О реализации стратегии продовольственной безопасности в Катаре

Принятая в Катаре в 2018 году пятилетняя национальная стратегия продовольственной безопасности сегодня успешно реализуется катарскими властями. В начале сентября с.г. курирующее эту стратегию Министерство городского развития и окружающей среды анонсировало, что поставленные в стратегии амбициозные задачи могут быть достигнуты досрочно, до 2023 года.

В частности, наибольших успехов власти добились по выполнению одной из четырех важнейших задач национальной стратегии – выход на самообеспечение по локальному производству продовольственной продукции к 2023 году. Речь идет об обеспечении собственными силами производства 70% овощей и яиц, 90% рыбной продукции, 100% креветок и белого мяса, 30% красного мяса. Катару удалось создать и внедрить необходимые меры регулирования и стимулирующие инициативы для национальных производителей, что позволило обеспечить их конкурентноспособность и экономическую состоятельность предлагаемой модели. Важным залогом успеха стало проведение земельной реформы и передача местным фермерам на льготных условиях земельных участков. Также девелоперам были выделены лицензии/квоты на производство креветок и рыбной продукции. Кроме того, имея большие финансовые ресурсы от продажи нефти и газа, Катар смог инвестировать в приобритение плодородных пашенных земель в Судане, Австралии, Кении, Бразилии, Вьетнаме и на Филиппинах, что позволило существенно нарастить производство продовольствия для национальных нужд.

Результаты не заставили себе ждать. В частности, в сентябре 2021 года департамент продовольственной безопасности отчитался о достижении 100% самообеспечения в производстве курятины, задолго до установленного срока в 2023 году. По плодово-овощной продукции Катар самостоятельно производит 45% продукции (прирост только за последний год, несмотря на пандемию, составил 25%). К 2030 году этот показатель уверенно достигнет поставленной цели в 70%. В производстве яиц в 2021 году катарские власти запустили целый комплекс национальных проектов, которые заработают уже в первой половине 2022 года, когда и ожидается достижение цели самообеспечения этим важным продуктом на 70%. Аналогично, в 2022 году принесут результаты и некоторые проекты по разведению коз и овец, что позволит Катару приблизится к целевой задаче локального производства не менее 30% красного мяса.

Таким образом, задача самообеспечения на 30-100% по различным ключевым видам продовольственной номенклатуры стала краеугольным камнем новой продовольственной стратегии Катара и залогом ее успеха. Имплементация этой задачи происходила в тесной координации с Министерством торговли и промышленности и Министерством здравоохранения. Последнее занимается разработкой национальной системы мониторинга качества и безопасности продовольствия.

Нужно отметить, что помимо курса на локальное производство и самообеспечение три другие ключевые задачи в рамках национальной стратегии продовольственной безопасности реализуются менее успешно и прогрессивно. Самая, пожалуй, cложная и важная из них  — обеспечение международной торговли и логистики для устойчивых импортных поставок продовольствия в Катар – буксовала в течение 2020 года из-за пандемии коронавируса и известных ограничений в международной системе торговли и перевозок. Эта задача является ключевой, в том числе и после достижения целей Катара по самообеспечению – особенно по тем видам продовольственной номенклатуры, по которым 100-процентное самообеспечение не может быть достигнуто (а это большая часть продовольственной номенклатуры). Несмотря на восстановление прерванных дипломатических отношений с Саудовской Аравией и ее союзниками, Катару просто необходимо развивать альтернативные торговые маршруты и логистику, чтобы снизить риски торговой блокады по тем или иным причинам (включая пандемию) и не зависеть от одной страны или узкой группы стран в импорте стратегически важного продовольствия.

Актуальность реализации задачи по диверсификации торговых маршрутов к 2023 году будет только возрастать, поэтому катарским властям необходимо удваивать усилия. Дело в том, что в 2023 году, cогласно оценкам экспертов,  ожидается рост ежегодного потребления продовольствия в стране до 1.9 млн тонн, что обусловлено ростом доходов населения, увеличением числа экспатов и трудовых мигрантов и урбанизацией населения.

Напомним, что на момент начала катарского дипломатического кризиса и последующей блокады страны в 2017 году более 90% продовольствия Катар импортировал. При этом 28% этого импорта Катар получал напрямую из двух стран – Саудовской Аравии и ОАЭ, при том что 80% всего импортируемого продовольствия поступало в Катар через Саудовскую Аравию. Но уже в 2019 году общая стоимость импорта продовольствия из КСА снизилась на 13% — с 3.3 до 2.9 млрд долларов США. При этом снизилась и зависимость от ближневосточного региона в плане торговых поставок. Катар последовательно наращивает торговлю и закупает продовольствие в США, Европейском союзе, странах Юго-Восточной Азии, Австралии и Новой Зеландии. Саудовская Аравия остается важнейшим поставщиком курятины и молочной продукции, а страны залива продолжают поставлять плодово-оводщную продукцию. Красное мясо Катар экспортирует из Австралии, Новой Зеландии, а также Индии, Пакистана и Египта.

