Алжир пытается увеличить добычу углеводородов за счет реализации шельфовых проектов

Столкнувшись с последствиями финансового кризиса, усилившегося в Алжире с начала пандемии COVID-19, его руководство стремится увеличить добычу углеводородов за счет реализации шельфовых проектов.

В первую очередь речь идет об их возрождении в Южном Средиземноморье. Речь идет о разведке нефти и газа. Так, 3 октября в Алжире состоялось заседание правительства под председательством президента страны Абдельмаджида Теббуна, на котором обсуждалась необходимость начать разведку новых месторождений углеводородов на шельфе всего побережья страны.

Но сможет ли АНДР действительно найти новые нефтегазовые месторождения в своих территориальных водах?

Для ответа на этот вопрос заметим, что алжирский офшор представляет собой южный бассейн Западного Средиземноморья, разделенный на несколько подбассейнов: Алжиро-провансальский, Тирренский, Альборана, Гольф-де-Валенсия, Лигурийское море, образовавшихся одновременно с окружающими горными хребтами, включая Бетик-Кордильеры (Андалузские горы), Атласом, Сицилийскими горами, Апеннинами и Альпами.

Согласно геологическим экспертизам, он расположен в зоне сближения тектонических плит Африки и Европы, и в таких районах, согласно прогнозам геологов, должны быть крупные месторождения полезных ископаемых, включая углеводороды.

Заметим, что Алжир не впервые осуществляет шельфовую разведку месторождений нефти или газа. Первая имела место в 1968 – 1970 годы в заливах Алжир, Скикда, Беджайя, Аннаба и Арзев.

Вторую провели в 1973 году и она является крупнейшей по затратам ресурсов (временных и материальных), охватив все глубоководные бассейны алжирского шельфа.

Третья последовала в 1976 году в юго-восточном бассейне Альборана, когда для этого использовали новейшее геофизическое и сейсмическое оборудование, четвертая – в 1977 году в восточной части алжирского шельфа (от Алжира до границы с Тунисом). Обе выполнила ведущая в данной сфере американо-французская компания WesternGeco/Schlumberger.

По имеющейся информации, это позволило Алжиру получить важные данные о структуре и даже природе фундамента его шельфа.

Затем в 2000-х и 2002-х годах той же компанией были проведены пятое и шестое геологическое обследование 9003 кв. км шельфа АНДР при помощи двухмерной сейсморазведки 2D, благодаря чему руководство страны получило о нем более детальную информацию. Она охватила весь алжирский офшор от восточной до ее западной морской границы.

Однако поскольку обследование в руководстве страны расценили недостаточным, оно решило дополнительно обследовать еще 5000 кв. км своего шельфа при помощи той же двухмерной сейсморазведки 2D.

Эта программа была реализована в 2011 году WesternGeco/Schlumberger и китайской компанией BGP, в результате чего они детализировали информацию о 3000 кв. км шельфа между Беджайей и Аннабой на востоке страны и 2000 кв. км между Мостаганемом и Тенесом на ее западе.

По оценкам независимых экспертов, это были лучшие обследования алжирского шельфа.

Однако все они не дали ответов на вопрос руководства страны относительно точных мест нахождения крупных месторождений углеводородов. И при составлении соответствующих структурных геологических карт были идентифицированы лишь потенциальные источники нефти и газа, что потребовало их дополнительной детализации.

Ее провели при помощи новейших технологий трехмерной сейсморазведки 3D в 2013 году на площадях 5022 и 4077 кв. км у берегов вилайи Беджайя на востоке страны и 945 кв. км у берегов Орана у центрального побережья.

Но за этим последовало лишь одно глубокое бурение (HBB-1) и два неглубоководных на окраинном шельфе бассейна Хабибаса и на континентальном шельфе Алжиро-провансальского бассейна. Однако и после этого начала реальной добычи углеводородов не последовало.

В итоге Алжир десятилетиями безрезультатно искал нефть и газ в своих территориальных водах, затратив на это в общей сложности сотни миллионов и даже миллиарды долларов, что, разумеется, не могло устроить алжирские власти.

