О некоторых итогах первого десятилетия независимости Южного Судана

Несмотря на подбадривающее заявление международной «тройки» (США, Великобритания и Норвегия),  обращенное к народу и правительству Южного Судана по поводу первого десятилетнего юбилея со дня независимости 9 июля 2011 г., реальных поводов для оптимизма не так много.

По итогам этого первого этапа независимого развития Южный Судан остается в состоянии раздираемого межклановыми противоречиями и внутренними конфликтами нестабильного государства. С начала конфликта в стране погибло в результате вооруженных столкновений не менее 400 тысяч человек. Население страны на протяжении последних лет испытывает огромные гуманитарные потребности и находится в ситуации острой нищеты и голода.  Разумеется, на это дополнительно накладываются и участившиеся в последнее время природные катаклизмы (засухи и наводнения), трансграничные заболевания, а также негативные последствия пандемии коронавируса.

В своем поздравительном обращении к Южному Судану в связи с днем независимости, международная тройка вынуждена констатировать, что спустя три года после заключения благодаря ее посредничеству мирного соглашения между президентом С.Кииром  и оппозицией, большая часть сформулированных в этом соглашении задач осталась не выполненной сторонами конфликта. Международные игроки ожидают от них большей ответственности в выполнении взятых обязательств.

В частности, речь идет о восстановлении единства, включая интеграцию всех вооруженных групп в единую национальную армию и обеспечении равных прав и возможностей для всех граждан страны. Это касается и равного доступа всех групп и кланов к продовольствию, что сегодня становится главной социально-экономической проблемой в развитии Южного Судана. Важно также преодоление этнических и клановых противоречий и восстановление доверия, что позволит продвинуться по пути проведения открытых, инклюзивных и справедливых всеобщих выборов. Пока их подготовка явно буксует и отстает от намеченного в мирном соглашении плана. Наконец, важно приступить и к проведению давно назревшей финансовой реформы.

Однако, реальная ситуация в стране по состоянию на июль 2021 года продолжала стремительно деградировать, что не позволяет быстро и в полном объеме реализовывать различные элементы политического процесса и договоренностей. Основная повестка – гуманитарная. Именно на этом треке сейчас сконцентрированы главные усилия. Особенно важно это в неурожайный период «тощего сезона» (lean season) с мая по июль, когда ситуация в сфере продовольственной безопасности достигает критической отметки. В нынешнем году продовольственная ситуация в Южном Судане складывается наихудшая с момента обретения независимости. И это не только нехватка продовольствия, но и более комплексный и глубинный кризис, cвязанный с потерей средств к существованию, экономической разрухой и ограничением гуманитарного доступа, особенно к школам и медицинским учреждениям, в ряде нестабильных регионов страны.

Логично, что на фоне гуманитарного кризиса и общей экономической деградации правительство не планирует массовых национальных мероприятий по празднованию дня независимости. Южному Судану сегодня как никогда угрожает массовый голод на фоне галлопирующей инфляции и роста продовольственных цен. Ситуация самая критическая за все годы независимости – более 60% из 12-миллионного населения Южного Судана испытывают сегодня дефицит продовольствия. Это означает что в среднем 3 из 5 южносуданцев не могут удовлетворить свои ежедневные потребности в продовольствии и вынуждены распродавать активы либо сокращать потребление.

Согласно оценкам Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП), из этой группы не менее 108 тысяч человек находятся в наиболее критической, пятой фазе продовольственного кризиса по пятибальной международной шкале продовольственной безопасности, то есть им реально угрожает голодная смерть.  Основная концентрация этой группы – провинции Джонглей, Варрап, Юнити и Верхний Нил. И это тоже максимальный показатель для Южного Судана за все годы его независимости. В июне ежемесячная гуманитарная помощь по линии ООН достигла максимального охвата – порядка 500 тысяч человек. Одновременно, по линии ООН реализована программа по вакцинации 2.1 млн голов скота,  идет раздача семян и корма для скота. Дефицит в финансировании гуманитарных операций ООН в Южном Судане в 2021 году – под воздействием кризисной мировой экономической ситуации ввиду коронавируса – тоже большой удар по внутренней стабильности и безопасности страны, который ведет к активизации антиправительственных настроений.

Однако более чем номинальное празднование первого десятилетия независимости – это не только итог экономических и гуманитарных неурядиц. Хрупкий баланс политического консенсуса между президентом С.Кииром и занявшим пост вице-президента оппозиционным лидером Р.Машаром не обеспечивает реального единства в политической элите. А сформированное в феврале 2020 года т.н. «правительство национального единства» лишь на бумаге и под давлением международного сообщества отвечает условиям мирного соглашения 2018 года, на деле представляя собой аморфную и раздираемую противоречиями смесь различных противоборствующих кланов. Вопреки мирному соглашению, вооруженное насилие продолжается в ряде регионов, особенно неподконтрольных правительству, что подстегивает внутреннюю миграцию и ограничивает доступ населения к земле и скоту как источнику средств к существованию. Так, cогласно выпущенному в феврале 2021 года Комиссией ООН по правам человека докладу, в последние месяцы отмечается интенсификация вооруженного насилия против гражданского населения со стороны вооруженных группировок. При этом коалиционное правительство всячески оттягивает реализацию другого важного пункта – создание механизмов подотчетности и мониторинга в системе госуправления, а также учреждение в партнерстве с Африканским союзом судов для расследования военных преступлений.

Не удается добиться другого принципиально важного элемента мирного соглашения – единства в вооруженных силах Южного Судана, в которых по-прежнему существуют линии разделения по этническому признаку, а лояльность и личная преданность определенным политикам часто стоит превыше некоей объединяющей национальной идее. И в этом, пожалуй, главная слабость государственности Южного Судана.

52.46MB | MySQL:104 | 0,317sec