Турецкие эксперты о вызовах ВВС Турции в контексте последствий закупки российского ЗРК С-400. Часть 3

Угроза баллистических ракет, С-400 и F-35

Еще одна проблема турецких ВВС, по мнению экспертов EDAM, связана с разработкой баллистических ракет (БР) в приграничных с Турцией государствах.

Выделено три основных источника угрозы. Первой является Иран, который обладает самым большим арсеналом БР в регионе и передовыми возможностями их развертывания. Находящиеся под контролем КСИР иранские БР в настоящее время могут поражать всю территорию Турецкой Республики. Согласно оценкам Агентства военной разведки США БР средней дальности Тегерана, такие как «Седжиль-2» (Sejil-2), «Шехаб-3» (Shahab-3) и «Имад-1» (Imad-1) обладают эффективной дальностью до 2000 км и потенциально угрожают значительным географическим территориям. Большинство упомянутых ракет несут мобильные пусковые установки, что затрудняет их обнаружение и упреждающее поражение в случае конфликта. Наконец, конструкция твердотопливных БР обеспечивает более быструю подготовку к старту, что усиливает стратегический фактор внезапности.

Следующая угроза исходит от ВС Сирийской Арабской Республики. Основу их арсенала составляют БР «Точка-У» (SS-21) и «Скады» (Scud) модификаций B, C и D. Наличие этого оружия, которое в случае Scud-D может достигать эффективной дальности 700 км, рассматривается, как угроза по определению. Кроме того, турецкие эксперты настаивают на сохранившихся а САР запасах боевых отравляющих веществ (производных зарина и VX). С учетом интенсивного сотрудничества между Тегераном и Дамаском в области стратегических вооружений, особенно БР  и ОМП, которое также поддерживается Пхеньяном – турецкие опасения приобретают законченный вид.

Наконец, хотя карабахская война привела к военной победе Азербайджана, удары армянских ракетных частей по объектам армейского тыл и критически важной инфраструктуры оставили должное впечатление. Как следствие, экспортный вариант российской БР SS-26 «Искендер» в арсенале ВС Армении также рассматривается в качестве угрозы для Анкары.

После перечисления источников угроз эксперты EDAM констатируют следующее:

  1. Согласно приведенным выше обоснованиям, автономная защита от БР с помощью только одного ЗРК С-400 – ограничена. Кроме того, данная система вооружения ранее не имела боевого опыта в области ПРО.
  2. Хотя оперативно-тактический ракетный комплекс «Бора» (Bora) ВС Турции является эффективной системой оружия, он не позволяет противостоять запасам Ирана и Сирии. Кроме того, из-за международных требований, которым подчиняется Турция, при нынешнем статус-кво для неё не представляется возможным уравновесить Иран и Сирию.
  3. Турция по-прежнему нуждается в потенциале НАТО для создания многоуровневой архитектуры ПРО, которая включает в себя спутники, мощные датчики, такие как РЛС X-диапазона в Малатья-Кюречик (Malatya-Kürecik’te), и экзоатмосферные возможности (особенно для уничтожения боевых частей ОМП).
  4. Текущее состояние оборонного сектора экономики и техно-политические тенденции указывают на то, что заявленная потребность сохранится в ближайшие десятилетия.
  5. Сотрудничество Турции с европейским консорциумом EUROSAM имеет важное значение для развития национальной системы ПРО.
  6. Исключение Анкары из проекта F-35 также имело негативные последствия для турецкой ПРО, поскольку способность F-35 проникать в воздушное пространство противника и его мощные датчики могут сыграть важную роль в обнаружении активности БР противника. Кроме того, способность к глубокому удару, которая появится в результате использования вышеупомянутого самолета с умными боеприпасами большой дальности, дает возможность проведения превентивной атаки до возникновения угрозы пуска, особенно против мобильных пусковых установок БР. 

