INSS представил президенту Ицхаку Герцогу «Стратегические вызовы Израилю и политические рекомендации». Часть 1

Директор ведущего израильского экспертно-аналитического центра Института исследований национальной безопасности (INSS) профессор Мануэль Трахтенберг и его ведущие сотрудники подготовили для нового президента Израиля Ицхака Герцога презентацию, в которой содержатся ключевые стратегические задачи, стоящие перед Израилем, и политические рекомендации для решения проблем. Напомним, что И.Герцог занял пост 7 июля 2021 г., ранее возглавлял Еврейское агентство «Сохнут», был главой оппозиции в Кнессете, лидером партии Авода; он сын бывшего президента Израиля Хаима Герцога (1983-1993).

Церемония передачи результатов исследования, проведенного экспертами Института, состоялась в Иерусалиме 27 июля 2021 г. в официальной резиденции израильского президента. Для INSS становится традицией в начале срока полномочий нового президента знакомить его с экспертными оценками вызовов, с которыми сталкивается еврейское государство, и политическими рекомендациями.

В Институте отмечают, что «за последние полгода произошло много глобальных и местных событий, среди которых: новая администрация в Вашингтоне; решение президента США Джо Байдена попытаться вернуться к ядерной сделке с Ираном (Совместному всеобъемлющему плану действий, СВПД); формирование нового правительства в Израиле; рост напряженности в израильском обществе, включая столкновения между палестинцами и евреями в израильских городах[i].

В списке вызовов еврейскому государству на первом месте стоит стремление Ирана стать ядерной державой. Иранцы «приобретают знания и опыт, необходимые для создания ядерного оружия, добиваются прогресса в повышении уровня обогащения урана и в эксплуатации современных центрифуг, а также начинают производство металлического урана, подходящего скорее для военной, а не гражданской программы».

Иран продолжает и даже ускоряет производство расщепляющегося материала, необходимого для ядерного оружия, под прикрытием ведущихся в основном в Вене переговоров со сверхдержавами по поводу возврата к ядерному соглашению 2015 г.

По мере затягивания переговоров эксперты задаются вопросом, желает ли Тегеран вернуться к соглашению или же тянет время, занимаясь поиском «козла отпущения». Между тем иранцы перешли границы, чего раньше себе не позволяли – обогащают уран до 60%, производят металлический уран и ограничили возможности для контроля. «Это сделано для того, чтобы позиционировать себя в качестве государства, стоящего на пороге создания ядерного оружия, и сократить время, необходимое для прорыва к ядерной бомбе». В такой неопределенной ситуации Израилю необходимо учитывать все возможные сценарии.

В краткосрочной перспективе эксперты советуют израильскому руководству в тесном сотрудничестве с США подготовиться к двум сценариям: заключение и неудача в подписании новой ядерной сделки с Ираном. Каждый из этих сценариев имеет большое значение для еврейского государства. Если произойдет возвращение к СВПД, Израиль должен приложить максимальные усилия для оказания влияния на заключение следующей измененной сделки. Вместе с Соединенными Штатами израильскому руководству нужно будет обсудить, как добиться более длительного соглашения, предусматривающего более строгий контроль над иранской ядерной программой, сохраняя за собой свободу действий.

Израилю в тандеме с США необходимо обеспечить наличие проработанного военного варианта для противодействия Тегерану и быть готовым ко второму сценарию – неспособности достичь соглашения, в то время как Иран позиционирует себя в качестве «почти порогового [на пути к ядерному оружию]» государства, с возможностью получения ядерной бомбы в течение нескольких месяцев.

Исходя из того, что «Иран продолжает усиливать свое политическое, военное и экономическое влияние в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене», Израилю необходимо продолжить противостояние его деятельности в регионе, проводя «кампанию между войнами».

Эксперты INSS отмечают усиление иранского влияния за счет распространения оружия большой дальности – ракет и ударных БПЛА; формирования отрядов местных ополченцев, которые Тегеран контролирует, снабжает оружием, обучает и финансирует. Усиление влияния и присутствия Ирана в регионе является долгосрочным стратегическим проектом, несмотря на то, что в настоящее время страна ослабевает в условиях серьезного финансово-экономического кризиса из-за американских санкций. Иранское руководство, тем не менее, нашло ресурсы для инвестирования в этот проект. «Израиль должен продолжать попытки воспрепятствовать укреплению позиций Ирана на своих северных границах и его подрывной деятельности в регионе в рамках продолжающейся «кампании между войнами», улучшая свои возможности и избегая признаков ослабления в борьбе против иранского влияния».

