Итоги парламентских выборов только осложнили политическую ситуацию в Ираке

Ведущие шиитские партии Ирака объявили о своем коллективном неприятии результатов воскресных парламентских выборов после того, как появились первые свидетельства того, что их доля голосов сократилась. Собственно, такой вариант был наиболее вероятным с учетом крайне низкой явки избирателей.            Альянс «Фатх», состоящий из сторонников «Аль-Хашд аш-Шааби», в частности, осудил результаты как «сфабрикованные», в то время как еще одна вооруженная группировка ополченцев  угрожала предпринять насильственные действия. Согласно первоначальным результатам, опубликованным Высшей избирательной комиссией Ирака (IHEC), движение «Саирун», возглавляемое священнослужителем Муктадой ас-Садром, вышло вперед с 73 из 329 мест в парламенте, на выборах, которые прошли с рекордно низкой явкой в 41%. В заявлении 12 октября Хади аль-Амери, лидер «Фатха», призвал к совместному ответу против результатов выборов со стороны других шиитских политических фракций. «Мы не принимаем эти сфабрикованные результаты, чего бы это ни стоило, и мы будем защищать голоса наших кандидатов и избирателей со всей силой», — заявил его офис. По данным «Фатха», доля его мест в парламенте, где он ранее был второй по величине фракцией, резко сократилась с 48 до 14 мест. Отдельно представитель «Катаиб Хизбаллы» — вооруженной группировки, поддерживаемой Ираном, которую США назвали террористической организацией — призвал своих сторонников выступить против результатов выборов и предупредил, что они «будут твердо стоять и настаивать на том, чтобы восстановить все на своем законном месте». Партия «Катаиб Хизбаллы Хукук» получила одно место в парламенте. «Братья по иракскому сопротивлению должны подготовиться к чувствительному этапу, который требует от нас мудрости и пристального наблюдения»,- обратился пресс-секретарь Абу Али аль-Аскар ко всем  группам, выступающим против влияния США и Израиля в регионе. «Будьте уверены, что за этим не пропадет ни одно право, поэтому  не идите на компромисс, и победа станет вашим союзником с помощью Всемогущего Бога». Ряд других шиитских политических партий также столкнулись с резким снижением доли голосов, что привело к жалобам на нарушения. Поздно вечером 11 октября в доме бывшего премьер-министра и лидера блока «Правовое государство» Нури аль-Малики состоялась встреча, на которой присутствовали большинство лидеров шиитских политических сил и лидеров поддерживаемых Ираном вооруженных группировок, где они обсудили, как реагировать на то, что они считали «переворотом» М.ас-Садра, поддержанным «британо-американским заговором». Один из участников встречи сказал, что они намерены «обострить» ситуацию, чтобы ас-Садр и премьер-министр Мустафа аль-Казыми поняли, что «то, что произошло, не пройдет без последствий». Некоторые шиитские лидеры предложили  продолжить юридические процедуры и сосредоточиться на доступных вариантах формирования блока, большего, чем блок Муктады ас-Садра, но некоторые из них  настаивали на том, что эскалация вооруженного сопротивления  является лучшим вариантом на данном этапе.. Это прежде всего лидеры «Катаиб Хизбаллы», но у других партий есть оговорки по поводу этого варианта, и большинство из них этот вариант не поддерживают. 12 октября аль-Казыми посетил штаб-квартиру Объединенного оперативного командования в Багдаде «для проверки мер безопасности, принятых для защиты складов Избирательной комиссии и урн для голосования», говорится в заявлении, опубликованном его офисом. Избирательная комиссия выявила, что более 3000 избирательных ящиков не дошли до главного офиса комиссии в Багдаде, а это означает, что около 60 000 голосов еще не подсчитаны и их результаты не объявлены. Один из лидеров «Фатха» признал, что ожидал потери голосов на выборах, но масштабы оказались намного хуже, чем ожидалось. «Лидеры «Фатха» очень злы. Они ожидали уменьшения числа своих мест, но то, что произошло, было скандалом. Потеря очень большая и болезненная. Мы подали обращения в Избирательную комиссию, но многого не ожидаем. Исходя из нашего опыта на предыдущих выборах, даже если имели место фальсификации, результаты не могут быть кардинально изменены», — сказал он на условиях анонимности. Но пока следует сделать один вывод по итогам выборов: резкое снижение представительства  в будущем парламенте  четко  выраженных проиранских групп и партий с минимальной возможностью начала какой-то серьезной вооруженной эскалации.

