Оппозиционная коалиция в Йемене

В апреле следующего года в Йемене должны пройти парламентские выборы. Если они состоятся, президенту Салеху впервые за долгое время будет противостоять довольно мощная и боеспособная оппозиционная коалиция, формирование которой с разным успехом осуществлялось более десяти лет. Эта коалиция объединила на первый взгляд совершенных антагонистов не только по политическим, но и конфессиональным признакам: бывших коммунистов и исламистов, суннитов и шиитов. По данным независимых экспертов, электоральный потенциал коалиции в настоящее время оценивается в 40–50% голосов избирателей. Это подтвердила 9 декабря с.г. 300-тысячная демонстрация протеста в Адене.

Тем не менее предстоящие выборы под вопросом по нескольким причинам. Во-первых, оппозиция объявила об их бойкоте. Для своего участия она выдвинула два условия: 1) освобождение всех политических заключенных. Это условие президент уже выполнил, что по йеменским реалиям является событием вселенского масштаба; 2) переход на систему парламентских выборов по партийным спискам с отказом от одномандатных округов. Второе условие очень серьезно. В этом случае возникает реальная опасность получения оппозиционной коалицией парламентского «блокирующего пакета акций» и, как следствие, весомого рычага влияния на экономическую и политическую ситуацию в стране. При таком раскладе становится крайне призрачной возможность сохранения преемственности власти, т.е. передачи власти от Салеха своему сыну — идея, которую Салех давно и бережно вынашивает. И которая давно воспринимается «в штыки» как местными оппозиционерами, так и США (что тоже много значит). Кроме того, оппозиция настроена решительно относительно наведения порядка в получении и распределении финансовых средств, получаемых от продажи нефти. В настоящее время лишь 20% денег от ее продажи поступает в казну, остальное оседает у аффилированных с семейством президента посредников и иностранных компаний.

В этой связи президент Салех в настоящее серьезно рассматривает два варианта действий. Во-первых, перенос выборов на более поздний срок (естественно, под предлогом экономического кризиса и неподготовленности избирательных участков). Во-вторых, проведение выборов в условиях бойкота. При этом в качестве альтернативы он планирует «создать» еще одну оппозиционную партию во главе со своим сыном, влив в нее несколько партий-«карликов» и проверенные кадры из числа влиятельных фигур лояльной Партии народного конгресса, которой в этой схеме отводится роль «жертвенной овцы». Тем более что ее популярность из-за перманентного экономического кризиса в массах стремится к нулю. То есть президент планирует создать некую структуру, которая сыграет роль собирателя протестного электората. Пока такие попытки терпят неудачу. Йеменские «баасисты», которым Салехом в августе с.г. сделал «предложение, от которого трудно отказаться», т.е. выступить инициатором и движущей силой партийного строительства такой структуры, все хорошенько обдумали и отказались. Что это означает в Йемене, можно понять по тому, как быстро все руководство «баасистов» после отказа чудесным образом вдруг оказалось в Лондоне (подальше от греха), где и объявило о своем присоединении к оппозиционной коалиции.

Но у Салеха есть серьезный союзник, который поддерживает оба выгодных для него варианта развития событий. Мы имеем в виду саудовское руководство Последнее с большой тревогой наблюдает за усилением оппозиции. И неслучайно. Приход к власти оппозиционеров означает, помимо всего прочего, переход к новой нефтяной политике, т.е. привлечению инвестиций к разработке разведанных, но еще законсервированных месторождений, а также возвращению к обсуждению вопроса о «спорных территориях» (тоже, кстати, довольно богатых нефтью). По оценке оппозиционеров, Салех договорился о них с саудовцами в ущерб йеменским интересам. Насколько влиятельны рычаги давления саудовцев на ситуацию в Йемене? Эксперты считают, что весьма влиятельны. Прежде всего, это денежный подкуп (зарплата выдается ежемесячно по спискам) большинства влиятельных йеменских шейхов на севере страны и, как следствие, управление их поведением. Кроме того, в КСА имеется многочисленная диаспора выходцев из Йемена (из той же провинции Хадрамаут), которая подвержена сепаратистским настроениям и в состоянии серьезно влиять на процессы, происходящие на родине.

