Иран: диверсия на атомном объекте в Карадже

Диверсия против еще одного объекта иранской атомной программы, на этот раз в районе Караджа, практически в пригороде Тегерана, в очередной раз обнажила реальность, связанную с разнообразной деятельностью,  цель которой – предотвращение успешного продвижения иранской атомной программы, создание чувствительных помех на пути нуклеизации Исламской Республики Иран. Все эти действия, как обычно, приписывают Израилю, и их периодическое появление, вне всякого сомнения. всерьез беспокоит иранское руководство, особенно – структуры безопасности и военных, в первую очередь – Корпус стражей исламской революции (КСИР), под эгидой которого реализуется иранский атомный проект, считающийся в сегодняшнем Иране приоритетом номер один.  Взрыв в Карадже, который официальные СМИ ИРИ подтвердили, связан с центрифужной программой – одним из важнейших компонентов реализации военной составляющей иранского атомного проекта, где задействованы новые поколения центрифуг.  Как написала 24 июня  The New York Times, на этом объекте эксплуатируются  центрифуги самых продвинутых модификаций. В то же время, договор СВПД, подписанный в июле 2015 г. запрещал ИРИ создавать и эксплуатировать центрифуги более продвинутых модификаций, чем те, которые находились в распоряжение Тегерана  в тот период. По сути, диверсия, случившаяся в среду – еще один шаг, направленный на замедление темпов продвижения по пути накопления обогащенного урана, одной из стратегических задач, решаемых на нынешнем этапе.  Подтвердив теракт в Карадже, правительственные СМИ ИРИ традиционно сообщили, что он не привел ни к ущербу, ни к человеческим жертвам. Однако израильские СМИ информировали о том, что причинен значительный ущерб производственному процессу, и что это самым серьезным образом скажется на производстве новых типов центрифуг, замедлив до известной степени все продвижение национального атомного проекта ИРИ.

Диверсии на иранских атомных объектах повторяются в последние год-два так часто, что Карадж немедленно ассоциируется с Натанзом, где примерно год назад подобное произошло в цехе монтажа современных центрифуг. Диверсия была значительной по масштабам, и, как тогда писали СМИ, она отодвинула на значительный срок реализацию производственного процесса. С другой стороны, это вынудило иранское правительство, с целью радикального спасения производственной базы, перевести и спрятать ее в толще горы. Но и это не спасло ситуацию, и через несколько месяцев имя злополучного объекта вновь появилось в заголовках мировой и местной прессы – случилась серьезная, как считают, инспирированная извне, авария с системой энергопитания, что имело своим следствием новую остановку процесса производства.

Параллельно из Израиля не раз озвучивались угрозы о том, что эта страна крайне серьезно оценивает перспективу обретения Ираном ядерного оружия, считает жизненно важным защиту своего населения от уничтожения, а посему готова пойти на все, чтобы не допустить  вхождения ИРИ в клуб ядерных государств со всеми вытекающими отсюда последствиями. Эту точку зрения уже подтвердил и новый глава израильского правительства Нафтали Беннет. Именно эта тематика была темой переговоров начальника Генштаба Армии обороны Израиля генерала Авива Кохави во время его официального визита в США на истекшей неделе.

За последние два десятилетия список действий по минимизации иранских угроз превратился в перечисление самых различных акций, в той или иной мере вредящих успешному продвижению «мирной атомной программы» иранского военно-политического и религиозного руководства. Первое, что вспоминается в этой связи – внедрение в операционные системы иранской атомной программы Stuxnet — сетевого «червя», поражающего компьютеры под управлением операционной системы  Windows, по некоторым данным, изобретенного в 2009 г. в Беларуси. В то же время предполагают, что Stuxnet представляет собой специализированную разработку спецслужб Израиля и США, целиком направленную против ядерного проекта ИРИ. Израиль испытал ее в 2009 г. своем ядерном центре в пустыне Негев, а в 2010 г. им была успешно заражена компьютерная система ядерной программы Ирана, где червь Stuxnet «смог, пусть и на короткое время, приостановить иранскую ядерную программу, нарушив работу почти 1000 центрифуг для обогащения уранового топлива». По мнению экспертов, иранцы, «обнаружив вирус и избавившись от  зараженных устройств, смогли предотвратить еще  больший ущерб». К сожалению,  список действий по минимизации продвижения иранского атомного проекта включает и физическое устранение ряда лиц,  характеризовавшихся Израилем как «ядерные ученые». Они были объектом так называемых «точечных» ликвидаций,  авторство которых еврейское государство в официальном не признавало, но и не отрицало.  Последним в этом ряду фигурирует  так называемый «отец» иранского атомного проекта Мохсен Фахризаде,  руководивший программой «Амад», занимавшейся продвижением новых технологий в ядерной сфере и официально занимавший должность Директора департамента в иранском Министерстве обороны.

