Пакистано-индийские отношения: конфликт исчерпан или новый виток напряженности?

Атаки террористов 26–28 ноября 2008 г. в Мумбае вписали новую страницу в историю пакистано-индийских отношений, сложно развивающихся на протяжении более шестидесяти лет, но в конечном итоге неожиданно обнаживших внутренние противоречия в правящем кабинете министров Исламской Республики Пакистан.

5 января 2009 г. премьер-министр Индии Манмохан Сингх/Manmohan Singh заявил, что «ноябрьская атака в Мумбае должна была иметь поддержку со стороны официальных структур в Пакистане». Столь громкое заявление было подкреплено переданным Исламабаду досье с «доказательствами о связях элементов» Пакистана с атаками в Мумбае. Индийская сторона также настаивала на экстрадиции «всех лиц, причастных к атакам, для привлечения к судебной ответственности в Индии». Напомним, что 26 ноября 2008 г. десять боевиков организовали несколько громких террористических актов в финансовой столице Индии городе Мумбае, где были совершены нападения на железнодорожную станцию, больницу, рестораны, Еврейский культурный центр, два фешенебельных отеля и др. Основная кровавая драма, длившаяся в течение почти трех дней, разыгралась в зданиях пятизвездочных отелей. Большое число людей, включая иностранцев, были взяты ими в заложники. В результате террористической атаки погибли 173 человека.

С первых минут трагедии официальный Дели обрушился на Исламабад с обвинениями в причастности к терактам. Были задействованы все средства массовой информации. Мировая общественность забила тревогу. Совет Безопасности ООН срочно принял резолюцию, запрещающую деятельность благотворительной организации Джамаат-уд_Дава/Jamaat-ud-Dawa, обвиняемой в связях с террористической организацией «Лашкар-и-Тайба», действующей в Пакистане. Госсекретарь США К. Райс заявила, что «часто благотворительная деятельность той или иной организации служит прикрытием для всякого рода терроризма».

Посол США в Индии Дэвид Малфорд/David Mulford со своей стороны поддержал Индию в вопросе о привлечении к судебной ответственности лиц, причастных к атакам в Мумбае, в результате которых были убиты шесть граждан США». «Если американцы были убиты, тогда США обязаны провести расследование убийства», заявил посол. Концентрация гнева и ненависти достигла невероятного размаха. Обе стороны были в шаге от очередного военного конфликта. Спустя несколько дней после уничтожения и захвата террористов телетайпные ленты отбивали сообщения о концентрации вооруженных сил и техники по обе стороны границы. В дело вступили региональные тяжеловесы — Китай, Россия, Иран, которые заявили о недопустимости развития конфликта.

В конце декабря 2008 г. Индия официально заявила, что прекращает мирный диалог с Пакистаном.

В первых числах января 2009 г. начался новый этап противоборства между Дели и Исламабадом. Министр иностранных дел Индии Шив Шанкар Менон/Shiv Shankar Menon заявил, что передал Пакистану материалы, которые были собраны во время расследования. «Мы надеемся, что Пакистан проведет собственное расследование этих материалов и предоставит нам результаты; окажет юридическую помощь с тем, чтобы подозреваемые лица были доставлены в Индию и предстали перед индийским правосудием». При этом министр сослался на конвенцию СААРК, согласно которой Пакистан, как член указанной региональной организации, обязан передать Индии террористов, причастных к событиям в Мумбае.

Основные доказательства, которые приводит индийская сторона, основываются на показаниях единственного оставшегося в живых террориста Мохаммеда Аджмала Амира Касаба/ Mohammed Ajmal Amir Qasab, схваченного силами безопасности Индии. Он также известен под именем Мохаммеда Аджмала Касаба/Mohammed Ajmal Kasab из пакистанской провинции Пенджаб. Согласно его показаниям, «он и еще девять вооруженных мужчин являются гражданами Пакистана, где они и проводили свои тренировки; а люди, стоявшие за атаками, все еще остаются в стране». Индия предъявила ему обвинения по нескольким статьям: убийство, попытки убийства, развязывание войны против другой страны и преступный сговор. Индийская полиция заявляет, что «он и человек по имени Исмал Хан открыли беспорядочный огонь по пассажирам железнодорожной станции и убили 50 человек».

К материалам следствия индийская сторона приложила распечатки телефонных переговоров, которые велись во время осуществления терактов между соучастниками в Пакистане и атакующими в Мумбае, а также данные об их местоположении, взятые из глобальной системы определения координат, найденное оружие и т.д.

Премьер-министр Индии Манмохан Сингх подверг жесткой критике политику Пакистана «по обузданию терроризма» в целом, заявив, что последний «обеспечил прибежище террористам и другим антагонистическим по отношению к Индии силам». Дели обвинил Исламабад в неспособности противостоять террористам на своей территории. «Индия должна убедить мир, что государства, которые используют терроризм в качестве инструмента внешней политики, должны быть изолированы. Нельзя допускать даже незначительной поддержки терроризма».

