Война в Газе и ее возможные негативные последствия для Израиля

На исходе третьей недели операции израильской армии в секторе Газа в стране и в мире все громче звучат голоса о том, что ее пора бы прекратить, что продолжение военных действий (общее число погибших в Газе приближается к тысяче) является неприемлемым с моральной точки зрения и не служит израильским стратегическим интересам. Представляется, что подобный призыв к прекращению боевых действий в значительной мере оправдан.

Во-первых, очевидно, что ведущаяся боевая операция наносит вред рядовому палестинскому населению в большей мере, чем лидерам ХАМАСа. После ликвидации 1 января «духовного наставника» террористов-самоубийц Низара Райана, считавшегося третьим номером в иерархии ХАМАСа в Газе, за десять последующих дней в списках погибших не значился никто из руководителей этой организации. Возникает ощущение, что военные действия в Газе нанесли урон гражданскому населению и низовым боевикам палестинского сопротивления, но высшие руководители исламистов их как раз благополучно пережили. Таким образом, военная операция во многом лишается основного смысла – нанести непоправимый урон инфраструктуре ХАМАСа: лидеры исламистов остаются в живых, и не похоже, чтобы ЦАХАЛ мог до них «добраться», да и обстрелы израильской территории не прекращаются.

Во-вторых, нужно признать иллюзорность лозунга «Дайте ЦАХАЛу победить!». За четырнадцать первых дней войны не было ни одного, когда бы количество ракет, выпущенных по израильской территории, оказалось бы менее двадцати (общее же число упавших на территории Израиля ракет, выпущенных боевиками из Газы за две недели боев, составило 616). Таким образом, несмотря на все прикладываемые усилия и довольно жесткую завесу секретности, позволяющую израильским силовым структурам не особенно оглядываться на общественное мнение, очевидно, что ЦАХАЛ пока не разгромил ХАМАС. Нет сомнений, что исламистам и их вооруженным отрядам нанесен значительный урон, но столь же очевидно, что в их распоряжении остаются определенные арсеналы оружия, которые в состоянии угрожать израильским городам, причем отнюдь не только непосредственно примыкающим к Газе. Действительно, больше всего ракет падают в находящихся на меньшем отдалении от Газы Сдероте (140 ракет за первые 14 дней войны) и Ашкелоне (93 ракеты), но тот факт, что палестинским боевикам удалось обстрелять военную базу ЦАХАЛа, расположенную на расстоянии всего 27 километров от Тель-Авива, показывает весь масштаб нависшей над страной угрозы. Если ЦАХАЛ в состоянии нанести значительный урон ХАМАСу, но не разгромить его до основания, напрашивается необходимость искать какое-то иное решение, как это было в конце Второй ливанской войны. Огромная проблема состоит в том, что если резолюция №1701 реально остановила и завершила в августе 2006 года Вторую ливанскую войну (и, более того, с тех пор на северных рубежах Израиля вот уже два с половиной года сохраняется хоть и напряженное, но спокойствие), то принятая 9 января 2009 года Советом Безопасности ООН резолюция №1860 никакого прорыва не совершила: обстрелы продолжились с обеих сторон. Хотелось надеяться, что принятие резолюции №1860 обеспечит жителям Сдерота и Ашкелона то относительное спокойствие, которое есть сегодня у жителей Маалота и Кирьят-Шмоны, но этого, увы, не случилось. Сложно понять теперь, как обе стороны будут выходить из этой ситуации – хотелось верить, что столь долго вырабатывавшаяся резолюция будет иметь эффект. Но увы: ее проигнорировали обе воюющие стороны.

В-третьих, необходимо понимать, что жертвы среди гражданского населения Газы вызовут новый виток ненависти к Израилю и западному миру в целом в палестинской среде, и эта ненависть (и без того, прямо скажем, не маленькая) на десятилетия будет фактором, осложняющим любое движение в сторону какого-либо урегулирования. ХАМАС многое сделал для того, чтобы спровоцировать Израиль на эту военную операцию, но руководители еврейского демократического государства, разумеется, должны принимать решения исходя из их представления о благе страны, а не отмщении ХАМАСу. Израильское руководство начало эту операцию отнюдь не от хорошей жизни, но это никак не гарантирует, что после окончания военных действий в Газе жизнь в Сдероте и Ашкелоне (да и не только там) станет лучше. Военные операции могут иметь разные цели, и автор отлично понимает правительство Израиля, которое кожей чувствует в общественной атмосфере жажду отмщения, тем более – за полтора месяца до выборов. Масштабная бомбардировка (точнее, бомбардировки) Газы вечером 27–28 декабря, в которых погибло более 200 человек, эту задачу выполнила. Дальше, по мнению автора, войну надо было прекратить, ибо добиться большего, чем ЦАХАЛ добился еще тогда, уже невозможно, и время сейчас работает против Израиля. Совершенно очевидно, что нынешняя война в Газе на долгие годы станет тем фактором, который позволит исламистам мобилизовывать все новых и новых боевиков на борьбу с «сионистским агрессором». Жертвы и разрушения в Газе столь значительны, что особой пропаганды ненависти и не потребуется: действительность сама по себе эту ненависть сформирует. Так уж сложилась история, что нам, евреям-израильтянам, жить рядом с ними, а им, палестинским арабам, – рядом с нами. Учитывая, что полтора миллиона арабов Газы никуда не денутся, и нравится это израильтянам или нет, с ними придется жить по соседству, в долгосрочной перспективе война с ними вредит Израилю, так как отдаляет и без того неясные контуры какого-либо «статус-кво», который бы позволил двум народам жить рядом в условиях прекращения вооруженной борьбы и относительной безопасности. Автор считает, что всё это вредит будущему Израиля, которому, как любой другой нормальной стране, нужны мир и взаимоуважение со своими соседями.