О военно-политической стоимости покупки С-400

Оценивая этот аспект приобретения российского ЗРК С-400, турецкие эксперты обращаются к пакету предложений, поступившему в конце 2018 года от Агентства по сотрудничеству в области безопасности Министерства обороны США (DSCA). Предложения, как известно, касались системы ПВО/ПРО «Пэтриот» (Patriot).

По данным аналитиков, в отличие от предыдущих вариантов сотрудничества США выразили готовность поставить модификации зенитных ракет Patriot MiM104E GEM-T и PAC-3 MSE. В представлении EDAM, включенный в предложенный пакет вариант PAC-3 MSE (Missile Segment Enhancement) представляет интерес для борьбы с БР. Его критическая важность заключается в используемой технологии непосредственного поражения цели (hit-to-kill, а не подрыва вблизи от БР). Кроме того, в сравнении с более ранней версией PAC-3 вариант PAC-3 MSE позволяет бороться с противником на вдвое больших высотах (до 40 км). Ракета также обладает повышенной дальностью, маневренностью и скоростью, что является значимым фактором для перехвата вражеских БР, актуальные тенденции развития которых направлены на усложнение маневрирования при пикировании на цель.

Построена на базе Patriot PAC-2 зенитная ракета GEM-T обеспечивает большую эффективность против воздушных целей. Её возможности в отношении БР уступают PAC-3 MSE, но всё равно превосходят вариант Patriot PAC-2. Главной особенностью ЗРК Patriot, турецкие исследователи, называют тот факт, что данные с сенсоров F-35 в режиме реального времени могут быть переданы в систему «Пэтриот». Их интеграция осуществляется через новую интегрированную систему боевого управления IBCS, разработанную  компанией Northrop Grumman. Это означает, что при правильным планировании сетецентрической архитектуры объединенной системы ПВО/ПРО более совершенные датчики F-35 становятся её частью.

Хотя в пакете 2018 года, предложенном Турции, и не было конфигурации IBCS, которая на тот момент все еще находилась в разработке, эксперты полагают, что не было и препятствий для переговоров о включении IBCS в пакет закупок Turkish Patriot.

Очевидно, что в оптимистичном сценарии, не связанном с С-400, при сохранении участия в программе F-35 и проведении дополнительных переговоров по IBCS и пакету «Пэтриот», ВС Турции смогли бы получить ЗРК с сетевой архитектурой и дополнительные наступательные возможности, которые бы привнес F-35. Реализовать этот сценарий не удалось из-за покупки российского стратегического ЗРК.

Подытоживая свои рассуждения относительно военно-политического аспекта  выбора С-400, турецкие аналитики приходят к выводу, что закупка российского комплекса привела к снижению военного потенциала Турции, а также к политическим и оборонно-экономическим издержкам (с учетом санкций CAATSA).

Таким образом, в представлении экспертов EDAM период 2020-30-х годов станет серьезным испытанием для турецкой боевой авиации, обусловленным исключением Турции из программы истребителя 5-го поколения F-35.

Текущее состояние оборонной экономики и ситуация на международном рынке вооружений затрудняют для Турции поиск временного решения и закупку готовых самолетов поколения 4++. Хотя национальный проект боевого самолета 5-го поколения рассматривался в качестве замены F-35, оборонное планирование ВВС Турции подразумевало формирование объединенных соединений турецких истребителей MMU и американских F-35.

Серьезной проблемой для Турции в сфере региональной безопасности является угроза БР. Считается очень важным ответить на проблему БР с помощью стратегических оборонительных систем и средств сдерживания с возможностью глубокого удара.

Несмотря на то, что российский стратегический ЗРК С-400 имеет преимущества перед западными конкурентами в области ПВО, его автономные качества, по мнению аналитиков, ограничивают его эффективность.

В этом контексте специалисты EDAM рассматривают F-35 серьезной потерей и считают необходимым вернуться к этому проекту. В случае возвращения Турции к программе F-35, обязательно включить в повестку дня вариант F-35B, который усилит морскую авиацию и позволит TCG Anadolu функционировать в качестве мини-авианосца.

52.5MB | MySQL:107 | 0,435sec