О проблемах в переговорах по СВПД, связанных с избранием нового президента Ирана

Соединенные Штаты были готовы возобновить переговоры по иранской ядерной программе в Вене, однако Тегеран запросил отсрочку на период до вступления в должность нового президента страны Э.Раиси, которое должно произойти в августе. Об этом сообщило 15 июля агентство Рейтер со ссылкой на официального представителя Госдепартамента США. «Мы были готовы продолжить переговоры, но иранцы запросили больше времени, чтобы разобраться с процессом вступления в должность нового президента», — сказала она. «Когда Иран завершит этот процесс, мы готовы планировать возвращение в Вену, чтобы продолжить переговоры», — пояснила сотрудница американского внешнеполитического ведомства.  «Мы остаемся заинтересованы в том, чтобы искать пути возврата к соблюдению СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе — прим. ТАСС), однако <…> это предложение не будет оставаться в силе бесконечно», — добавила она.   Ранее информационный портал «Аксиос» со ссылкой на свой источник сообщал о том, что администрация США намерена договориться с Тегераном о возвращении к СВПД за время, оставшееся до инаугурации нового иранского президента. По словам источника, затягивание переговоров до начала августа, когда в Иране должна состояться передача власти, вызвало бы «серьезные вопросы о том, насколько достижимой» будет сделка. С апреля в Вене ведутся очные переговоры Ирана и международной «пятерки» (Россия, Великобритания, Германия, Китай и Франция) с целью восстановления СВПД в его первоначальном виде. Эксперты в составе трех рабочих групп вырабатывают текст договоренности о возобновлении выполнения соглашения: отмене американских санкций в отношении Ирана (и дальнейшем возвращении США в сделку) и выполнении ядерных обязательств Тегераном, от которых он существенно отклоняется. Представители государств — участников сделки проводят также отдельные консультации с делегацией США. Прямых переговоров между американскими эмиссарами и представителями Ирана в Вене пока не велось.

20 июня переговорщики по иранской ядерной сделке взяли перерыв в работе, чтобы провести консультации для подготовки к финальному раунду переговоров. Как отмечал постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов, соглашение о восстановлении ядерной сделки находится в пределах досягаемости. В реальности же иранцы не торопятся в силу объективных причин переходного периода и согласования новых кандидатур на ключевые посты в исполнительной власти.  После президентских выборов в Иране 18 июня избранный президент Эбрахим Раиси выбирает членов своего нового кабинета. Выбор следующего министра иностранных дел имеет решающее значение как для администрации Раиси, так собственно и для судьбы СВПД. Иранские эксперты в последнее время высказывают предположения о том, кто может быть назначен на эту должность, указывая в первую очередь на бывшего секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Саида Джалили, заместителя по международным делам в судебной системе Али Багери Кани, специального помощника спикера парламента Ирана Хосейна Амир-Абдоллахиана, бывшего спецпредставителя по Каспийскому морю Мехди Сафари, бывшего министра иностранных дел Манучехра Моттаки и члена Высшего совета национальной безопасности Али Хосейни Таша. У Али Багери Кани на сегодня больше всего шансов встать во главе Министерства иностранных дел. Многие аналитики говорят, что если Али Багери Кани не станет министром иностранных дел, то он наверняка будет  одним из самых высокопоставленных чиновников во внешнеполитическом аппарате Ирана с полуавтономным статусом. И скорее всего, именно он и будет курировать досье СВПД и весь комплекс переговоров с коллективным Западом. Кани — ультраконсервативный дипломат, который работал старшим переговорщиком на переговорах между Ираном и Западом во время программы ядерной сделки в администрации бывшего президента Махмуда Ахмадинежада с 2007 по 2013 год. В настоящее время он является заместителем по международным делам в судебной системе и секретарем Высшего совета страны по правам человека. Сын Мохаммада Багери, бывшего члена Совета экспертов Ирана, Али Багери Кани происходит из влиятельной семьи. Его дядя, аятолла Мохаммад Реза Махдави Кани, был шиитским священнослужителем и политиком, который занимал пост временного премьер-министра Ирана с 2 сентября по 29 октября 1981 года, в то время как его брат является зятем верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. Сообщалось, что Кани был назначен в Министерство иностранных дел Ирана для координации переходного процесса. Будучи резким критиком ядерной сделки 2015 года (СВПД), это назначение послало четкий сигнал Западу о том, что следующая администрация Ирана должна одобрить окончательную сделку.  «Итогом дипломатии с США стал пассаж, который на деле лишил Иран прав и закрыл многие наши ядерные программы. Кроме того, сделка стабилизировала структуру санкций и сохранила экономические санкции. Одним словом, результатом дипломатии с США стал полный ущерб», — писал Кани во вступлении к автобиографии бывшего заместителя госсекретаря США Венди Шерман «Не для слабонервных». Раиси также назначил Али Багери Кани и Али Хосейни Таша членами комитета по ядерной сделке Ирана. Этот орган должен скорректировать окончательное соглашение в Вене в соответствии со «Стратегическим законом о снятии санкций», одобренным иранским парламентом 2 декабря 2020 года. «Наши переговорщики пересекли «красные линии» иранской нации в СВПД, и многие «красные линии», которые были выражены аятоллой Хаменеи, не были соблюдены в сделке», — сказал Кани в 2018 году. Хаман Роухани покинет президентский пост менее чем через месяц, поскольку венские переговоры продолжаются, и их общий результат изменится, когда Кани и другие его единомышленники вступят в должности и откажутся заключать сделку любой ценой.

52.46MB | MySQL:104 | 0,308sec