О достижении мирного соглашения в сирийской провинции Дераа

9 сентября агентство Reuters сообщило  о том, что сирийские правительственные войска впервые после 2012 года заняли центр города Дераа на юге страны – Дераа аль-Балад. Город Дераа известен тем, что именно в нем в марте 2011 года началась так называемая «сирийская революция». Именно в это время сирийские спецслужбы задержали группу подростков, писавших антиправительственные лозунги на стенах. Несколько из них скончались после пыток в участке службы безопасности, что вызвало массовые волнения и послужило началом сирийской смуты. В 2017 году в провинции Дераа была образована зона деэскалации. Летом 2018 года правительственные силы взяли ее под контроль. Однако в отличие от Восточного Алеппо, Восточной Гуты (пригородов Дамаска) и Хомса, откуда вооруженные боевики были переправлены в Идлиб, в провинции Дераа была достигнута сделка. Боевики так называемого Южного фронта (умеренные повстанцы, поддерживаемые КСА и Иорданией) сдали тяжелое оружие, но сохранили легкое и одновременно не утратили контроль над местным самоуправлением. В связи с обеспокоенностью правящих кругов Израиля усилением возможным усилением иранских прокси-групп вблизи Голанских высот и израильской границы Россия дала обещание израильтянам, что проиранские вооруженные формирования не будут присутствовать ближе 50 километров от границы.

Российские военные сделали  в Дераа ставку на интеграцию бывших представителей вооруженной оппозиции в Сирийскую арабскую армию. При формировании 5-го штурмового корпуса вошедшая в его состав 8-я бригада была целиком сформирована из бывших боевиков Сирийской свободной армии (ССА) и Южного фронта. При этом неформальным харизматическим лидером в регионе стал полевой командир и лидер группировки «Шабаб ас-Сунна» Ахмад аль-Ода.  Он стал, пожалуй, единственным бывшим полевым командиром оппозиции, которому удалось сохранить влияние в Сирии после 2018 года. Ахмад аль-Ода и его сторонники были убежденными противниками Ирана, «Хизбаллы» и иранских прокси-групп. Город Босра аш-Шам в провинции Дераа до войны являлся районным центром с преимущественно шиитским населением. Ахмад аль-Ода препятствовал возвращению в город сирийских шиитов, опасаясь его превращению в иранский оплот в этой провинции и «шиитизации» Дераа. В то же время это полевой командир поддерживал хорошие отношения с российским командованием.

В начале июня 2020 года около 7 тысяч бывших боевиков Южного фронта и дезертиров собрались в Дераа, чтобы записаться для военной службы в 8-ю бригаду, курируемую российскими инструкторами. Такая популярность Ахмада аль-Ода вызвала тревогу в рядах 4-й бронетанковой дивизии под командованием брата президента САР Махера Асада, которая вела боевые действия в провинции. Всем известны тесные связи Махера Асада с иранцами. 20 июня 2020 года автобус, который вез солдат 8-й бригады 5-го корпуса из Латакии в Дераа, подорвался на взрывном устройстве. В результате 9 военнослужащих погибли, 13 получили ранения. Сирийские власти обвинили в теракте боевиков из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), но местные жители были уверены, что за ними стоят сторонники Ирана среди сирийских военных. По словам одного из местных жителей, «атака была направлена на то, чтобы прервать тренировки бывших боевиков и дезертиров, которые могли бы уничтожить иранское присутствие в Дераа».

Трения между 4-й дивизией и 8-й бригадой получили продолжение в 2021 году. Особое недовольство правительства САР вызвало то, что жители Дераа практически не участвовали в президентских выборах 2021 года, которые принесли победу Башару Асаду. В конце июня с.г. российские военные предложили новую сделку  по примирению. Одним из его условий была сдача оружия местными жителями. Однако  бывшие боевики ССА отказались сдать оружие. После этого 11 тысяч сирийских семей были осаждены в Дераа аль-Балад. Осада вызвала дороговизну продуктов питания в городе и нехватку питьевой воды. В середине июля в результате переговоров народных комитетов Дераа с сирийским правительством были выработаны новые условия «мирного договора». Они предусматривали снятие блокады, уменьшение количества КПП в городе до трех и сдачу оружия населением. Несмотря на достигнутое соглашение, силы 4-й дивизии 29 июля стали обстреливать места скопления военнослужащих 8-й бригады и других оппозиционеров. Эти военные действия вызвали ответные меры со стороны повстанцев. Антиправительственные боевики захватили 18 КПП, патрульную службу на которых несли военнослужащие 5-й дивизии, 9-й дивизии и Управления разведки ВВС. Были захвачены многие солдаты и офицеры САА и агенты Управления военной разведки. 31 июля при посредничестве Ахмада аль-Ода и российских военных было достигнуто соглашение. Оно предусматривало эвакуацию непримиримых боевиков в Идлиб.

На протяжении августа соглашение в целом соблюдалось, изредка прерываясь перестрелками противоборствующих сторон. В результате обстрелов САА, около половины из 50-тысячного населения  Дераа аль-Балад эвакуировались из города. По сообщению Сирийской обсерватории по правам человека, 25 августа были достигнуты финальные договоренности, согласно которым непримиримые боевики получали право эвакуироваться из города в Идлиб, а части САА в обмен на это должны были войти в Дераа аль-Балад.

8 сентября правительственные силы вошли в Дераа аль-Балад. В городе были развернуты девять КПП. В отличие от других районов Сирии подавляющее большинство мирных жителей предпочло остаться на месте, а не эвакуироваться в перенаселенный Идлиб. В Дераа несут дежурство сотрудники российской военной полиции. Сунниты Дераа возлагают на российских военнослужащих большие надежды. Во-первых, они считают, что они смогут «держать в узде» иранские прокси-группы. Во-вторых, надеются, что российские военные смогут защитить их от произвола и мести со стороны сирийских спецслужб.

По итогам последних по времени событий в Дераа можно сделать ряд выводов. Во-первых, сирийское правительство продолжает консолидацию своих позиций на территориях, занятых после 2016-2017 годов. В провинции Дераа оно перешло от условного к реальному и всеобъемлющему контролю над территорией. Во-вторых, негативное влияние имеет соперничество между Россией и Ираном за влияние в САР. Несмотря на гарантии, данные российским военным командованием умеренным боевикам и попытки интегрировать их в политическую жизнь Сирии, усилия проиранского командования 4-й дивизии привели к краху этих договоренностей. В-третьих, отрицательную роль играет и соперничество между различными сирийскими спецслужбами, в частности между военной разведкой и Управлением разведки ВВС.

52.47MB | MySQL:103 | 0,516sec