Так кто же так серьезно озадачил президента Салеха? Оппозиционная коалиция «Лика Муштарака» («Общая встреча»), которая в настоящий момент состоит из Йеменской социалистической партии (ЙСП), партии «Ислах», «Объединения насеристов», «Хизб Аль-Хак» («Партия права»), «Итихад куа шаабия» («Союз народных сил») и партии «Баас». Рассмотрим поподробнее каждого из участников.

1. «Йеменская социалистическая партия» (ЙСП). Генеральным секретарем является Ясин Саид Нооман. Число партийных активистов оценивается в 200 тыс. человек (из них 80% суннитов и 20% зейдитов). После объединения страны в 1990 г. партия прошла несколько этапов и сейчас переживает свое второе рождение. Рассмотрим основные этапы.

а) 1986-1990 гг. Мы начали с 1986 г., т.к. в этом году партию (на тот период времени правящую в Народно-Демократической Республике Йемен — НДРЙ) потряс системный кризис, вызванный борьбой за власть между тогдашним генсеком Али Насером Мухаммедом и министром обороны Али Антаром, переросший в открытый вооруженный конфликт. При этом никаких кардинальных идеологических разногласий между товарищами по партии не было, просто А.Н. Мухаммед выражал интересы бедуинов, а А. Антар — оседлых племен, которые к тому же составляли костяк южнойеменской армии. Для нашего анализа этот конфликта важен потому, что во время него наиболее активная и деятельная часть руководителей были или физически уничтожены (А. Антар, Абдель Фатах Исмаил), или вынуждены бежать из страны (Али Насер Мухаммед). В этом руководящем вакууме генеральным секретарем становится Али Салем Аль-Бейд. Фигура, как покажет время, политически слабая и недальновидная. Этот этап развития партии, которая пережила недавний раскол, характеризуется взрывом демократических и объединительных настроений, перестройки идеологической составляющей, на что оказали влияние, помимо всего прочего, и аналогичные изменения в главном идейном и материальном спонсоре НДРЙ — СССР.

В 1990 г. страна семимильными шагами идет к объединению с ЙАР, что находит взаимный интерес у президента последней Салеха. Он принимает условия южан о введении многопартийной системы в новой стране, соглашается на трехлетний переходный период и фактически оставляет у власти на юге Али Салема Аль-Бейда, который в новом государственном образовании получает статус заместителя президента, а фактически наместника с серьезной долей автономии на юге.

б) 1990-1994 гг. После объединения и развала социалистического лагеря в стране ухудшается экономическое положение. Одновременно начинается политическая и экономическая (особенно в нефтегазовой сфере) экспансия «северян» на юг. Салех стремится централизовать власть, в чем ему активно помогают его тогдашние политические союзники в лице «Ислаха», которые активно распространяют свое идеологическое влияние в южных, ранее недоступных для них областях. Салех и его окружение явно стремятся установить свой контроль над нефтегазовыми месторождениями юга, что особенно болезненно воспринимается в руководстве ЙСП. Одновременно с политическими и экономическими методами северяне активно используют практику убийств знаковых фигур в ЙСП (например, советника министра обороны). Все это вызывает естественное раздражение в военном крыле ЙСП, усиливается его давление на Аль-Бейда, которого стимулируют к принятию жестких решений и организации вооруженного сопротивления с целью восстановления статус-кво до объединения.

В нагнетании страстей отметим негативную роль руководства КСА: оно активно подталкивает южан к силовому решению, финансируя их операции по покупке оружия в Белоруссии, на Украине и в Болгарии. В случае отделения юга Аль-Бейду обещают финансировать в течение десяти лет бюджет новообразованной страны (и заодно контролировать нефтяные месторождения, что не особо афишируется). В Эр-Рияде серьезно рассчитывают на победу юга. Тем не менее одновременно саудовские эмиссары через «ислаховцев» воздействуют на Салеха, убеждая его покончить с «коммунистической заразой». Цель проста: сильный Йемен не нужен. Кроме того, конфликт сильно ослабляет конкурента по нефте- и газодобыче и отвлекает от решения вопросов, касающихся «спорных территорий» или, как минимум, делает позицию йеменцев более сговорчивой.