В-четвертых, исторический опыт свидетельствует, что чем более длинные войны вел Израиль, тем менее удачными они бывали. Триумфальная война в июне 1967 года длилась шесть дней, Синайская кампания в октябре – ноябре 1956 года – восемь, Война Судного дня в октябре 1973 года – восемнадцать, Вторая ливанская в июле – августе 2006 года – 34 дня, а Первая ливанская война, начатая 5 июня 1982 года, – три года, и чем дольше длились войны, тем более сложными для Израиля они оказывались. В ходе боевых действий время, как правило, работает против Израиля, так происходит и сейчас. Вне связи с тем, насколько оправданным было начало нынешней операции, ее продолжение вредит израильским интересам больше, чем им способствует.

В-пятых, пока Израиль может выйти из этой войны каким-никаким, а все же победителем: число жертв сторон (число погибших с израильской стороны в семьдесят раз меньше числа погибших со стороны палестинской). Страшно подумать, что будет, если одна из многих ракет ХАМАСа все-таки попадет в работающий детский садик, в школу, бензозаправочную станцию или один из взрывоопасных военных объектов, коих немало на юге страны. Тогда уже «спираль отмщенья» раскрутится настолько, что война в Газе вполне может стать вторым «ливанским болотом», где будет гибнуть все больше израильских солдат и офицеров.

При всей распространенности в Израиле идеологии «гражданского милитаризма», наделяющей ЦАХАЛ и спецслужбы едва ли не мессианскими функциями, граждане еврейского государства должны начать привыкать к тому, что эпоха израильского безоговорочного военного превосходства над всеми региональными силами (как государствами, так и квазигосударственными образованиями, подобным режиму ХАМАСа в Газе), закончилась. Израилю не удалось добиться безоговорочной победы над «Хизбаллой» летом 2006 года и не удается добиться такой победы над ХАМАСом в январе 2009 года. В одной исламской стране, не поддерживающей дипломатических отношений с Израилем, уже есть атомное оружие (речь, конечно, о Пакистане), и является лишь вопросом времени, когда такое оружие появится в других странах Ближнего и Среднего Востока: Иране, Турции, Египте… Поэтому от парадигмы силового доминирования Израилю нужно переходить к парадигме двусторонних и региональных дипломатических соглашений, гарантами выполнения которых выступали бы признанные международные структуры («квартет», НАТО, Европейский Союз и т.д.). Желательно, чтобы вопросы израильской национальной безопасности не становились бы при этом заложниками американо-израильских отношений, потому что в таком случае любая смена курса в Вашингтоне (в частности, 20 января с.г.) может иметь для Израиля катастрофические последствия. И, напротив, гарантии нескольких стран и международных организаций смогут обеспечить их действенность и в периоды смены курса в США или любой другой стране.

Всё конструктивное в рамках борьбы с хамасовским террором, что ЦАХАЛ мог сделать, он за почти три недели боев уже сделал. Сейчас же только мирные переговоры при участии международных посредников и соответствующими международными гарантиями могут обеспечить относительное спокойствие южным районам страны. У ХАМАСа есть свои интересы и заинтересованности, позволяющие рассчитывать на то, что дипломатические контакты могут принести плоды. Смысл переговоров автор видит в данном случае в том, чтобы выработать некие модели взаимоприемлемого сосуществования, некий статус-кво. Как, скажем, выработали светские израильтяне с еврейскими ультрарелигиозными кругами: при каждом удобном случае и секуляристы, и религиозные ортодоксы пытаются переиграть ситуацию «в свою пользу», но некие «рамочные соглашения» есть (еще с июня 1947 года). К этому, я считаю, можно постараться придти и в обсуждаемом случае.

Подобно тому, как секуляристы должны понять, что ортодоксальные иудеи никуда не денутся, а ортодоксальные иудеи должны понять это же применительно к секуляристам, израильтяне должны понять, что никуда не денутся палестинские арабы, и никуда не денутся ни их (аналогичный еврейскому) этос возвращения, ни (аналогичная еврейской) мечта о том, как «в будущем году – в Иерусалиме». Палестинцам тоже самое имело бы смысл понять применительно к израильтянам. Речь не идет о мире, ни в обмен на территории, ни в обмен на что-либо другое – но, например, у Израиля и с Сирией нет мира, а при этом на израильско-сирийской границе все спокойно уже 35 лет. Автор считает палестино-израильский конфликт неразрешимым, но это не значит, что сложившееся положение вещей – это лучшее из того, что мы могли бы иметь. В любом случае, военная операция эту проблему, очевидно, не решит, как не решила никакая подобная операция в прошлом.

42.89MB | MySQL:92 | 0,944sec