О внутриполитических процессах в Судане

В Судане пробуксовывают процессы дальнейшего продвижения по переходному пути к всеобщим выборам, намеченным на конец 2022 года, когда истечет 39-месячный транзитный период управления во главе с технократическим правительством А.Хамдока. Несмотря на значительный прогресс, особенно на внешнеполитическом фронте, включая выход страны из изоляции и исключение из американского списка спонсоров терроризма, существующие межклановые противоречия грозят вновь перейти во внутриполитический кризис.

Реагируя на угрозу нового внутриполитического кризиса, летом текущего года премьер-министр переходного правительства запустил новую инициативу «Путь вперед», под которую решено сформировать новую институциональную структуру. Возглавить эту структуру поручено Ф.Барме, главе одной из старейших в Судане системных политических партий «Аль-Умма». Это обоснованный выбор, с учетом влияния этой системной партии в гражданском обществе и ее позиций умеренного националистического толка. Поставленная перед новым органом задача – достижение широкого консенсуса и консолидация политических сил. В течение ближайших месяцев должна быть разработана «дорожная карта» по дальнейшим практическим шагам. В состав новой структуры войдут представители различных партий, включая назначенного в апреле с.г. губернатором Дарфура лидера Суданской освободительно армии Минни Минави.

В общих чертах инициатива «Путь вперед» охватит семь треков – правосудие и конституциональное развитие, экономику, внешнюю политику, реформу армии и органов безопасности, переход к многопартийной системе и формирование Законодательного совета.

Последнее направление является наиболее чувствительным и противоречивым. Создание Законодательного совета было предусмотрено соглашениями 2019 года, но до сих пор не реализовано. Сегодня по сути разделение властей в Судане не работает: правительство А.Хамдока как исполнительный орган принимает решения и законы и по сути санкционирует их с подачи т.н. Суверенного совета.

Таким образом какой-либо надзор со стороны парламентского органа, пусть даже транзитного, отсутствует. Суверенный совет – результат консенсусного решения, достигнутого между свергнувшими в 2019 г. президента О.аль-Башира военными и политическими оппозиционными силами. В его состав входят пять гражданских представителей Альянса за свободу и перемены (АСП), пять представителей Переходного военного совета и одного гражданского лица, выбранного по соглашению между двумя силами.

Поэтому скорейшее создание Законодательного совета (парламента) поможет вернуть весь политический процесс в Судане в более легитимное русло. За создание такого совета в скорейшее время ратует премьер-министр А.Хамдок. По его мнению, создание такого органа возможно буквально в течение одного месяца, если будет достигнуто согласие между политическими партиями, все из которых – за исключением расформированной партии бывшего президента Национального конгресса Судана – должны войти в этот новый орган.

Буквально вслед за анонсом инициативы премьер-министра А.Хамдока, в середине августа с.г. председатель Суверенного совета Судана генерал А.Ф.аль-Бурхан инициировал начало дискуссии по формированию Законодательного совета, а также комиссии по формированию избирательной комиссии. В рамках этого процесса, власти намерены запустить широкий диалог по вопросу подготовки к выборам с участием всех политических партий и движений, а также гражданского общества.

Одновременно в августе с.г. произошло еще одно примечательное событие. В Дарфуре состоялась официальная инаугурация назначенного на пост губернатора региона Минни Минави. Это реализация важнейшего элемента договоренностей, достигнутных между Хартумом и оппозиционными силами Дарфура в октябре 2020 года в столице Южного Судана, выступившего посредником в урегулировании. Известное, как Джубинское мирное соглашение, оно предусматривало интеграцию вооруженных группировок Дарфура в национальную систему вооруженных сил  и безопасности. М.Минави на своей инаугурации пообещал не только содействовать процессу национального единения, но и привлекать в регион инвесторов и финансовые ресурсы от благотворительных фондов, чтобы вкладывать в проекты развития и содействовать возвращению домой беженцев и внутренне перемещенных лиц. Он также пообещал привлекать частный сектор к проектам развития, особенно в сфере сельского хозяйства и животноводства.

Однако несмотря на динамику политических событий и анонсов, складывается ощущение, что реального продвижения по пути конституционных реформ в Судане нет, а риски нового национального кризиса довольно высоки. Главные проблемы – отсутствие единства в рядах переходной власти, отсутствие единого центра принятия решений, отсутствие четких и согласованных сторонами приоритетов и нехватка долгосрочного видения и шагов на пути перехода от транзитного формата к новой концепции власти. Судорожные попытки запуска наспех сформулированной инициативы «Путь вперед» главное тому свидетельство. Суданский премьер-министр на недавнем брифинге в Совете министров вновь призвал все политические силы страны к объединению вокруг новой инициативы.  Одновременно, Cудан продолжает испытывать серьезные экономические проблемы, а также вызовы в сфере внутренней безопасности. Отсутствие законодательного органа и его надзорных и контрольных функций над решениями исполнительной власти, а также судебной системы, создают серьезные конституционные проблемы и обостряют проблему легитимности переходного правительства. Также отсутствует пока значительный прогресс в деле ликвидации структурной коррупции в органах власти, что было главным поводом свержения и заключения под стражу президента О.аль-Башира.

Таким образом, за год до начала важнейшего этапа развития суданского государства – национальных выборов – внутри страны по-прежнему отсутствует важный внутриполитический консенсус, несмотря на существенные успехи в разрешении региональных конфликтов в Дарфуре, Голубом Ниле и других мятежных провинциях. Основной водораздел проходит между гражданскими политическими силами и военной верхушкой, между которыми за истекшие два года пока так и не удалось выработать общее политическое видение для Судана. В частности, не удалось согласовать общие точки зрения по конституционной реформе и создания системы парламентаризма в Судане. Также фактически не был реализован проект формирования реальной объединенной национальной армии, а созданные Силы быстрого развертывания по-прежнему стоят особняком от вооруженных сил. Помимо этого, разведка и силы безопасности Судана фактически сегодня не подчиняются напрямую переходному правительству А.Хамдока и ведут свою игру на политической авансцене. Это может стать «миной замедленного действия» и подорвать процесс транзита Судана к всеобщим национальным выборам и конституционным реформам до 2022 года.

51.55MB | MySQL:101 | 0,435sec