Возвращаясь к последнему по времени, караджскому инциденту, процитируем интернет-сайт  израильской фарсиязычной радиостанции «Пейамэ Эсраиль», сообщившей со ссылкой на свои информационные источники в Тегеране, что  теракт был осуществлен с помощью беспилотного  летательного аппарата (БПЛА). «Это показывает в какой мере зарубежные спецслужбы внедрены внутрь страны, какие возможности для подобных деяний у них имеются и какие еще более ошеломляющие и неожиданные акции они могут  спланировать и совершить в будущем».  Действительно, велика вероятность того, что последняя по времени диверсия была проведена посредством БПЛА. Это видно  и из заявлений различных иранских инстанций и мнений экспертов. Как видно из информации в открытом доступе, в Иране намереваются внедрить систему противодействия  повторения таких акций в будущем.  В связи с этим инициированы системы обязательной и всеобъемлющей регистрации БПЛА и их владельцев.

Кстати, хотя государственные СМИ подтвердили караджский инцидента и дали различные версии его реализации, КСИР категорически отрицает саму возможность такого акта, проведенного с помощью БПЛА. Однако в Иране крепнут предположения, что в данном акте не только был использован БПЛА, но без него просто нельзя было обойтись.  Это следует хотя из того, что окрестности объекта тщательно охраняются по периметру, и приблизиться к нему практически невозможно.  Высказываются предположения и о том, что диверсия совершена иранскими гражданами, оппонирующими исламскому режиму и его главному символу – национальной атомной программе, возможно, работающими на самом объекте, который дает им пропитание и возможность сносного существования. Однако если рассматривать версию с участием БПЛА, то в деле были задействованы миниатюрные БПЛА последнего технологического поколения, схожие с воздушными шарами, способные нести заряд взрывчатки и сбрасывать его на заранее определенные цели. Понятно, что создать такого рода БПЛА внутри страны в подпольных условиях достаточно сложно, кроме того, это возможно сделать лишь на специализированном предприятии, тут необходима логистика, материалы, специалисты и др. Вот почему иранские эксперты отрицают возможность создания внутри страны «подпольных» БПЛА, и настаивают на диверсии с участием внешних сил.  В любом случае, официальные правительственные СМИ не отображают реальную картину того, что же произошло на предприятии в Карадже, и каков реальный ущерб иранской атомной программе. Что реально ясно, так это то, что иранская атомная программа реализуется при достаточно   «дырявом» режиме безопасности, допускающем постоянные сбои и провалы.

Отметим в заключение, что поступает информация о том, что начались американо-израильские переговоры на экспертном уровне о мерах по противодействию иранским БПЛА наступательного характера. Иранский режим выделяют серьезные бюджеты на проектирование и строительство БПЛА военного назначения, при этом серьезные успехи на этом направлении становятся достоянием террористических организаций ближневосточного  региона. В качестве примера можно назвать удачные операции, проведенные иранскими БПЛА в Ираке, Йемене, Саудовской Аравии. В этом плане следует отметить поступившие на истекшей неделе сообщения о прорывных достижениях израильского электронного концерна «Эльбит», создавшего лазерную технику, способную уничтожать в полете наступательные БПЛА. Ее внедрение займет порядка трех лет, проект нуждается в  солидном финансировании, с которым, вероятно, помогут США. Во время встречи  секретаря Совета национальной безопасности Израиля и советника президента США в этой сфере подписано соответствующее межправительственное соглашение. Между двумя странами обсуждается  договоренность о том, что США  объявляют регион Ближнего Востока зоной, запретной для полетов иранских военных БПЛА. Но для реализации этой идеи как раз и необходимо иметь на вооружении технику, способную идентифицировать такие летательные аппараты во время нахождения в воздухе.

51.9MB | MySQL:101 | 0,360sec