Американские аналитики в этой связи полагают, что парламентские выборы в Ираке 10 октября оставили шиитские группировки с наибольшим количеством мест, предвещая еще несколько лет политической преемственности. Но потеря мест группами, связанными с Ираном, в сочетании с антиправительственными настроениями, о которых свидетельствует низкая явка избирателей, также увеличит вероятность социальных волнений. Прошедши парламентские выборы в Ираке мало что изменят в стране, несмотря на то, что они были проведены на несколько месяцев раньше, чтобы удовлетворить требования активистов о проведении реформ. Результаты, опубликованные Высшей избирательной комиссией Ирака 11 октября, свидетельствуют о том, что движение, связанное с М.ас-Садром получило 73 места, что значительно больше, чем любая другая группа, за которой следуют две признанные суннитские и шиитские коалиции. Таким образом, последователи ас-Садра будут играть доминирующую роль в процессе формирования правительства, как это было после предыдущих выборов в 2018 году. Это, наряду с тем, что многие  иракцы сигнализируют о своем недоверии к властям, не участвуя в голосовании, будет способствовать застою в политике, что затруднит переход к такому гибкому управлению, которое могло бы помочь решить экономические проблемы Ирака и проблемы безопасности. «Фатх», поддерживаемый Ираном и боевиками, получил значительно меньше мест, чем в 2018 году. Независимые, тем временем, получили 50 мест. В Ираке действует один из самых влиятельных законодательных органов на Ближнем Востоке. В дополнение к своим обширным руководящим и законодательным обязанностям иракский парламент также отвечает за определение кандидатуры будущего премьер-министра. Народное разочарование в действующем правительстве заставило многих избирателей отказаться от участия в выборах, ослабив избирательный мандат следующего кабинета министровТолько 41% иракских избирателей проголосовали на парламентских выборах 10 октября, что немного меньше, чем 44%, проголосовавших на выборах 2018 года. Эта низкая явка отражает такие же низкие ожидания, которые многие иракцы возлагают на способность правительства добиться перемен. Антиправительственные протесты в октябре 2019 года создали класс активистов, которые потребовали досрочных выборов и прихода к власти новых политиков, открытых для корректировки долгосрочной политики Ирака. Однако за последний год правительство провело минимальные избирательные реформы, развеяв надежды активистов на то, что следующий тур голосования будет отличаться от предыдущих.

Следующее правительство Ирака вряд ли проведет значительные реформы, поскольку политики будут по-прежнему зациклены на сохранении своей доли мест в парламенте и влияния в кабинете министров и над ним, а не на решении структурных вопросов. Ирак сталкивается с огромными экономическими проблемами, которые сменявшие друг друга правительства неоднократно пытались решить и не смогли. Это одна из самых богатых углеводородами стран в мире, где подавляющее большинство видов экономической деятельности зависит исключительно от состояния технологически стареющего нефтегазового сектора. Одна из главных дискуссий, которая состоится в следующем парламенте и правительстве, заключается в том, как избавиться от этой зависимости от доходов от добычи нефти и газа. Но в ситуации  структурной неэффективности в сочетании с повсеместной коррупцией, которая была встроена в иракскую экономику на протяжении десятилетий, любому правительству будет сложно добиться прогресса. Большинство иракцев — мусульмане, разделенные на три основные этно-конфессиональные группы: шииты, сунниты и курды. Но Ирак также является домом для многих других этнических и религиозных меньшинств, включая христиан. При выборе кандидатов иракские избиратели, как правило, отдают предпочтение тем, кто принадлежит к их этноконфессиональной группе, а не политике, которую они обещают поддерживать. Балансирующий акт достижения консенсуса на переговорах между этими группами исторически приводил к затяжным переговорам о формировании правительства после безрезультатных парламентских выборов, что способствовало политической стагнации. Потребовалось восемь месяцев, чтобы сформировать правительство после того, как выборы 2018 года не привели к явному большинству одной из политических сил.

Народные протесты, вероятно, продолжатся, поскольку разочарованные иракцы продолжают выходить на улицы, требуя перемен. Группы, утратившие позиции в парламенте, могут также устраивать демонстрации, чтобы сохранить свое влияние по политическим вопросам. Группы, связанные с Ираном, будут иметь немного меньше власти в следующем правительстве, но все равно будут провоцировать беспорядки, поскольку они стремятся сохранить свою власть на улицах, чтобы компенсировать власть, которую они потеряли в законодательном органе. Внутришиитское соперничество является основным источником нестабильности в Ираке, и потеря популярности альянса «Фатх» на выборах происходит на фоне бурных дебатов в стране из-за влияния Ирана в Ираке. Группы гражданского общества, тем временем, будут продолжать требовать антикоррупционных реформ, социальной и политической либерализации, экономических выгод и многого другого, предпочитая оказывать давление на политиков на улицах, а не на переговорах из-за их недоверия к тому, что парламент принимает их интересы близко к сердцу.

52.47MB | MySQL:103 | 0,414sec