Иран и межарабские отношения. Часть 1

После обретения независимости арабские государства стремились  создать единое арабское государство и единую арабскую нацию. В этих целях арабские правительства создали ряд общеарабских  экономических и политических институтов. Целью этих организаций было побудить арабские страны к межарабскому сотрудничеству в экономике, финансах, политике и безопасности, и таким образом способствовать постепенному стиранию  различий между ними. Одной из таких организаций стала Лига арабских государств (ЛАГ) созданная в марте 1945 г. Ее основателями были Египет, Ирак, Трансиордания (с 1949 г. Иордания), Саудовская Аравия, Сирия, Ливан.  Йемен присоединился к ЛАГ в мае 1945 г. Был создан также Арабский общий рынок и другие организации. Предпринимавшиеся в 1950-1960 гг. попытки создания общей Арабской оборонительной системы провалились. В 2015 г. ЛАГ образовала общие арабские вооруженные силы. Несмотря на эти организации, арабские страны действовали независимо в выборе своей внешней политики и партнеров. На деле создать единое арабское государство не получилось, и арабские страны оставались расколоты.

Сама доктрина о создании единой арабской нации от Северной Африки до Персидского залива появилась только в XX в.  До этого существовала концепция арабизма. До начала XX в. арабами считались только жители Аравии, части Месопотамии и Сирии. Жители Египта, Северной Африки, Сомали, Мавритании и Джибути не считались арабами в полном смысле этого слова. К 1960 г. они стали частью арабского мира. А в 1970 гг. эти страны и Союз Коморских островов стали членами ЛАГ. Таким образом, арабские страны рассчитывали расширить границы арабского мира и упрочить свое политическое влияние в ООН.

С учетом неоднородности арабизации и исламизации новых территорий в Африке и на Ближнем Востоке во время арабских завоеваний в ряде североафриканских государств, Египте, Ливане до сих пор сохраняются группы населения, которые не склонны считать себя арабами и придерживаются древних взглядов и традиций. Некоторые берберские племена до сих пор требуют автономии. Однако большинство арабских стран и их население идентифицирует себя на арабской платформе.   География арабских стран частично определяла их взгляд на внешний мир, проблемы национальной безопасности и внешнеполитические интересы. Факторы национальной идентичности, идеологические доктрины также влияли на выбор друзей и врагов. Арабские страны не могли не подвергаться воздействию своей географии*. Географическое положение частично определяло приоритеты их национальной безопасности.

Различия в этническом и конфессиональном составе общества, их география определяли отношение различных арабских стран к Ирану. Естественно, монархии Персидского залива испытывали больше обеспокоенности в отношении Ирана, нежели Алжир, Египте и Тунис. Однако, идеологические, политические соображения, межарабская солидарность часто перевешивали роль географии. Примером может являться Египет и при Г.А.Насере и при последующих президентах вплоть до М.Мурси.

Другим фактором, влиявшим на ирано-арабские отношения, было межарабское соперничество. Соперничество между Египтом, Ираком, Сирией за лидерство объяснялось тем, что исторически эти страны были крупными культурными  и политическими центрами арабского мира. Дамаск – столица халифата Омеядов, Ирак – Аббасидов, Египет – Фатимидов. В Египте претензии на лидерство подкреплялись наследием фараонов. Особенно ясно это проявилось при Анваре Садате. В Ираке Саддам Хусейн говорил о Вавилоне и Аббасидах.  С 1960 гг. Саудовская Аравия стала заявлять о схожих претензиях, апеллируя статусом государства двух важнейших мусульманских святынь (Мекка, Медина).

Подобные настроения отражались на двусторонних отношениях с Ираном.  Любые попытки Ирана, каким либо образом обеспечить свои интересы в ближней территориальной периферии расценивались той или иной конкурирующей арабской страной как угроза ее претензиям на лидерство. Эти настроения особенно усилились после американского вторжения в Ирак в 2003 г.

Различия в идеологиях были еще одним источником расхождений между арабами и Ираном. Вплоть до начала 1970 гг. в арабских странах шло острое идеологическое соперничество между светскими национальными и революционными странами и консервативными, религиозными государствами. Это соперничество, продолжавшееся 1950-1960 гг. получило название «арабской холодной войны». Сегодня соперничество  идет в рамках исламской идеологии. Примером может служить отношение к организации «Братья-мусульмане» в Египте, КСА, ОАЭ с одной стороны, и Катаре – с другой.

Различия в отношениях арабских стран с ведущими мировыми державами было еще одним фактором их расхождений. В период холодной войны отношения арабских стран с СССР и Западом во многом определяли их отношения друг с другом. Арабские страны, поддерживавшие хорошие отношения с СССР, имели нормальные отношения друг с другом. И, наоборот. Однако само по себе это не гарантировало дружеского характера отношений друг с другом. Примером могут служить отношения между Сирией и Ираком и Ираком и Египтом.  После окончания холодной войны арабские страны пытались приспособиться к политике США на Ближнем Востоке. Это во многом определяло их отношения друг с другом.

Когда в 2014 г. отношения России и США заметно испортились и стали напоминать времена холодной войны это повлияло на межарабские отношения. Однако как свидетельствовали события лета 2021 г. Россия и США не стремились вернуть времена холодной войны. Достаточно часто говорили о возможности российско-американской сделки по Ближнему Востоку. В этом случае, положение правящего режима в зависящих от России стран, таких как Сирия, могло серьезно ухудшиться.

Другим фактором, расхождений между арабскими странами было их отношение к Израилю и палестинской проблеме. С конца 1960 г. линия раскола проходила между арабскими странами. которые стояли на непримиримых позициях в отношении Израиля и государствах типа Египта, Иордании и Марокко, которые занимали более гибкую позицию в отношении нормализации отношений с Израилем. После подписания Кемп-Дэвидских соглашений 1979 г. между Египтом и Израилем этот раскол еще больше углубился. Ряд арабских монархий стали все больше склоняться к возможности изменения позиции в отношении Израиля. Такие государства, как Сирия, Алжир, Ливан и Ирак занимали выжидательную позицию. Тем более что у Сирии и Ливана оставались нерешенные территориальные вопросы с Израилем.

 

* В этом смысле арабы как бы опровергали известное выражение приписываемое Наполеону Бонапарту «… география, — это не судьба…».

51.9MB | MySQL:101 | 0,368sec