О влиянии внутриполитической ситуации в Иране на возобновление переговоров по СВПД

Иран не разрешил инспекторам  ООН обслуживать оборудование для мониторинга некоторых ядерных объектов в соответствии с соглашением, которое было заключено две недели назад, сообщило Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). МАГАТЭ в заявлении от 26 сентября заявило, что, хотя агентству был разрешен доступ к другим объектам, Иран не предоставил ему доступ к цеху по производству компонентов центрифуги TESA Karaj для замены своих камер. «Иран с 20 по 22 сентября разрешил инспекторам МАГАТЭ обслуживать установленное агентством оборудование для мониторинга и наблюдения и заменять носители информации во всех необходимых местах в Иране, за исключением цеха по производству компонентов центрифуг в комплексе TESA Karaj», — говорится в заявлении МАГАТЭ. Этот объект стал жертвой явной диверсии в июне, в ходе которой была уничтожена одна из четырех камер МАГАТЭ. Иран не вернул «носитель для хранения данных» этой камеры, и МАГАТЭ сообщило в докладе в этом месяце, что оно попросило Иран найти его и объяснить ситуацию. «Генеральный директор [МАГАТЭ] подчеркивает, что решение Ирана не разрешить агентству доступ к цеху по производству компонентов центрифуги TESA Karaj противоречит согласованным условиям совместного заявления, опубликованного 12 сентября», — говорится в сообщении агентства. Соглашение, достигнутое накануне заседания Совета управляющих МАГАТЭ из 35 стран, побудило западные государства отказаться от попыток принять резолюцию с критикой Ирана, поскольку карты памяти оборудования будут заменены как раз в тот момент, когда они должны были заполниться. Если бы такая резолюция была принята на встрече, надежды на возобновление более широких переговоров по возобновлению ядерной сделки с Ираном были бы серьезно подорваны, поскольку Иран обычно возмущается подобными шагами, и новый,  президент ИРИ Эбрахим Раиси заявил, что он готов вернуться за стол переговоров, но не под «давлением Запада». Одновременно иранцы послали обнадеживающий сигнал мировой общественности. 23 сентября министр иностранных дел Хоссейн Амир-Абдоллахиан заявил, что Иран  вернется к переговорам, направленным на возобновление ядерной сделки 2015 года, также известной как СВПД «очень скоро». Но госсекретарь США Энтони Блинкен заявил журналистам в Нью-Йорке 22 сентября, что время для спасения ядерной сделки истекает. «С каждым днем Иран продолжает предпринимать действия, которые не соответствуют соглашению, в частности, наращивает запасы высокообогащенного урана до 20%, даже до 60%, и ускоряет вращение центрифуг», – сказал он. В какой-то момент в будущем «Иран добьется слишком большого прогресса в своей программе, который не будет отменен простым возвращением к условиям СВПД». Другими словами, идет борьба нервов, и не все в данном случае надо связывать исключительно с дипломатией Ирана по затягиванию начала консультаций с целью выторговать себе больше преференций. Здесь в большей степени надо учитывать внутренний расклад в самом Иране, а вернее – продолжающийся процесс  формирования новых структур  исполнительной власти, в том числе и силовых на фоне борьбы за власть между различными сегментами в консервативном блоке иранской политической элиты.      Раиси уже назначил Хоссейна Амира-Абдоллахиана, убежденного антизападника, имеющего тесные связи с КСИР, ливанской «Хизбаллой» и другими силами, лояльными Исламской Республике в регионе, министром иностранных дел. Во время администрации Х.Роухани Амир-Абдоллахиан занимал должность заместителя министра иностранных дел, но позже был уволен бывшим министром иностранных дел Мохаммадом Джавадом Зарифом из-за его радикальных взглядов. Теперь такая же смена руководства идет в системе спецслужб.  Новый президент Ирана, который в принципе незнаком с системой безопасности страны (он сделал свою карьеру в судебной системе), начал в этом месяце реструктуризацию шестнадцати служб разведки и безопасности Ирана, начиная с Министерства разведки и национальной безопасности (ВЕВАК). Раиси представил свои реформы иранскому парламенту, которые включали перевод 5000 агентов из «ВЕВАК в другие децентрализованные администрации. Это позволит высвободить место для притока новой крови из религиозных школ Ирана от Хаккани до Кума и ультраконсервативных университетов имама Аль-Бакира и имама Аль-Хоссейна. Президент начал с увольнения Махмуда Алави, который возглавлял ВЕВАК с 2013 года, назначив на его место священнослужителя Эсмаила Хатиба, ранее возглавлявшего разведку в регионе Кум. При этом контрразведывательное обеспечение ВЕВАК будет осуществлять КСИР, несмотря на формальное подчинение министерства Высшему совету национальной безопасности  и т.н. «Бюро 101» под руководством верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. Новый президент также намерен реформировать команды, отвечающие за ядерные переговоры. Назначения до сих пор иллюстрируют преобладание выходцев из КСИР, в том числе начальника разведки КСИР Хоссейна Таеба, который был назначен ответственным за надзор за ядерной программой после убийства ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде в ноябре 2020 года. Аббаса Арагчи сменил Али Багери, новый глава иранских переговорщиков и заместитель министра иностранных дел, который также выходец из КСИР и известен своей жесткой позицией по переговорам, а Организацию по атомной энергии Ирана теперь возглавляет другой ястреб, бывший министр жилищного строительства Мохаммад Эслами, который сменил Али Акбара Салехи.         Ожидается, что жесткий  подход будет доминировать во внешней политике Ирана, по крайней мере, в ближайшие четыре года. Хуман Абеди, политический обозреватель и корреспондент государственного телеканала Press TV, заявил, что администрация Раиси «не проявит снисходительности в своем подходе к ядерной сделке и может даже принять некоторые более радикальные решения».

55.87MB | MySQL:105 | 0,526sec