О росте инфляции и цен на продукты питания в Алжире

За последние месяцы из Алжира раздается все больше жалоб относительно инфляции и удорожания продуктов питания. Так, например, по официальным данным, в мае текущего года она составила 3.9%, а среднегодовые ее показатели не превышали 4.3%.

Однако на это рядовые алжирцы указывают, что за минувший год рост стоимости несубсидируемых государством товаров, в том числе и произведенных внутри Алжира, составил более 20, а то и более 50%.

Одним из примеров называют баранину, которая в канун Лаида, одного из главнейших праздников АНДР (аналог известного мусульманского праздника Курбан байрам) стала почти недоступной для обычного алжирца.

Власти страны объясняют это в первую очередь спекулятивным спросом, но так бывает всякий раз в момент повышения стоимости товаров первой необходимости, в частности, наиболее востребованных продуктов питания.

Причем на «недоступность красного (не куриного) мяса» все чаще жалуются даже представители «среднего класса», включая мелких чиновников и офицеров вооруженных сил.

Экономисты же объясняют происходящее влиянием общемировых процессов и в том числе пандемией коронавируса и экономическим кризисом.

Показательно, что в результате в этом году в ряде местностей даже перекупщики отказывались брать ягнят и баранов у производителей из-за выдвигаемой ими стоимости, поскольку они опасаются не распродать их даже перед праздником, когда традиционно спрос на такую продукцию наблюдается повышенный.

По данным самих алжирцев, в городах стоимость такого товара «за голову» колеблется от 45 до 85 тысяч динар (408 – 631 доллар) и даже доходит до 100 тысяч динаров (742 доллара) в зависимости от того, что продается – ягненок или взрослый упитанный баран.

Причем, по их данным, ровно год назад их стоимость была в полтора раза ниже и составляла порядка 30 – 50 тысяч динар.

В любом случае для страны, где средний доход семьи из пяти человек составляет 40 – 50 тысяч динар в месяц (когда в большинстве случаев жена не работает) это очень высокая и подчас неподъемная цена, другие вынуждены же откладывать на жертвенного барана деньги практически круглый год.

Сами скотоводы объясняют рост стоимости своего товара отнюдь не спекулятивными стремлениями «навариться» на празднике, а банальным желанием не обанкротиться.

Так, по их данным, за последний год резко повысилась стоимость кормов (зачастую иностранных) для животных и сейчас центнер ячменя стоит в среднем 7500 динар (56 долларов), при том, что ежедневно один ягненок потребляет до 2 кг зерна.

С учетом того, что на выращивание ягнят уходит минимум полгода, одно такое животное потребует вложения только на покупку кормов более чем на 200 долларов, не говоря уже о затратах на охрану, ветеринарные услуги, водоснабжение, обеспечение помещений содержания, пастбищ и др.

В итоге конечная стоимость выращивания одного барана до его продажи явно превышает 300 долларов за голову.

И все это бьет по интересам потребителей. В итоге, чтобы быть сопричастным к празднику, в Алжире стало модно объединяться семьями, когда одного барана берут на две, а то и три семьи.

При этом как предсказывают экономисты, после праздника цены откатятся не на много, поскольку значительная часть поголовья будет забита, что будет дополнительно подстегивать стоимость оставшихся овец.

Кроме того, сохранение высокой стоимости в расчете на их покупку состоятельными алжирцами будет рассчитано на компенсирование провальной торговли лета 2021 года.

Также нельзя исключать, что скотоводы, жалующиеся на сокращение прибыли, в следующем году сознательно сократят поголовье овец для уменьшения издержек на их выращивание.

При этом финансовые аналитики утверждают, что отчасти уменьшение продаж овец в стране вызвано новыми антикризисными мерами, направленными на снижение потребления воды и ее перерасхода.

В итоге пока эти меры слабо отразились на водной экономии, зато серьезно опустошили и без того небогатые кошельки средних алжирцев, вынужденных сокращать праздничные расходы.

В итоге немалая часть алжирцев решила не приобретать овец для жертвоприношения в этом году, в частности, из-за роста цен на товары широкого потребления, и неопределенности в будущем.

Заметим, что алжирские власти все же попытались самортизировать данную ситуацию. Так, Министерство сельского хозяйства и развития сельских районов АНДР открыло на всей территории страны 665 пунктов продажи овец «по льготным ценам», в том числе 130 в столице.

На них работают 2382 государственных ветеринара и технических специалиста, а также частные ветеринары, оказывающие индивидуальные консультации по покупаемым животным, чтобы не допустить приобретения больных особей.

По данным государственных источников, там продают ягнят и баранов по цене в диапазоне 30 – 60 тысяч динар.

Однако во-первых, по отзывам алжирцев, даже такая стоимость для большинства из них не по карману, во-вторых, найти по начальной стоимости жертвенных животных почти невозможно, поскольку все стоящее перекупают посредники, перепродающие их по цене в полтора раза дороже. А в-третьих, в тех случаях, когда это осуществимо, их не устраивает имеющаяся там продукция в силу своего невысокого качества.

Между тем, «бараний кризис» служит тревожным маркером для Алжира  целом. Важно, что происходящее отражает в целом кризисную ситуацию на продовольственном рынке страны.

Причин резкого дальнейшего удорожания продуктов питания несколько:

  1. Пандемия коронавируса, ударившая по доходам алжирцев;
  2. Снижение стоимости национальных валют нефтегазодобывающих стран, что ведет в том числе к удорожанию кормов для животных;
  3. Дальнейший рост населения, постоянно стимулирующий рост цен на продовольствие;
  4. Прогрессирующий водный кризис;
  5. Спекуляция;
  6. Давление алжирской бюрократии на национальных производителей продуктов питания.

На самом деле, наблюдаемый последние пять лет прогрессирующий рост стоимости продуктов питания фактически уничтожил покупательную способность большинства алжирцев, в том числе сильно ударив и по все более сокращающемуся среднему классу.

Таким образом, перед властями АНДР открыто встает вопрос обеспечения доступа населения к продовольствию.

Пока ситуацию отчасти амортизирует государственное субсидирование товаров первой необходимости, включая молочную и хлебобулочную продукцию, топливо и пр.

Однако финансовое состояние Алжира таково, что близится момент, когда государство может оказаться не в состоянии выполнить свои социальные обязательства и тогда ситуация может выйти из-под контроля.

Между тем, власти предпочитают плыть по течению и не заниматься решением проблемы, например, той же демографической и спекулятивной.

Более того – они, как показывает практика, только создают проблемы для расширения производства национальными производителями продуктов вроде компании Cevital, принадлежащей Исааду Ребрабу, вынужденному все чаще переводить свои производства за рубеж.

Как тут не вспомнить маразматичную ситуацию, когда алжирские власти не давали ему разгрузить иностранное оборудование для расширения производства в Беджайе и Буйре.

И опасность для алжирских властей в первую очередь исходит не из-за рубежа, где они обычно ищут врагов, а от собственной неспособности уже в ближайшие годы полноценно удовлетворить даже минимальные продуктовые потребности своего населения.

Впрочем, они рассчитывают на то, что произошедшая в последние недели корректировка нефтегазовых цен продолжится и увеличение стоимости углеводородов решит их проблемы само по себе.

52.46MB | MySQL:104 | 0,252sec