Антиизраильская «контратака» Алжира в Африканском союзе

Алжирское руководство пытается торпедировать достигнутый в июле Израилем успех в Африканском союзе. Напомним, что впервые с 2002 года последнему удалось вернуть статус наблюдателя в панафриканской организации.

И вот АНДР пытается мобилизовать для оспаривания израильского успеха своих сторонников в Африке. Среди наиболее активных алжирских союзников выделяется Мозамбик. Его руководство, не восстановив полноценно контроль над захваченным исламистами севера страны, концентрирует свое внимание на противостоянии росту влияния в Африке Израиля.

Так, Мозамбик оспорил решение председателя Комиссии Африканского союза (АС) Мусы Факи по предоставлению Израилю статус наблюдателя в панафриканской организации, назвав его «деликатным вопросом, которому должны были предшествовать консультации с государствами-членами данной организации, но эта процедура не была соблюдена».

Также в официальном заявлении его дипломатического представительства в Аддис-Абебе подчеркивается: «Правительство Мозамбика с тревогой восприняло это решение, хотя обстоятельства, приведшие к потере Израилем статуса наблюдателя (в рамках Организации африканского единства, ОАЕ) в 2002 году выполнены не были, что и было зафиксировано в 2013, 2015 и 2016 годы. Ведь оккупация Палестины и систематическое нарушение Израилем прав человека в отношении палестинского народа продолжаются, что противоречит принципам, закрепленным в учредительном акте Африканского союза».

А раз так, то поэтому официальный Мапуту заявляет о намерении оспорить решение о предоставлении Израилю статуса наблюдателя в АС, «передав это дело на следующую очередную сессию Исполнительного совета для обсуждения», и настоятельно призывает принявшую указанное выше решение комиссию «впредь придерживаться надлежащих этой важной организации процедур».

Данное заявление было сделано не случайно – Алжиру усилиями вновь назначенного на должность министра иностранных дел Рамтана Ламамры удалось по дипломатическим каналам включить обсуждение «произраильского» решения председателя Комиссии АС в повестку дня следующего Исполнительного совета Африканского союза. На нем противники нахождения Израиля в данной панафриканской структуре, возглавляемые АНДР, намереваются опротестовать предоставление ему статуса наблюдателя в АС.

Напомним, что именно Алжир первым откликнулся на решение Мусы Факи, резко раскритиковав его. МИД АНДР заявил о намерении пересмотреть его, исходя из своей «позиции, гарантирующей поддержку международной законности, и руководствуюсь правом угнетенных народов на самоопределение».

Однако пока из более чем 60 африканских стран ему удалось мобилизовать против Израиля лишь меньшую их часть. Так, согласно алжирским источникам, «Семь постоянных делегаций при АС в Аддис-Абебе официально выразили свое несогласие, направив его руководству соответствующие документы». Еще девять африканских стран во главе с ЮАР выразили возмущение «несправедливым и неоправданным решением», возвращающим Израиль в панафриканскую структуру.

Также показательно, что практически «под копирку» с Алжиром свое заявление против нахождения в АС выразила и «виртуальная» проалжирская «Сахарская Арабская Демократическая Республика» (САДР). Ее руководство заявило 5 августа, что решение, принятое Мусой Факи, «полностью проигнорировало высшие интересы африканской организации и известные мнения и проблемы ее государств-членов, против чего возражают ряд государств-членов АС».

Кроме того, согласно алжирским источникам, соответствующие антиизраильские действия поддерживают Иордания, Кувейт, Катар и Йемен, а также представительство Лиги арабских государств в Аддис-Абебе.

Чем же обусловлены столь активные действия АНДР на данном направлении? Разумеется, Алжир традиционно эксплуатирует палестинскую и антиизраильскую темы в попытке побороться за влияние в арабо-мусульманском мире.

К этому примешивается усиление противостояния с региональным конкурентом Алжира – Марокко, являющегося союзником Израиля.

И на это наслаивается пусть и смягченное, но все же противостояние между Катаром и просаудовской группой, лояльной Израилю и Марокко. Соответственно, их конкуренция отражается и в Африке.

Что же касается Алжира, то необходимо напомнить, что возвращенному на пост министра иностранных дел АНДР Рамтану Ламамре среди основных задач была выдвинута борьба с усилившимся влиянием Израиля и Марокко. И африканский «фронт» — одна из важных линий противостояния.

И, конечно же, не следует забывать, что засветившиеся в антиизраильской истерике страны тем самым пытаются решить внутренние проблемы и отвлечь внимание собственной «улицы» на внешнего врага.

Так, Алжир демонстрирует неспособность самостоятельно справиться не только с пандемией коронавируса, но и даже лесными пожарами в ограниченном количестве провинций.

Социально-экономическая ситуация в стране также ухудшается и его руководству необходимо отвлекать внимание алжирцев в противоположную от себя сторону.

ЮАР до сих пор находится в состоянии шока после прокатившихся по стране погромов, первопричина которых отнюдь не устранена.

Ну а Мозамбик откровенно демонстрирует собственную несостоятельность, оказавшись неспособен справиться с относительно небольшой бандгруппой исламистов, захвативших север страны.

При этом для Израиля пребывание или непребывание в статусе наблюдателя в АС не является критичным, поскольку за время его отсутствия в панафриканской организации (2002 – 2019 гг.) параметры его экономического сотрудничества со странами Африки выросли многократно.

Причем статус наблюдателя в АС фактически не дает ему реальных рычагов влиять на его решения. Во многом он является лишь «почетной грамотой», определяющей степень его влияния в Африке и заслуг в развитии экономики многих ее стран.

Между тем, Алжир и его союзники тратят на борьбу с этим полувиртуальным членством колоссальные ресурсы, причем не только дипломатические, но и материальные, которые могли иметь более продуктивное приложение.

Причем даже если «алжирской коалиции» с помощью других внешних игроков удастся вновь выдавить Израиль из АС, это будет лишь временным результатом одного из раундов изнурительной для АНДР, но почти незаметной для еврейского государства борьбы, которая в практическом плане не даст АНДР никаких осязаемых дивидендов.

Ведь Алжир не в состоянии убрать из Африки растущее израильское влияние и заменить его своим или чьим-то другим. Укажем, что оно все больше заметно в экономической, военной и прочих чувствительных сферах.

С другой стороны, попытка «натянуть на себя антиизраильское одеяло» может быть чревата для АНДР – во-первых, подобное приведет лишь к еще большему упрочению союза Израиля с Марокко и другими конкурентами Алжира, а с другой стороны, это создает риск вызвать другие превентивные израильские меры в той же Африке.

Иными словами, несоответствующие истинному весу АНДР на мировой арене попытки бороться за влияние в арабо-мусульманском мире могут ей стоить несоразмерно дороже тех результатов, которые алжирская сторона может добиться, разогревая антиизраильскую истерию.

По крайней мере, у израильтян имеется куда больше рычагов влияния, чтобы срывать в будущем там алжирские проекты в конкретных странах, тогда как у Алжира, к примеру, не пустить в ту или иную страну израильские инвестиции является делом почти невозможным.

 

51.47MB | MySQL:109 | 0,358sec