После атак ЦАХАЛа, считают эксперты INSS, Тегеран «выставил Израилю счет». «За ударами по Ирану, которые были совершены в течение года и приписываются Израилю (целенаправленное убийство иранского физика-ядерщика Мохсена Фахризаде; нанесение ущерба заводу по сборке центрифуг; повреждение электрической системы на ядерном объекте в Натанзе, в результате которого было уничтожено около половины центрифуг; теракты в Сирии) пока не последовало соответствующего иранского ответа (который не перерастет в полномасштабную войну), но он будет, как только появится возможность».

Наличие угроз на северных границах Израиля, полагают эксперты INSS, требует от израильского руководства обновления политики. По их мнению, потенциальная угроза на севере Израиля возрастает по мере ослабления и даже неминуемого краха Ливана, а также продолжающегося распада сирийского государства, что позволяет Ирану активизироваться и выстраивать «военную машину», направленную на нанесение высокоточных ударов вглубь израильской территории.

По словам израильских экспертов, «хотя Израиль и «Хизбалла» сдерживают друг друга, существует большой потенциал ухудшения ситуации в результате действий, которые могут создать динамику эскалации конфликта».

В INSS полагают, что к краху экономики и политическому кризису в Ливане привела борьба за власть между элитами. Политическая система продемонстрировала свое бессилие, не сумев справиться с глубоким экономическим, социальным и политическим кризисом. Правительство неспособно удовлетворить потребности своего населения. Ливанская система здравоохранения переживает острый кризис из-за пандемии COVID-19, унесшей на сегодняшний день жизни около 8000 граждан. Власти не преодолели последствия взрыва в порту Бейрута (в августе 2020 г.), в результате которого около 200 000 человек остались без крова. Готовность международного сообщества помочь Ливану строго обусловлена формированием функционирующего и менее коррумпированного правительства, способного содействовать проведению политико-административных и экономических реформ. В ливанском обществе растет отчаяние и число желающих уехать из страны, растет уровень насилия и все больше проявляются признаки анархии.

Несмотря на сложную ситуацию и рост недовольства внутри страны, «Хизбалла» сохраняет свои позиции и продолжает укреплять власть в Ливане, наращивая при этом возможности проведения высокоточных атак, которые превращают ее в реальную и серьезную угрозу Израилю и острие боевых действий антиизраильской «шиитской оси». Несмотря на воинственные заявления руководства «Хизбаллы» во время израильской военной операции «Страж стен» и предоставленную палестинским группировкам свободу в запуске ракет по Израилю с территории Ливана, «Хизбалла» сдерживает себя, хотя и продолжает бросать вызов Израилю и проверять действие правил игры. ЦАХАЛ должна подготовиться к сценариям эскалации напряженности, включая столкновения с ливанской шиитской организацией, которые могут перерасти для Израиля в войну на севере. Израильскому руководству следует инициировать политические шаги и приложить усилия по обеспечению безопасности и предотвращения конфликта; определить, как и когда решить проблему проекта высокоточных ракет»; содействовать международным и региональным усилиям по предотвращению погружения Ливана в «экстремальные варианты анархии, гражданской войны или его перехода под контроль «Хизбаллы».

Сирия разделена, находится в глубоком кризисе и, по мнению израильских экспертов, далека от восстановления, что усиливает ее зависимость от России. «Россия в Сирии – доминирующий элемент, но неспособный продвигать политические реформы и восстановить страну». На Голанских высотах присутствуют проиранская «Хизбалла» и иранские ополченцы. Иран продолжает закрепляться на сирийской земле, и в настоящее время прилагает усилия по привлечению местной рабочей силы, перемещению центра оперативной устойчивости на восток и север Сирии (Алеппо), а также усиливает позиции в гражданской сфере за счет инвестиций в недвижимость, образование и учреждения культуры.