в) 1994-2002 гг. Скоротечный вооруженный конфликт заканчивается поражением ЙСП, структура партии фактически ликвидирована. Все руководство эмигрирует в АРЕ, Сирию и страны Персидского залива. Аль-Бейд эмигрирует в Оман и де-факто отходит от руководства партией. Реанимация партии начинается после приезда в Йемен, спустя два месяца после поражения, одного из идеологических лидеров партии Омара Горлана, который сыграет основную роль не только в возрождении ЙСП, но и в организации в будущем боеспособной оппозиционной коалиции. Оговоримся сразу, что столь быстрое появление его в Йемене кажется алогичным лишь на первый взгляд. На самом деле, Салех был вынужден принять Горлана и дать ему возможность начать свою политическую деятельность под жестким нажимом США, Евросоюза, АРЕ, ОАЭ, а также саудовцев. Тех самых саудовцев, которые еще за полгода до этих событий активно призывали Салеха «избавиться от безбожников-коммунистов». Решение о возвращении и финансировании Горлана руководство КСА приняло в том числе и по рекомендации йеменского политика Аль-Джефри, который эмигрировал в Эр-Рияд еще после революции 1967 г. и с тех пор выступал в качестве одного из советников королевской семьи по йеменским вопросам. Опять система сдержек и противовесов.

О. Горлан начинает активно и успешно восстанавливать партийную структуру. В страну под гарантии США и ЕС начинают массово возвращаться эмиссары ЙСП. В 1997 г. IV съезд партии констатирует восстановление боеспособности ЙСП и избирает на пост генсека одного из ветеранов — Мукбеля. Но «теневым лидером» остается Горлан, сумевший к тому времени серьезно продвинуться в создании оппозиционной коалиции и, что самое главное, достигнуть серьезного прогресса по диалогу с «Ислахом», руководство которого в это время испытывает серьезный прессинг со стороны Салеха.

г) 2002 г. – по н.в. Этап начинается с убийства О. Горлана на очередном съезде «Ислаха» религиозным фанатиком. Последний за две недели до убийства был выпущен по непонятным причинам из тюрьмы, каким-то образом беспрепятственно проник на съезд, а после убийства укрылся в доме одного из духовных лидеров «Ислаха» и спикера парламента шейха Ахмара, где спустя какое-то время покончил жизнь самоубийством. История более чем странная, оппозиционеры однозначно указывают на Салеха как на организатора убийства. Вывод для нас из этой истории один: О. Горлан стал реальным претендентом на пост руководителя страны. Более того, он стал приобретать все больший авторитет у рядовых сторонников «Ислаха», которого добился своими регулярными лекциями в исламских университетах. Убийство Горлана, несомненно, избавило Салеха от очень грозного конкурента, но одновременно способствовало дальнейшему сплочению коалиции и увеличению авторитета ЙСП. Партия провела свой V съезд в новых условиях и избрала нового генерального секретаря Ясина Саида Ноомана (по новому уставу, один человек не может занимать пост генсека больше двух сроков подряд). В настоящее время партия, несомненно, является одной из ведущих сил в «Лика Муштарака».

2. Партия «Ислах». Об этапах становления этой партии мы уже подробно писали ранее. Остановимся лишь на некоторых моментах. После поражения «южан» в 1994 г., в чем радикальная часть «Ислаха» сыграла ключевую роль, президент Салех отчетливо понял, что еще немного и с президентским постом придется распрощаться: никаких иллюзий в отношении своих «закадычных друзей» он уже не питал. В связи с этим он принял ряд жестких мер по нейтрализации влияния исламистов: было ликвидировано ранее принятое официальное решение правительства о финансировании «Ислаха» из расчета: с одного барреля проданной нефти один доллар в партийную казну; принят новый закон об образовании, ликвидирующий систему религиозных школ; проведена кадровая чистка силовых и государственных структур; ряд одиозных фигур из руководства были вынуждены эмигрировать или уйти в тень (Т. Фадли, Зиндани). Это, с одной стороны, ослабляет исламистов, но с другой — стимулирует обострение борьбы за власть между «умеренными» и «радикалами» (шейх Ахмар, Зиндани), которые решительно выступают против любого альянса со светскими партиями. Последние проигрывают, и к власти в партии приходит триумвират «умеренных»: Аль-Анси, Кахтани и главный идеолог Аль-Аззаб. Взят твердый курс на поддержку коалиции с ЙСП и другими партиями и обозначен стратегический курс: парламентское вхождение во власть по образцу египетских и иорданских «братьев-мусульман», признание принципа многопартийности. Зарубежными экспертами отмечается высокая степень профессионализма в партийном строительстве низовых ячеек практически во всех районах Йемена.