Несмотря на это, власти АНДР считают, что шельф остается сложным и недостаточно изученным и потому требуется больше разведочных бурений с использованием передовых технологий, характерных для сверхглубокой морской категории алжирского шельфа. Они должны позволить заметно отстающей от своих коллег-конкурентов государственной энергетической компании Sonatrach преодолеть препятствие в виде больших глубин, достигающих 2700 метров.

Между тем, представители алжирского руководства считают, что в его территориальных водах имеются крупные месторождения нефти и газа, и для их обнаружения необходимо инвестировать в новые 2D и 3D сейсмические программы и провести, по крайней мере, еще одно новое бурение.

К этому его подталкивают, с одной стороны, уже сделанные затраты, поскольку алжирским лидерам очень не хочется, чтобы они были сделаны впустую, а с другой стороны, соответствующие аппетиты разжигают открытия крупных месторождений газа, сделанные в Восточном Средиземноморье на египетском и кипрском шельфе в 2015 и 2019 годах.

Соответственно, международные эксперты по нефти и газу выражают мнение, что благодаря исследования шельфа Алжир действительно может получить новые нефтегазовые месторождения для добычи.

Впрочем, для этого ему необходимо убедить влиятельные мировые нефтяные компании финансировать эти новые разведочные кампании, поскольку государственной компании Sonatrach сильно не хватает инвестиций и технологий для самостоятельного выполнения этой сложной задачи.

Поэтому необходимые исследования алжирского шельфа при помощи двухмерной сейсмики 2D (для более 14 000 кв. км) и трехмерной сейсмики 3D (более 5000 кв. км) в 2016 – 2018 годы осуществляли иностранные компании – итальянская ENI и французская Total. Но результаты их исследований не привели к ожидаемым открытиям.

Сторонники дальнейшей разведки шельфа утверждают, что ее завершению мешает с 2019 года политическая нестабильность в стране и «дестабилизация» компании Sonatrach с приходом туда некомпетентной администрации, которая якобы с февраля 2020 года саботировала эти усилия Total и ENI.

В связи с этим поборники шельфового развития требуют от алжирского руководства поменять руководство Sonatrach.

Реально же ослабление интереса части руководства алжирского энергогиганта во многом определялось его колебаниями и разочарованиями от многолетних дорогостоящих безуспешных поисков.

И в период низких цен на нефть и газ они считали шельфовые проекты неоправданно дорогими при наличии уже разведанных месторождений углеводородов на суше (в среднем ежегодно открываются до 30 их источников).

В свою очередь, сторонники разведки шельфа отмечают, что, во-первых, основные традиционные нефтегазовые бассейны Алжира, а именно основные традиционные нефтегазовые бассейны Алжира Уэд-Мья, Беркин, Илизи и Аннет-Тимимун, заметно истощились, а во-вторых, вновь открытые не являются крупными, и их разработка сомнительна с точки зрения рентабельности.

А раз так, то необходимо вернуться к шельфовым проектам и «доразведать их в прибрежной зоне АНДР».

Поскольку новых средств у АНДР после многолетнего снижения цен на углеводороды немного, сторонники разведки шельфа пытаются убедить международные компании разделить коммерческие риски в Алжире.

Заметим, что сейчас большинство потенциальных зарубежных инвесторов не особенно горят желанием это делать, причем во многом это связано с недостаточным реформированием ущербного по отношению к ним алжирского законодательства.

А раз так, то пока перспективы обнаружения крупных нефтегазовых месторождений на алжирском шельфе выглядят призрачно и они по причине наличия на нем больших глубин даже в случае их реального там обнаружения будут в плане добычи весьма дорогостоящими.

Разумеется, привлекательность работы с ними повышается пропорционально росту котировок энергоресурсов, однако можно предположить, что настоящий интерес к «шельфовому» плану пробудится лишь в случае достижения и продолжительного сохранения их стоимости на уровне выше ста долларов для барреля нефти и выше 300 долларов за тысячу куб. м для газа.

52.8MB | MySQL:104 | 0,413sec