Наряду с тем, что на Голанских высотах доминирует «Хизбалла» и подконтрольные Ирану ополченцы, на юге Сирии, являющейся нейтральной зоной, ведутся кровопролитные столкновения между местными группировками, повстанцами, «Хизбаллой», иранскими прокси, сторонниками режима президента Башара Асада и российскими силами. Турция, в свою очередь, продолжает закрепляться на захваченных ею территориях в северной части Сирии и противостоять курдам.

Россия, по словам экспертов INSS, «соревнуется с Ираном за влияние на Дамаск, но оба актора зависят друг от друга. Для Москвы и Тегерана правление Асада является гарантией сохранения их военных и экономических активов в Сирии, и никто из них не видит альтернативы его режиму. Администрация Джо Байдена все еще формулирует свою стратегию в отношении Сирии и сохранения американского военного присутствия, которое, с точки зрения Израиля, является серьезным препятствием для Ирана в его стремлении взять под контроль иракско-сирийскую приграничную зону и протянуть сухопутный мост от Тегерана до Дамаска и Бейрута».

Израиль должен признать, что Сирия останется разделенной, и что пока Асад управляет страной, из нее невозможно изгнать Иран и его ставленников. Израильскому руководству рекомендуется продолжать действовать в рамках «кампании между войнами» и проводить активную политику по изгнанию Ирана и его прокси из Сирии посредством международного и регионального сотрудничества, а также путем формирования и поддержки сети возможных союзников внутри страны.

Относительно ситуации в регионе и т.н. нормализации 2.0 эксперты INSS отмечают «постоянную борьбу за моделирование Ближнего Востока между четырьмя враждующими лагерями – один возглавляет Иран, другой – Турция, третьи – это джихадисты и четвертые – умеренные государства». Внутри государств – нестабильность: обострение фундаментальных экономических, социальных и политических проблем.

Соглашения об установлении официальных отношений между умеренными арабскими странами (Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Суданом и Марокко) и Израилем «пережили» эскалацию конфликта между израильской армией и сектором Газа во время военной операции ЦАХАЛа «Страж стен», несмотря на отмену некоторых мероприятий, которые были запланированы с целью углубления межгосударственного взаимодействия (особенно с ОАЭ и Марокко). «На данный момент все еще не ясно, означает ли сохранение открытых отношений между Израилем и этими странами, что они выстроены на прочной основе, или это объясняется ограниченным характером операции [«Страж стен»] и быстрым переключением внимания с событий у мечети Аль-Акса на Храмовой горе и в Иерусалиме [в мае с.г.] на сектор Газа».

На этом фоне, представляется экспертам, новое израильское правительство может способствовать дальнейшему развитию «Авраамовых соглашений» и даже расширить их за счет привлечения других стран. «Было бы правильно продолжать развивать экономические связи с ОАЭ, особенно туризм, потенциал которого еще не реализован в полной мере, отчасти из-за пандемии коронавируса». В INSS советуют также сделать упор на развитие экономических связей с Марокко. «В Судане тоже ожидают реализации потенциальных экономических выгод от соглашения с Израилем».

Отношения Израиля с Иорданией, по мнению экспертов, заслуживают особого внимания на самом высоком уровне. Это предполагает возобновление стратегического диалога между странами, подтверждение Израилем особого статуса Иордании на Храмовой горе в Иерусалиме и помощь иорданцам в выходе из серьезного кризиса, вызванного нехваткой водных ресурсов.

Что касается Турции, израильскому руководству рекомендуется уменьшить любые трения с Анкарой (и избегать открытого конфликта с президентом Р.Т.Эрдоганом), продолжая при этом усиливать элементы, противостоящие влиянию Анкары в регионе.

На международной арене политика Израиля должна быть адаптирована к глобальным тенденциям: установить тесные отношения с президентом Байденом, возобновить диалог с Европейским союзом, укрепить связи с еврейскими общинами и подготовиться к борьбе на юридическом фронте.