Индийская сторона указала также адрес террористов, заявив, что «люди, совершившие атаки, были из военизированной группировки Лашкар-и-Тайба/ЛиТ/ Lashkar-e-Taiba. Концентрация Пакистаном военной техники у границ с Индией была расценена последней как разжигание «военной истерии».

Ультимативный тон все же был изменен, когда представитель Министерства иностранных дел Индии заявил, что «Дели не ограничивает Исламабад какими-либо временными рамками, но ожидает, что руководство будет открыто действовать против террористов».

Индия поспешила также избежать межрелигиозных волнений — министр иностранных дел Пранаб Мукхерджии/Pranab Mukherjee выступил в защиту ислама, в адрес которого в стране раздавались обвинения в разжигании терроризма.

На фоне обострения двусторонних отношений Индия продемонстрировала жест доброй воли — в местечке Амритсар на индийской территории, недалеко от столицы пакистанской провинции Пенджаб, 6 января 2009 г. индийские власти передали Исламабаду 65 пакистанских граждан, которые отбывали различные сроки наказания в индийских тюрьмах. Поступок был оценен с радушием, но не поколебал решимость Исламабада отстаивать свою непричастность к мумбайским событиям и продолжать расценивать заявления Индии как «спекулятивные».

Со своей стороны, Исламабад неоднократно заявлял о готовности совместно с Индией начать расследование терактов в Мумбае. Сразу же после громкого заявления премьер-министра Индии о результатах расследования премьер Пакистана Юсуф Раза Гилани повторил данное обещание: «Каждый гражданин, в отношении которого будут предъявлены неопровержимые доказательства причастности к терактам, понесет наказание».

В разгар очередного противостояния между странами, 5 января, в Исламабад прибыл Ричард Баучер, помощник госсекретаря США, который вновь призвал «две враждующие стороны к сотрудничеству по совместному расследованию терактов».

Официальный Исламабад продолжал заявлять об отсутствии доказательств того, что атаки были начаты с пакистанской территории, и «категорично отвергать» обвинения премьер-министра Индии, о «причастности Пакистана к спонсированию терроризма в Индии». Он выступал с заявлением, что «Индия разворачивает «пропагандистское наступление» и что подобные обвинения ставят под угрозу сотрудничество в борьбе против терроризма. Исламабад также ожидал от Дели ответа «на конструктивные предложения, включающие совместное расследование под руководством советников по национальной безопасности и их визит в Индию».

Президент Пакистана Асиф Али Зардари призвал руководство Индии воздержаться от обвинений в причастности официальных структур к атакам в Мумбае, так как они ведут к нагнетанию напряженности в регионе Южной Азии.

Позиция Индии в нынешнем конфликте продиктована стремлением, во-первых, смягчить обвинения в свой адрес в полном провале национальной системы безопасности, а во-вторых, убедить мир в террористических устремлениях Пакистана.

Относительно первого положения — многие аналитики, в том числе и в Индии, признают, что террористическая операция в Мумбае продемонстрировала несостоятельность и индийской системы безопасности, береговой охраны, муниципальной и внутренней охраны гражданских объектов и т.д.

Относительно второго тезиса — о причастности террористов к Пакистану, Индия, как показывают последние события, выиграла на сто процентов…

После длительного и жесткого противостояния с Дели, когда и политические партии, и армия, и народ готовы были и дальше противостоять нападкам, Исламабад уже 7 января 2009 г. сдал позиции. Решающим поворотом стало заявление министра информации Пакистана Шерри Рехман о том, что оставшийся в живых террорист родом из деревни Фаридкот/Faridkot пакистанской провинции Пенджаб.

Не замедлил Исламабад и с поисками виновных. Советник премьер-министра по вопросам национальной безопасности Мехмуд Али Дуррани/ Mehmood Ali Durrani был обвинен в «безответственном поведении», отстранен от должности и арестован спустя час после официального заявления Шерри Рехман. Ему было предъявлено обвинение о несвоевременном сообщении данных о захваченном террористе и несанкционированности публичных заявлений о гражданстве террориста.

Мехмуд Али Дуррани — до недавнего времени отставной генерал, ставленник еще бывшего президента Первеза Мушаррафа. До формирования гражданского правительства весной 2008 г. он был послом Пакистана в США, а при нынешней администрации занимался вопросами пакистано-американских и пакистано-индийских отношений, а также осуществлял координацию с Шанхайской организацией сотрудничества. Неожиданная отставка столь влиятельного и опытного дипломата говорит о том, что нынешний глава кабинета министров стремится освободиться от «груза прошлых лет», напоминающих о Мушаррафе; о дальнейшем размежевании с армией, покладистости в отношениях с Индией и США, а также о расхождении мнений в самом кабинете министров.

Но исчерпан ли на этом фоне пакистано-индийский конфликт, покажет время…

52.74MB | MySQL:104 | 0,467sec