Что стоит за марокканской информацией о появлении ливанской «Хизбаллы» в Алжире

22 сентября Алжир принял решение закрыть свое воздушное пространство для гражданских и военных самолетов Марокко. Об этом было объявлено президентом АНДР Абдельмаджидом Теббуном в заявлении, опубликованном по итогам заседания Высшего совета безопасности. Данное решение было принято из-за « продолжающихся провокаций и враждебных действий со стороны Марокко».

Речь в первую очередь идет о распространенном 14 сентября текущего года на 48-й сессии Совета по правам человека в Женеве письме посла Марокко в Швейцарии, в котором тот обвинил Алжир в предоставлении своей территории «инструкторам «Хизболлы» в лагерях беженцев в Тиндуфе».

Заметим, что это весьма серьезное обвинение. Дело в том, что в большинстве стран Запада, в том числе и в Евросоюзе, это проиранское ливанское шиитское движение «Хизбалла» официально считается террористической организацией. Соответственно, в случае достоверности и доказанности таких обвинений АНДР также рискует предстать в соответствующем негативном свете.

Разумеется, это вызвало гневную реакцию Алжира, осудившего «ложь и грубые манипуляции со стороны Марокко». Так, 22 сентября раскритиковал действия последнего специальный посланник АНДР по вопросу о Западной Сахаре и стран Магриба Амар Белани.

По его словам, «цель некоторых марокканских дипломатов — это ткань лжи, которую они неустанно вплетают в свои заявления, особенно когда их загоняют в угол настоятельные призывы групп поддержки справедливого дела народа Западной Сахары».

Напомним, что алжиро-марокканские отношения заметно обострились в июле текущего года после призыва марокканского дипломатического представителя поддержать самоопределение кабильского народа в структурах ООН.

Подобные действия, в свою очередь, были вызваны подрывными действиями Алжира против Марокко в Западной Сахаре, на территории которой в ноябре 2020 года с алжирской же отмашки Фронт ПОЛИСАРИО возобновил боевые действия против власти Рабата.

Однако после «кабильского» обострения марокканский король Мухаммед VI предложил АНДР восстановить дружеские взаимоотношения на основе «былого сотрудничества против одного колониального противника».

Однако алжирские власти открыто отвергли данное предложение, мотивировав это в том числе совместными против него враждебными действиями Марокко совместно с Израилем. Особенно руководство АНДР возмутило проведение их военных учений и особенно использование израильского программного обеспечения Pegas для шпионажа за высшими алжирскими военно-политическими деятелями.

На протяжении августа-сентября отношения двух стран продолжали накаляться – так, АНДР объявила об отзыве своего посла из Рабата и далее о разрыве дипломатических отношений с Марокко.

И, наконец, власти последнего указали на сотрудничество Алжира с движением «Хизбалла».

Насколько справедливы подобные обвинения? Напомним, что это далеко не первое соответствующее заявление Марокко. Так, скандал о сотрудничестве «Хизбаллы» и Фронта ПОЛИСАРИО с подачи АНДР вспыхнул еще 1 мая 2018 года. Тогда Рабат из-за этого даже разорвал дипломатические отношения с Ираном, обвинив его в вооружении Фронта ПОЛИСАРИО через «Хизбаллу».

В этот день на пресс-конференции в Рабате министр иностранных дел Марокко Насер Бурита заявил, что «поддерживаемому Алжиром Фронту ПОЛИСАРИО недавно была предоставлена первая партия оружия через работников посольства Ирана в Алжире. У Марокко есть неопровержимые доказательства, идентифицированные имена и точные факты, подтверждающие этот сговор против высших интересов королевства».

Однако МИД ИРИ заявил, что Иран «решительно» отвергает «эти ложные необоснованные обвинения» и выразил сожаление, что они стали «предлогом для дипломатического разрыва», заверяя, что Тегеран «всегда придерживался уважения суверенитета и безопасности стран, с которыми он поддерживает дипломатические отношения, и невмешательства в [их] внутренние дела».

