Ближневосточная конференция по сотрудничеству и партнерству: явная и закулисная дипломатия

28 августа в столице Ирака Багдаде состоялась Ближневосточная конференция по сотрудничеству и партнерству. Первоначально данное мероприятие планировалось как саммит соседних с Ираком государств для выработки общей позиции по стабилизации обстановки в этой стране и ее интеграции  в региональные политические и экономические проекты. Однако значение конференции оказалось значительно шире и масштабнее. В данном мероприятии приняли участие помимо хозяина, премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми, король Иордании Абдалла II, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, эмир Катара Тамим бен Хамад, премьер-министр ОАЭ шейх Мухаммед бен Рашид аль-Мактум, премьер-министр Кувейта шейх Сабах аль-Халед ас-Сабах. В то же время на конференции не присутствовали главы наиболее значительных соседних с Ираком государств – ни президент Сирии Башар Асад, ни президент Ирана Эбрахим Раиси, ни  наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман. Зато заметным гостем конференции стал президент Франции Эммануэль Макрон, хотя Франция ни является соседом Ирака и ни играла в прошлом заметную роль в политике этой арабской страны. Напомним, что согласно договору Сайкс-Пико 1916 года был осуществлен раздел Османской Империи между Великобританией и Францией. По этому соглашению, к Великобритании отходили территории Палестины, современного Ирака и Иордании, а к Франции – территории Сирии и Ливана.

Наблюдения за ходом Багдадской конференции позволяют сделать ряд выводов.

Во-первых, Лига арабских государств, призванная активно участвовать в подобных мероприятиях и даже организовывать их, никак не присутствовала на Ближневосточной конференции по сотрудничеству и партнерству.

Во-вторых, конференция была собранием «умеренных» арабских государств, в целом настроенных проамерикански. Присутствие на форуме министра иностранных дел ИРИ Хоссейна Амира-Абдоллахиана, по меткой оценке главного редактора газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атвана, стало «броском пепла в глаза» арабским дипломатам.

В-третьих, несмотря на все вышесказанное, глава иранской дипломатии стал своеобразной «звездой» мероприятия. Он отметился дважды. Первый раз, когда нарушил протокол, сфотографировавшись вместе с главами государств. Второй раз, когда заявил (отметим – совершенно правильно) о том, что удивлен и расстроен тем, что на конференцию не позвали президента Башара Асада и других представителей сирийского правительства.

В-четвертых, главы многих государств и внешнеполитических ведомств использовали конференцию не столько для обсуждения ситуации в Ираке, сколько для разрешения кризисов в двусторонних отношениях и примирения после долгого периода конфронтации. Например, президент Египта и премьер-министр ОАЭ в кулуарах провели переговоры с эмиром Катара. Наверняка, на полях конференции обсуждались перспективы примирения между Ираном и Саудовской Аравией, учитывая иракское посредничество в этом вопросе.

В-пятых, президент Эммануэль Макрон присутствовал на конференции не только как глава французского государства, но и как неформальный представитель США и блока НАТО. Участие в конференции ему было необходимо как для бесед с иранскими дипломатами по поводу перспектив СВПД, так и для выяснения перспектив экспансии Евросоюза и Запада в Ираке в ущерб иранскому влиянию.

В-шестых, неявным участником форума была террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). За несколько дней до проведения мероприятия  в результате взрыва в аэропорту Кабула погибли 13 американских военнослужащих. В июле с.г. в канун праздника Ид аль-Адха на багдадском рынке произошел взрыв, в результате которого погибли 30 мирных иракских граждан.  По мнению американских экспертов, «Исламское государство» все еще пользуется доступом к десяткам миллионов долларов, и намерено восстановить свою сеть в Сирии и в Ираке. Источник, близкий к французскому президенту Макрону считает, что «Последние теракты показали, что сейчас как никогда необходимо поддерживать политический процесс в Ираке и вовлекать в него соседей этого государства».

Багдадская конференция стала местом оживленных закулисных переговоров и ареной для нормализации отношений между недавними противниками в арабском мире. Например, на полях конференции состоялась первая после 2017 года встреча между президентом АРЕ Абдель Фаттахом ас-Сиси и эмиром Катара Тамимом бен Хамадом. Напомним, что в июне 2017 года «аравийская четверка» в составе Саудовской Аравии, ОАЭ, Египта и Бахрейна разорвала дипломатические отношения с Катаром и объявила блокаду этого небольшого, но влиятельного эмирата под предлогом борьбы с терроризмом. Четверка выдвинула Дохе ультиматум, состоявший из 13 пунктов: закрыть телекомпанию «Аль-Джазира» и другие СМИ, входящие в медиа-империю Катара, закрыть турецкую военную базу на территории Катара, прекратить партнерские отношения с Турцией и Ираном, выслать из Катара всех политэмигрантов из Египта и монархий Персидского залива, прекратить поддержку движения «Братья-мусульмане». Ни одно из этих требований не было выполнено. Катарцы не умерли от голода, так как Турция и Иран сразу же открыли линии продовольственного снабжения эмирата. В то же время планировавшаяся саудовская военная интервенция в Катар также не состоялась из-за противодействия со стороны президента США Дональда Трампа. В январе с.г. в саудовском городе Аль-Ула состоялось примирение между КСА и Катаром, однако нормализация отношений между Катаром и саудовскими партнерами по аравийской коалиции —  ОАЭ и Египтом, было отложено. В Багдаде между главами двух государств велись переговоры о нормализации отношений и направлении катарских инвестиций в египетскую экономику.

В последние месяцы Багдад превратился в арену международных встреч и региональных переговоров. За два месяца до Ближневосточной конференции по сотрудничеству и партнерству, 27 июня 2021 года в Багдаде состоялась трехсторонняя встреча премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми, короля Иордании Абдаллы II и президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. На саммите было принято решение об образовании Трехстороннего блока, так называемой «Великой Сирии» (Аш-Шам аль-джадид). По иронии судьбы в него не вошла Сирийская Арабская Республика, сердце арабского мира. В планах новой организации развитие политической кооперации, сотрудничества в сферах безопасности и экономики. Главы государств обсуждали в частности возможности проведения иракских нефте- и газопроводов до побережья Красного моря для того, чтобы обеспечить поставки энергоносителей из Ирака в страны Европы и Африки, строительство новых коммуникаций из Египта через Иорданию в Ирак для поставок египетских товаров в Ирак и далее в Иран и страны Центральной Азии, экспорт иорданской электроэнергии в Ирак. У наблюдателей этого форума не пропадало ощущение Déjà vu. Ведь в самом начале 1990-х годов подобное межгосударственное объединение уже существовало. В начале 1990 года был создан альянс арабских государств в составе Ирака под руководством Саддама Хусейна, Иордании короля Хусейна, Египта под руководством Хосни Мубарака и Йемена Али Абдаллы Салеха. Этому блоку была суждена недолгая жизнь. Летом 1990 года иракская армия оккупировала Кувейт, и Египет вошел в военную коалицию под руководством США, направленную против Багдада. Другие государства также предпочли дистанцироваться от иракского режима. Неизвестно, кто тогда стоял за блоком этих арабских  государств, но сейчас его активно лоббирует американская администрация. Создание такого альянса отвечает планам США по сдерживанию иранского влияния в регионе и одновременно внешнеполитической изоляции Саудовской Аравии. Насколько жизнеспособными окажутся эти американские планы, покажет время.

56.79MB | MySQL:106 | 0,551sec