАЭ по запросу алжирских властей.

Однако все это не решает ключевого вопроса для страны на данном этапе и для алжирского руководства, продолжающего жить не по средствам: откуда и как в дальнейшем взять денег на свое существование?

55.89MB | MySQL:114 | 0,430sec