Численность партии в настоящее время оценивается примерно в 500 тыс. человек, электоральный потенциал — 20-25% голосов избирателей. «Ислах» находится на самофинансировании (владеет большим количеством объектов социальной инфраструктуры: школы, больницы, учебные заведения). Финансовое спонсорство со стороны КСА после 1994 г. было прекращено, что объяснялось в том числе и уступкой Салеха по вопросу о передаче саудовцам спорных территорий, что произошло в 2001 г.

3. «Уахди Аль-Насери» («насеристы»). Расцвет партии пришелся на 60–70-е годы, что было связано с ролью лидера АРЕ Г.А. Насера в арабском мире и присутствием египетских войск на территории Йемена. Упадок «насеристов» начался с приходом к власти нынешнего президента ЙР Салеха, который обрушил на партию волну репрессий, что очень сильно уменьшило их потенциал. После объединения страны партийное руководство было амнистировано, но былого влияния партия так и не приобрела. В настоящее время она насчитывает примерно 3 тыс. активистов и объединяет в основном представителей суннитской интеллигенции на севере страны. Находится в устойчивой оппозиции к нынешнему руководству страны.

4. «Хизб Аль-Хак». Была образована при всесторонней помощи ЙСП на севере страны для распространения влияния среди шиитов. Руководитель — Мухаммед Зейд. Немногочисленная моноконфессиональная партия с большим процентом интеллигенции. В отличие от проиранской партии И. Аль-Хути, которая действует (а в последние три года воюет) только в Сааде, имеет свои ячейки по всей стране. Одно время партия подвергалась репрессиям, в настоящее время даже получает финансовую помощь из государственной казны, что объясняется желанием Салеха создать какой-либо противовес идеям сепаратистов в Сааде, особенно после последних событий. Интересно, что середине 90-х ситуация была зеркально противоположной: финансами помогали Аль-Хути в противовес «Аль-Хак».

Среди программных установок партии отметим резкое неприятие попыток Салеха передать власть в стране своему сыну.

5. «Итихад куа шаабия». Еще одна немногочисленная зейдитская партия, в основном состоящая из представителей семьи Аль-Уизара (влиятельное духовенство и религиозная интеллигенция). В 1948 г. предприняла неудачную попытку свергнуть имама, после чего подверглась массовым репрессиям. Руководство эмигрировало в США, где сейчас располагается главная штаб-квартира партии. Низовые ячейки в стране практически отсутствуют. Большинство членов партии в самом Йемене симпатизируют ЙСП или негласно являются ее членами. Выступает за демократизацию и многопартийность, занимается в основном пропагандой через СМИ и Интернет.

Две последние партии поддерживают движение Аль-Хути в части достижения национальной автономии, но непосредственного участия в вооруженном конфликте не принимали.

6. «Баас». Является проиракской фракцией движения. Во времена С. Хусейна пользовалось определенным влиянием и расположением президента Салеха, который поддерживал дружеские отношения с тогдашним иракским руководством. После свержения иракского диктатора авторитет партии стал резко снижаться, в том числе и по причине отсутствия финансирования из Ирака. Перипетии отношений Салеха с баасистами в последний период мы рассматривали выше. Остается добавить, что в сентябре с.г. последние официально присоединились к «Лика Муштарака».

44.71MB | MySQL:110 | 0,808sec