Ливан: маронитский патриарх против антиизраильской активности «Хизбаллы»

Израильские СМИ традиционно уделяют большое внимание происходящему в Ливане. В течение последних месяцев в них неоднократно упоминался острейший экономический кризис, переживающий сейчас Ливаном. При этом основной акцент неизбежно делается на том, что неспособность решить экономические проблемы страны, которую когда-то называли «Ближневосточной Швейцарией» ставит под вопрос незыблемость гегемонии «Хизбаллы» в этой стране. В целом Ливан воспринимается в Израиле в первую очередь в качестве передового иранского форпоста, в каковой его превратила активно поддерживаемая Ираном шиитская «Хизбалла». Неформальное определение границы Израиля с Ливаном в качестве «фронта» – обычное дело в израильских СМИ. Зачастую граница Израиля с Сирией на Голанских высотах рассматривается как продолжение этого фронта. Причем в немалой степени – из-за присутствия с сирийской стороны границы подразделений «Хизбаллы».

Официально Израиль рассматривает «Хизбаллу» в качестве террористической организации, однако всем очевидно, что говорить о ее вооруженных формирования как о «боевиках» – это анахронизм. «Хизбалла» располагает настоящей армией, оснащенной, благодаря постоянной поддержке Ирана, не только легким стрелковым, но и тяжелым вооружением. Активнейшее участие в гражданской войне в Сирии на стороне поддерживаемого Ираном режима президента Башара Асада дало вооруженным формированиям «Хизбаллы» серьезнейший боевой опыт. Несмотря на то, что «Хизбалла» – ливанская организация, она была и остается марионеткой Ирана, действующей в широком контексте шиитско-сунитского и исламистско-еврейского противостояния. Поэтому внутренние проблемы Ливана для нее второстепенны. В Израиле широко бытует мнение, что новая война с Ливаном – это лишь вопрос времени, и что такая война начнется в том момент, когда Иран даст соответствующую команду «Хизбалле».

Однако следует помнить, что, в отличие от Ирана, Ливан не является государством с шиитским большинством. Согласно оценке ЦРУ за 2018 год (официальная перепись с учетом этно-конфессиональной принадлежности населения не проводилась в Ливане уже десятки лет), мусульмане составляют 61,1% населения. При этом лишь несколько менее половины из них являются шиитами. Суннитов – примерно столько же. Помимо них имеются также малочисленные исмаилиты и алавиты, которых обычно причисляют к шиитам. Согласно оценкам той же организации, 33,7% населения Ливана составляют христиане, а 5,2% — друзы. Таким образом, большинство ливанцев – уже в следствие своей конфессиональной принадлежности не являются сторонниками «Хизбаллы», опирающейся исключительно на шиитов. Да и не все ливанские шииты являются ее сторонниками (следует напомнить, что в Ливане существует и шиитское движение «Амаль», возглавляемое спикером ливанского парламента Набихом Берри). Однако в реальности «Хизбалла», опираясь на поддержку Ирана, присвоила себе многие полномочия государственных органов многоконфессионального Ливана.

В этих условиях одним из немногих ливанских общественных деятелей, позволяющих себе открыто выступать против засилья «Хизбаллы» в стране, стал патриарх Маронитской католической церкви (крупнейшая церковь Ливана, к которой принадлежать две трети ливанских христиан) Бешар Бутрус аль-Раи, который пользуется поддержкой Ватикана и Франции (эта страна традиционно выступала в роли покровительницы христиан Сирии и Ливана, а сейчас в ней проживает многочисленная – до четверти миллиона – ливанская христианская диаспора). Он выступает с проповедями на актуальные темы практически каждое воскресенье. Недавно в одной из своих проповедей патриарх призвал объявить Ливан нейтральным государством по примеру Швейцарии и таким образом отдалить Ливан от региональных ближневосточных конфликтов. В этом призыве, несомненно, содержался прямой выпад против Ирана, Сирии и «Хизбаллы», превративших Ливан, как уже было сказано, в передовой форпост в их противостоянии с Израилем.

Сторонники «Хизбаллы» и других исламистских организаций неоднократно публично обвиняли маронитского патриарха в том, что он, якобы, служит интересам Израиля. Однако влияние, которым патриарх Бешар Бутрос аль-Раи обладает в Ливане – причем не только среди маронитов – и за его пределами, позволяет ему игнорировать эти обвинения и не отступать от выбранной им линии. Он открыто подвергает критике «Хизбаллу», обвиняя ее в том, что он ставит под угрозу безопасность и само будущее Ливана.