В свою очередь, руководство Фронта ПОЛИСАРИО также охарактеризовало «большой ложью» утверждение «живущего в безумии» Марокко о том, что эта организация поддерживает отношения в военной сфере с Ираном или «Хизбаллой» и предложил Рабату представить доказательства своих «ложных утверждений».

Координатор Фронта ПОЛИСАРИО при Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре Мухаммед Хаддад дополнил данное заявление заявив, что действия Рабата повинуются «политическому оппортунизму», направленному на срыв «возобновления переговоров, запрошенных ООН для урегулирования конфликта в Западной Сахаре посредством референдума о самоопределении народа Сахары».

Не оставила без внимания заявление марокканского дипломата и «Хизбалла», руководство которой также отвергло обвинения Рабата, обвинив Марокко в том, что королевство сделало такое заявление «под давлением извне, а именно со стороны США, Израиля и Саудовской Аравии. Было бы лучше, если бы Марокко нашло более убедительный предлог для разрыва своих отношений с Ираном».

В ответ на это глава марокканской дипломатии пояснил, что это решение не имеет ничего общего с текущими «региональными или международными событиями», особенно в контексте напряженности между Саудовской Аравией и Ираном.

Впрочем, Рабат оказывал Эр-Рияду военно-политическую поддержку против проиранских движений, в том числе йеменских хоуситов. Не случайно, что в момент конфликта с Ираном относительно присутствия в Тиндуфе «Хизбаллы» власти Саудовской Аравии заявили, что стоят на стороне «братского королевства» перед лицом «всего, что угрожает его безопасности, стабильности и территориальной целостности. Правительство Саудовской Аравии решительно осуждает вмешательство Ирана во внутренние дела Марокко с помощью своего инструмента, террористического ополчения «Хизбалла», которое тренирует боевиков так называемой группы ПОЛИСАРИО с целью дестабилизации безопасности и стабильности [королевства]».

Напомним, что Марокко уже разрывало свои отношения с Ираном в начале 2009 года в знак протеста против «религиозной активности Тегерана в королевстве», которые, правда, были восстановлены в 2014 году.

В свете же возобновления скандала относительно появления в Алжире представителей проиранского движения «Хизбалла» представители МИД АНДР указывают, что марокканский МИД «изобрел гротескную басню про инструкторов «Хизбаллы». Цель – по заказу своих внешних покровителей объявить о разрыве дипломатических отношений со страной на Ближнем Востоке и тем самым получить дивиденды от некоторых региональных и внерегиональных партнеров».

И хотя Рабат действительно пока не представил неоспоримые данные о причастности «Хизбаллы» к действиям в Западной Сахаре и алжирском Тиндуфе, все же имеется ряд красноречивых моментов, свидетельствующие о близости властей АНДР и этой организации. Так, например, ранее они открыто отказывались признать ее террористической.

В свою очередь, обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от абсолютного большинства государств мира Тегеран фактически признает Фронт ПОЛИСАРИО в качестве законной власти в Западной Сахаре.

Что же касается контактов между «Хизбаллой» и Фронтом ПОЛИСАРИО, то, по имеющимся данным, информацию по ним Рабат получил от израильских спецслужб.

Что же касается алжирской реакции с прерыванием воздушного сообщения, то она представляется понятной.

Иными словами, стороны повышают градус напряженности, остановившись в шаге от более горячей фазы противостояния.

Заметим, что сейчас Алжир, испытывающий обострение внутренних проблем, максимально заинтересован в отвлечении от них внимания своей почти постоянно бурлящей «улицы».

Однако сложность состоит в том, что для этого ему придется постоянно поддерживать градус напряженности таким образом, чтобы не доводить дело до реального столкновения. В противном случае существует риск повторить соответствующий и не самый удачный опыт начала 1960-х гг., когда Алжир даже с египетско-кубинской помощью не смог победить Марокко, который пользовался американо-французской поддержкой в открытом столкновении.

55.53MB | MySQL:105 | 0,510sec