Об обострении отношений между Марокко и Алжиром

Как полагают некоторые марокканские аналитики, после разрыва дипломатических отношений с Рабатом 24 августа отношения Алжира с соседним Марокко становятся все более напряженными. Сначала министр энергетики Алжира объявил, что контракт на газопровод Магриб-Европа, по которому природный газ поставляется в Испанию, не будет продлен, что фактически приведет к прекращению поставок газа в Марокко. Затем Высший совет безопасности Алжира объявил, что он закрывает свое воздушное пространство для всех марокканских гражданских и военных самолетов, а также самолетов с марокканскими регистрационными номерами. Совсем недавно, 28 сентября, начальник штаба Национально народной армии Алжира генерал-лейтенант Саид Шенгриха обвинил Марокко в подготовке «заговора» против его страны «с целью подорвать единство алжирского народа, посеяв раздор и раскол между ними. Приверженность Алжира своим принципам и его решимость не отступать от них являются источником раздражения для махзена [руководящего института власти Марокко] и препятствием для сомнительных региональных проектов режима». На этом фоне нынешняя динамика событий все больше усиливает вероятность сценария фактически  открытых боевых действий между странами, даже несмотря на то, что публично король Марокко Мухаммед VI демонстрирует  желание достичь примирения.  Некоторые французские эксперты считают, что нынешняя  марокканская политика «протягивания руки» Алжиру, возможно, является простой дымовой завесой, направленной на то, чтобы скрыть истинные намерения Рабата — заставить алжирских генералов первыми  начать военные действия. Проще говоря, Мухаммед VI, верховный главнокомандующий Королевских вооруженных сил (КВС), похоже, намерен использовать военную силу для защиты претензий королевства на то, что оно считает своими так называемыми «южными провинциями», термин, используемый правительством Марокко для оккупированной им части Западной Сахары. Тщательно продуманным шагом, направленным на нейтрализацию влияния тех марокканских военных, которые ранее пытались совершить государственный переворот при правлении короля Хасана II, Мухаммед VI передал охрану королевского дворца в КВС. Безопасность дворца ранее контролировалась Марокканской королевской жандармерией и Главным управлением национальной безопасности. Одновременно монарх активизировал модернизацию КВС, что стало в частности ответом на вызовы режиму после начала событи «арабской весны».  В практическом плане национальная оборона Марокко была реорганизована под руководством генерал-лейтенанта Абдельфаттаха Луарака, назначенного королем генеральным инспектором КВС в январе 2017 года. Основная миссия генерального инспектора  заключалась в надзоре за операциями по развитию и модернизации военной промышленности Марокко — с колоссальным бюджетом, составляющим примерно 4,5% ВВП страны в 2020 году. Цифры, опубликованные в 2018 году Стокгольмским международным институтом исследований проблем мира (Sipri), показывают, что другие страны, участвующие в зонах конфликтов, тратят меньше на национальную оборону, в том числе Израиль (4,3%), Соединенные Штаты (3,2%) и Турция (2,5%). Согласно ежегодному отчету Sipri за 2021 год, Марокко в настоящее время является третьим по величине импортером оружия в Африке, сразу после Египта и Алжира. После этой первой фазы реорганизации КВС марокканский монарх, похоже, теперь использует жесткую силу военного и экономического давления в попытке Рабата сыграть свою стратегическую игру. Алжир ответил многочисленными крупномасштабными военными маневрами, проведенными в каждом из его военных округов, и особенно на границе с Марокко. Одна из таких демонстраций военной силы была проведена в январе 2021 года при поддержке России.

Рабат, похоже, полон решимости ответить на акты дипломатической враждебности Алжира военными действиями, о чем свидетельствует недавнее назначение Мухаммедом VI генерал-лейтенанта Бельхира аль-Фарука новым генеральным инспектором КВС. Выпускник Королевской военной академии, аль-Фарук начинал  службу в пехоте, прежде чем занять несколько ключевых военных должностей, в том числе командующего южными провинциями, должность, которую он занимал в течение многих лет и которая была практически вакантной с 2017 года. Назначение  старшего офицера с таким послужным списком, который включает несколько военных кампаний в Западной Сахаре, является ясным посланием Алжиру: Рабат готов ответить военной силой, если алжирские генералы продолжат оказывать давление на Марокко и в конечном итоге начнут военные действия. Недавно назначенный генеральный инспектор КВС также является фаворитом американцев. Б.аль-Фарук отличился, руководя маневрами «Африканским львом 21», совместными мароккано-американскими учениями, организованными в Марокко в июне. На дипломатической арене министр иностранных дел Алжира Рамтан Ламамра и его марокканский коллега Насер Бурита обменялись резкими репликами  по поводу Западной Сахары на Генеральной Ассамблее ООН.  «Организация свободного и справедливого референдума, позволяющего народу Сахары определить свою судьбу и решить свое политическое будущее, не может вечно оставаться заложником непримиримости оккупирующего государства, которое неоднократно не выполняло свои международные обязательства», — сказал алжирский министр. В предварительно записанном видео, показанном на ГА ООН, министр иностранных дел Марокко заявил, что Алжиру необходимо «взять на себя ответственность за увековечение придуманного регионального конфликта», потребовав, чтобы Алжир прекратил защищать «группу вооруженных сепаратистов, грубо нарушающих международное гуманитарное право». Такой обмен «любезностями» произошел не только после учений «Африканский лев 21», но и сразу после практических индикаторов укрепления военного сотрудничества между Рабатом и Вашингтоном. Марокко на сегодня  продолжает пользоваться поддержкой американцев, особенно после признания бывшим президентом США Дональдом Трампом претензий Марокко на Западную Сахару в обмен на нормализацию отношений между Марокко и Израилем. Таким образом,  Мухаммед VI убежден, что он достаточно «прикрыт» двумя мировыми державами — США и Израилем, чтобы попытаться противостоять алжирским генералам, поддерживающим Фронт ПОЛИСАРИО. Таким образом, конфликт вокруг Западной Сахары продолжает подрывать дипломатические отношения между Марокко и Алжиром, по сей день и формирует политику и тактику обеих стран.  Это особенно актуально в преддверии назначения нового специального посланника ООН по Западной Сахаре, итало-шведского дипломата Стаффана де Мистуры на фоне полного тупика переговорного процесса между Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО.

52.13MB | MySQL:103 | 0,510sec