Обвинения маронитского патриарха в сотрудничестве с Израилем представляются лишенными каких-либо оснований. Пожалуй, единственные его прямой контакт с израильтянами имел место в 2014 году, когда он приехал в Израиль. Однако патриарх Бешар Бутрос аль-Раи сделал это не по приглашению израильтян и не по собственной инициативе, а по приглашению римского папы Франциска присоединиться к нему в его поездке по Святой Земле – как по суверенной территории Государства Израиль, так и в контролируемый Палестинской национальной администрацией Вифлеем.

Основная причина противостоянию патриарха Бешара Буртроса аль-Раи «Хизбалле2 состоит в том, что, по его мнению, Ливан не сможет пережить широкомасштабного военного конфликта с Израилем. Следует напомнить, что в 2018 году, когда казалось, что новая война между «Хизбаллой» и Израилем неизбежна, высокопоставленные израильские представители угрожали в случае начала полномасштабной войны «вернуть Ливана в каменный век». При этом у Ливана как государства нет никаких причин вступать войну с Израилем. Сначала маронитский патриарх высказывал критику в адрес «Хизбаллы2 намеками, но в последнее время его критика стал прямой и ничем не прикрытой, что не прошло незамеченным для израильских СМИ.

Патриарх решил открыто выступить против «Хизбаллы» по двум основным направлениям:

  1. Он всенародно напомнил о том, что «Хизбалла» не имеет права принимать за Ливан решений в вопросах войны и мира. Это имеют право делать только выбранные органы управления государством и ливанская армия. Поэтому он выступил против вооруженных провокаций «Хизбаллы» против еврейского государства. Более того, в одной из своих недавних воскресных проповедей он призвал ливанскую армию силой воспрепятствовать обстрелам израильской территории «Хизбаллой». «Армия должна выйди к границе (с Израилем – В.Ч.) и выполнить резолюцию 1701 Совета безопасности ООН (эта принятая в ходе Второй ливанской войны в 2006 году резолюция признала виновной в ее начале «Хизбаллу» и обязала Ливан, в частности, направить на границу с Израилем 15 тысяч военнослужащих для недопущения возобновления вооруженных провокаций «Хизбаллы» против Израиля – В.Ч.), — сказал он в частности.
  2. Патриарх постоянно подчеркивает, что, несмотря на то, что «Хизбалла» делает вид, что она не знает об этом, Ливан обязан выполнять соглашение о прекращении огня с Израилем, подписанное 1949 году, из которого следует, что между Ливаном и Израилем нет состояния войны.

Два эти пункта, выдвинутые на повестку дня патриархом Бешаром Бутросом аль-Раи были восприняты лидером «Хизбаллы» шейхом Хасаном Насраллой как неприкрытый вызов, и он попытался организовать кампанию травли против маронитского патриарха. Однако упомянутые выше заявления маронитского патриарха открыто поддержал лидер ливанских друзов Валид Джумблат.

Более того их поддержал и президент Ливана Мишель Аун, считающийся союзником «Хизбаллы». Президент претендует на роль политического лидера ливанских христиан (согласно Конституции Ливана, президентом может быть только христианин-маронит), и потому не раз давал понять, что, по его мнению, патриарху Бешару Бутросу аль-Раи следовало бы воздержаться от заявлений политического характера и сосредоточиться в своих проповедях на вопросах гуманитарного характера.  Однако, претендуя, как уже было сказано, на роль политического лидера ливанских христиан, Мишель Аун не мог не поддержать эти заявления патриарха, поскольку встать на сторону «Хизбаллы» в данном конфликте означает поставить под сомнение свою приверженность интересам христианского населения и Ливана как государства.

Представляет уместным напомнить, что и у друзов, и у маронитов есть единоверцы в Израиле. При этом друзы хорошо интегрированы в израильские военно-политические элиты. Что же касается малочисленных (не более 10 тысяч человек) в еврейском государстве маронитов, то они являются ядром постепенно набирающего силу движения «Христиан-арамейцев», отрицающих принадлежность арабоязычных христиан к арабам и настаивающих на активном сотрудничестве с Израилем. Сейчас это движение разворачивает в социальных сетях по-арабски и на иврите активную кампанию в поддержку маронитского патриарха.

Можно с большой степенью уверенности предположить, что в реальности с маронитским патриархом согласно в данном вопросе большинство ливанцев, а не только марониты и друзы, однако в Ливане нет сейчас вооруженной силы – включая ливанскую армию, которая могла бы выстоять в прямом столкновении с «Хизбаллой». Так или иначе, политические комментаторы израильских СМИ усматривают в происходящих сейчас в Ливане словесных баталиях начало формирования широкого фронта против доминирования «Хизбаллы» в стране.

52.51MB | MySQL:115 | 0,495sec