О целях использования марокканскими спецслужбами шпионского программного обеспечения

Генеральная прокуратура Марокко 20 июля дала указание начать следственные действия по факту публикации в ряде иностранных СМИ ложных утверждений, обвиняющих власти страны и вовлекающих национальные конституционные институты в дела, наносящие ущерб высшим интересам королевства. Об этом сообщает информационное агентство Магриб Араб Пресс (МАП).  «Королевскому генеральному прокурору в Апелляционном суду Рабата даны указания начать следственные действия по факту этих ложных утверждений и обвинений для установления сторон, стоящих за их публикацией», — цитирует МАП коммюнике генеральной прокуратуры. В статьях, опубликованных НПО Forbidden Stories («Запретные истории») и 17-ти СМИ различных государств, «содержатся ложные утверждения и выдвигаются серьезные обвинения в адрес государственных властей Марокко, вовлекающие национальные конституционные институты в дела, наносящие ущерб высшим интересам королевства», отметили в ведомстве. По информации МАП, «Национальной бригаде судебной полиции Марокко даны указания провести тщательное расследование по данному вопросу, чтобы выяснить обстоятельства дела, связанные с публикацией этих обвинений и утверждений, установить ответственность, а также вытекающие из этого правовые последствия в свете результатов расследования». В начале недели правительство Марокко «категорически отвергло и осудило необоснованные ложные обвинения», содержащиеся в расследовании Forbidden Stories и 17-ти СМИ различных государств.

18 июля базирующаяся во Франции НПО Forbidden Stories («Запретные истории») и 17 СМИ различных государств опубликовали расследование, в котором утверждается, что ряд стран, включая Марокко, могли вести слежку как минимум за 50 тыс. человек по всему миру с помощью израильской системы электронного шпионажа Pegasus («Пегас»), разработанной корпорацией NSO Group «Эн-эс-оу груп»). В этой связи возникает вопрос: насколько широк был охват целей марокканской разведки в рамках этой операции и какие  из них стояли в приоритете? Пока очевидно, что помимо реальной возможности начала серьезного скандала с Парижем, есть и еще вариант возникновения дополнительного обострения отношений с Алжиром. Это в  дополнение к тому факту, что напряженность в отношениях между Рабатом и Алжиром и так уже достигла максимума после недавнего заявления Марокко о поддержке права кабильского народа на самоопределение в Алжире.  Согласно данным, которыми поделились Forbidden Stories и Amnesty International с изданием  Le Monde, Рабат на самом деле является «одним из крупнейших пользователей шпионского ПО в ущерб алжирским властям». Именно в 2019 году, когда в Алжире началась  активность народного протестного движения «Хирак», которая привела к отставке многолетнего президента Абдельазиза Бутефлики, несколько видных алжирских деятелей стали целями взлома для разведки Марокко.  «В общей сложности были атакованы более 6000 телефонных номеров политиков, военнослужащих, руководителей разведывательных служб, высокопоставленных государственных служащих, иностранных дипломатов и активистов», — отмечает Le Monde. В списке фигурируют такие высокопоставленные военные, как Ахмед Гаид Салах, бывший начальник  штаба Национальной народной армии; генералы Али Бендауд, Вассини Буазза и Башир Тартаг; а также члены семьи А.Бутефлики: его братья Саид и Насер и сестра Жор. Также в списке целей фигурировали Рамтан Ламамра и Абделькадер Мессахель, бывшие министры иностранных дел; Нурредин Бедауи, экс-министр внутренних дел; Нуреддин Айяди, бывший секретарь в Министерстве иностранных дел и директора председателя кабинета; Али Хаддад, который был главой самого влиятельного профсоюза, а сейчас пребывает в тюрьме по обвинению в коррупции; Абдельазиз Рухейби и Зубида Ассул, видные политические деятели в движении «Хирак».  Помимо посла Франции в Алжире Ксавье Дриенкура и посла ЕС, мишенью стали также алжирские дипломаты, находившиеся за границей, и экс-посол Алжира во Франции Абделькадер Месдуа. «Это часть кампании враждебных действий Марокко против Алжира. Эта непрекращающаяся враждебность нацелена не только на институты, но и на отдельных людей», — заявил Le Monde известный политический деятель Алжира Рахаби. Тем не менее, анонимный источник в алжирской разведке рассказал, что «такой шпионаж был взаимным между странами. Из этого, возможно, можно сделать вывод, что в тот момент марокканская разведка пыталась выяснить, что происходит». «Радио Франции», которое сосредоточилось на президенте Э.Макроне, чей номер телефона также был скомпрометирован, задало вопрос: «Если Рабат действительно пытался заразить телефон французского президента в марте 2019 года, какую информацию они искали?». В то время Макрон был  серьезно обеспокоен напряженной ситуацией в Алжире, который является главным региональным конкурентом Марокко. «Это факт, почти полностью проигнорированный в прессе в то время, когда Эммануэль Макрон сделал прямой звонок французскому послу в Алжире Ксавье Дрианкуру и попросил его вернуться в Париж, чтобы обсудить алжирский кризис с министром иностранных дел Жан-Ивом Ле Дрианом. По нашей информации, Ксавье Дриенкур также привлек интерес марокканской разведки в то время, и его число фигурирует среди тех, кто потенциально является мишенью программного обеспечения «Пегас»», — сообщило «Радио Франции».  Еще одним доказательством того, что ситуация в Алжире была в приоритете марокканских спецслужб, является прослушивание с помощью «Пегаса» алжирского дипломата Лахдара Брахими, которому было поручено подготовить переход своей страны после отставки Бутефлики.  По данным следственного отдела «Радио Франции», партнера консорциума журналистов, разоблачившего скандал, мишенью взлома также стали несколько известных марокканцев. И во главе этого списка — король Марокко Мухаммед VI и его свита. Видимо этим обстоятельством, помимо естественной защитной реакции, и объясняется активизация генеральной прокуратуры королевства.    «Особенностью Марокко является то, что генеральным директором Национальной безопасности и Главным управлением территориального наблюдения, то есть полицией и разведкой, железным кулаком руководит один человек — Абделлатиф Хаммучи. И, похоже, защита короля простирается далеко, так как среди мобильных номеров, которые консорциум Project Pegasus смог идентифицировать в списке людей, подвергающихся риску нападения шпионской программы Pegasus в Марокко, много членов королевской семьи», — передает «Радио Франции». Например: Сальма Беннани, жена короля и мать двух наследников престола; принц Мулай Хишам, один из королевских родственников и четвертой в очереди на престол, по прозвищу «Красный принц» из-за его критики монархии; бизнесмен и бывший зять покойного короля Марокко Хасана II, Фуад Филали; и Мухаммед Meдиури, приемный отец Мухаммеда VI и Хасана II и бывший личный телохранитель. «В таком случае остается вопрос: разрешил ли король атаковать свое окружение, в том числе свой мобильный телефон, чтобы обеспечить свою безопасность? Или же глава марокканской полиции и разведки, сам назначенный королем в 2015 году, наделил себя этими полномочиями, выходящими далеко за рамки его компетенции? На этот вопрос невозможно ответить», — говорит «Радио Франции». Рискнем предположить, что вопрос в данном случае не в лишней самостоятельности начальника разведки, а в прямом указании короля Мухаммеда VI, который просто не вполне доверяет своему ближайшему окружению. И это логично,  если вспомнить последнюю по времени историю с попыткой свержения иорданского монарха  членами его семьи.

53.15MB | MySQL:101 | 0,292sec