В INSS полагают, что «главный фактор, определяющий стратегию международной системы, остается неизменным – это глобальная конкуренция между державами, особенно США и Китаем. Это соревнование ведется на экономическом, технологическом, военном и политическом фронтах, а также на уровне ценностей и идеологии. После многих лет ослабления международных институтов и механизмов президент США Байден стремится реорганизовать международную систему под своим руководством. Стратегия Байдена заключается в создании широкой международной коалиции демократических государств и других партий в качестве противовеса конкурирующему лагерю, возглавляемому авторитарными режимами, и прежде всего Китаем.

«Байден внес изменения в повестку дня, ценности и стиль, с целью восстановить либеральный порядок и трансатлантическое взаимодействие».

«Постепенное восстановление мировой экономики после пандемии COVID-19 привело к сосредоточению внимания на внутренних проблемах, одновременно увеличивая разрыв между сильными и слабыми странами».

«Рост антиизраильских и антисемитских настроений влияет на безопасность евреев в диаспоре и статус Израиля» [ii].

Администрация США продвигает международную повестку дня, уделяя первоочередное внимание климатическому кризису как общей глобальной проблеме, стремясь снизить любые риски эскалации и трений (с Китаем, Россией, Северной Кореей, Ираном и Турцией) и сосредоточить внимание на том, что является для нее основным вызовом, – стратегическом соперничестве с Китаем, который в Вашингтоне рассматривают как наиболее серьезную угрозу для Соединенных Штатов и свободного мира. Соединенные Штаты сокращают свои вооруженные силы на Ближнем Востоке (они ушли из Афганистана) и сосредотачиваются на Южной и Восточной Азии».

Таким образом, Ближний Восток утратил значимость для международной системы, за исключением усилий по возвращению к ядерной сделке с Ираном и сдерживания очагов военных и гражданских конфликтов, которые ставят под угрозу источники и пути доставки энергетических ресурсов или вызывают волны миграции и террора.

По мнению экспертов INSS, в отношении международных игроков во главе с США Израиль должен готовиться предпринять следующие шаги:

— оказать влияние на переговоры с Ираном, и, прежде всего, на разработку вариантов действий на случай возвращения к ядерной сделке или провала переговоров;

— обезопасить свои отношения с Китаем, особенно в области киберпространства, технологий, инфраструктуры, шпионажа и влияния;

— развивать и использовать нормализацию отношений со странами региона при сохранении качественного преимущества Израиля;

— заниматься продвижением желательных для Израиля тенденций в обновленном международном дискурсе по палестинскому вопросу, одновременно решая проблемы, связанные с усилением делегитимации израильской политики и рисками для его политической и военной свободы действий;

— продвигать регионально-международную архитектуру стабильности на северной арене (Ливан и Сирия) и на палестинской арене (урегулирование конфликта с сектором Газа и предотвращение захвата ХАМАСом Западного берега р. Иордан);

— использовать преимущества Израиля в выходе из кризиса, вызванного COVID-19, для развития своих отношений с другими странами.

Прежде всего, Израиль должен укрепить отношения с президентом США Джо Байденом и его администрацией, а также восстановить отношения с Демократической партией США и ее сторонниками, в числе которых большинство американских евреев, сохраняя при этом тесные связи с Республиканской партией и ее сторонниками. Необходимо установить каналы для тайного диалога, чтобы облегчить взаимодействие и оказать определенное влияние на американскую политику на Ближнем Востоке, максимально используя все возможности (в частности, ответ на иранские угрозы, содействие нормализации отношений арабских стран с Израилем) и обсуждая угрозы и разногласия между двумя странами (в частности, по Ирану, Китаю, палестинцам, аспектам качественного преимущества Израиля в регионе). В то же время важно избегать публичных разногласий с США. Израиль должен также продвигать и укреплять свои дополнительные преимущества в качестве актива для Соединенных Штатов в области технологий, инноваций и безопасности[iii].

[i] The Main Strategic Challenges and Policy Recommendations // INSS — https://www.inss.org.il/publication/inss-special-update/?

[ii] Strategic Challenges Facing Israel, and Policy Recommendations Special Update for the President // INSS — https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/2021/08/President_slide_2_eng_try2.pdf

[iii] The Main Strategic Challenges and Policy Recommendations // INSS — https://www.inss.org.il/publication/inss-special-update/?

52.17MB | MySQL:101 | 0,374sec