Важным шагом на пути диверсификации торговых путей для закупок продовольствия стало инвестирование в транспортную и портовую инфраструктуру. В центре этой стратегии — расширенный и модернизированный в прошлом году порт Хамад с многофункциональным терминалом ежегодной мощностью до 7.5 млн тонн. В частности,  порт Хамад имеет большой зерновой терминал, способный ежегодно принимать до 1 млн тонн зерновых.  В итоге, общий объем карго перевозок в трех крупнейших портах Катара (Хамад, Рувайс и Доха) вырос в августе 2021 года на 189% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это также свидетельствует о полном восстановлении международных торговых перевозок с участием Катара после пандемии коронавируса.

Наконец, две другие задачи национальной стратегии продовольственной безопасности, помимо локального самообеспечения и диверсификации торговых маршрутов – это эффективная и безопасная продовольственная цепочка внутри страны от порта и поля до тарелки с минимизацией продовольственных потерь и выбросов и создание системы продовольственных резервов.

В деле создания продовольственной цепочки власти довольно эффективно реализовали две цели. Во-первых, действительно удалось поставить под управление Министерства здравоохранения вопросы контроля качества и сертификации как импортного, так и произведенного внутри страны продовольствия, особенно свежей плодоовощной продукции. В последние годы удалось существенно увеличить качество поставляемой из третьих стран продовольственной продукции. Катар взял на себя председательство в Организации по пищевым стандартам стран Персидского залива (в нее вошли также Саудовская Аравия, Оман, Кувейт, Бахрейн, Йемен), которая является частью международной Комиссии по пищевым стандартам ООН (Кодекс Алиментариус). Наряду с этим сильно изменилась и потребительская культура: в стране быстро популяризировалась органическая продукция,  потребление которой в 2020-2022 гг. в среднем растет на 14-15%. Наибольшую известность в Катаре приобрели такие бренды поставщиков продовольствия как Organic Land, Spinneys и Raw ME, которые продают свежую, локально произведенную в регионе органическую продукцию. Во-вторых, в последние годы Катар инвестировал в расширение и развитие продовольственного ритейла. В 2017 году исследование экспертов Alpen Capital признало, что по уровню развития продовольственного ритейла Катар стоит на одном из последних мест в регионе Персидского залива. С тех пор власти привлекли инвестиции для развития этого сектора и его средний рост за последние пять лет составил 4.4%. Пандемия коронавируса только стимулировала такой рост, поскольку в период локдауна потребление продовольствия населением резко выросло. Развитие продовольственного ритейла также стимулируется инвестициями в связи с приближением сроков проведения Чемпионата мира по футболу в 2022 году. В 2021 году в Катаре преимущественно оперируют пять ведущих продовольственных ритейлеров, крупнейший из которых AlMeera имеет сеть из 54 супермаркетов по всей стране. На второй позиции Carrefour c 5 гипермаркетами и 5 супермаркетами.

Наконец, задача создания продовольственных резервов также успешно реализовывается. Ее целью является создание многоуровневой и комплексной системы реагирования на случай кризисов. При этом, система резервов предполагает как хранение непосредственно продовольствия, так и создание запасов необходимых «ингридиендов» – воды, семян и удобрений – для обеспечения или наращивания при необходимости локального производства продовольствия. Важным прорывом на пути решения этой задачи стало подписание в 2020 году под патронажем Министерства торговли и промышленности соглашения с 14 ведущими компаниями страны, специализирующимся в продовольственном секторе. Суть инициативы – создание стратегических резервов по ключевым видам продовольственной номенклатуры – пшеницы, риса, растительного масла, cахара, замороженного красного мяса, молока долгосрочного хранения и порошкового молока.

Таким образом, Катар в той или иной степени смог реализовать все четыре задачи национальной стратегии продовольственной безопасности, сделав конечно главную ставку на рост локального производства и самообеспечение, где смог за последние годы добиться впечатляющих успехов. Результатом этого успеха стало международное признание Катара как страны-лидера в регионе и мире по вопросам национальной продовольственной безопасности. Еще в 2019 году Катар занял первое место в регионе и 13 место в мире по глобальному индексу продовольственной безопасности, а в последние годы только укрепился в этой роли. Пандемия коронавируса создала отличные предпосылки для фокуса именно на самообеспечение Катара, но также и стала важным уроком в плане сохранения в работающем режиме жизненно важных продовольственных поставок и цепочек на международном уровне. Благодаря своим инвестициям в диверсификацию торговых поставок, катарским властям удалось адекватно ответить на этот вызов пандемии и обеспечить устойчивость продовольственного импорта даже в период наиболее жестких ограничительных мер. Обнародованные в сентябре 2021 года результаты реализации национальной стратегии продовольственной безопасности демонстрируют ее важный успех и хорошие перспективы в обозримом будущем.

52.49MB | MySQL:104 | 0,331sec