О работе Сирийского конституционного комитета на фоне оценок американскими экспертами политики России в Сирии

Специальный посланник ООН по Сирии заявил 17 октября, что сопредседатели от правительства и оппозиции Сирийского конституционного комитета договорились начать процесс разработки новой конституции, передает Reuters. Комитет, состоящий из 45 представителей правительства Сирии, оппозиции и гражданского общества, уполномочен разработать новый основной закон, ведущий к выборам под наблюдением ООН. Специальный посланник Гейр Педерсен заявил, что сирийские сопредседатели, с которыми он впервые встретился в преддверии недельных переговоров, договорились «подготовить и начать разработку проекта конституционной реформы». На переговорах, шестом раунде за два года и первом с января для редакционного комитета, будут обсуждаться «четкие принципы», сказал он журналистам в Женеве, не вдаваясь в подробности.   В январе Педерсен заявил, что представители Асада отвергли предложения сирийской оппозиции, а также собственные идеи посланника по продвижению процесса вперед. «С тех пор почти девять месяцев я вел переговоры между сторонами, пытаясь прийти к консенсусу о том, как мы собираемся двигаться вперед. И я очень рад сообщить, что мы достигли такого консенсуса. Сирийский конституционный комитет является важным вкладом в политический процесс, но комитет сам по себе не сможет разрешить политический кризис», — сказал он 15 октября. Как становится понятным, до консенсуса еще далеко. Малая группа сирийского конституционного комитета обсуждала всю неделю закрепление в основном законе республики принципов борьбы с терроризмом и экстремизмом. Об этом в четверг в беседе с ТАСС заявил сопредседатель комитета от оппозиции Хади аль-Бахра.  «На данный момент идет обсуждение конституционных принципов относительно борьбы с терроризмом и экстремизмом», — сказал он. По его словам, в предыдущие дни дискуссий стороны обсудили внесение в текст принципов верховенства права и положение армии и служб безопасности после конституционной реформы. «В первый день мы обсуждали принципы суверенитета государства», — добавил аль-Бахра.  Глава оппозиционной делегации указал на то, что на текущей рабочей сессии впервые стал обсуждаться проект конституции Сирии. «На предыдущих встречах были общие дискуссии, а теперь мы уже работаем над текстом. Я надеюсь, что скоро нам удастся достигнуть консенсуса по этим принципам. Чем раньше мы закончим это, тем успешнее можно будет назвать эту сессию», — заключил он. Позже стало известно, что работа малого комитета может быть продолжена или в ноябре, или в декабре, что по факту означает только то, что достигнуть какого-то  внятного прогресса на этих переговорах не удалось. И рискнем предположить, что и не удастся, поскольку краеугольным камнем разногласий сторон является полярная разность точек зрения в отношении того, кого считать «террористами» и о будущей роли сирийской армии в политической архитектуре страны. В этом раунде переговоров (а вернее, вокруг него),   на наш взгляд, гораздо интереснее аналитика и ожидания Запада. Западные дипломаты говорят, что в последние недели перед переговорами Россия подталкивала Дамаск к проявлению гибкости в переговорах, и Педерсен за последние месяцы совершил две поездки в Москву.

Как полагают американские аналитики, в Сирии Россия ясно сигнализирует о новой готовности вывести разоренную войной страну из международной изоляции, используя свои тесные отношения с режимом президента Башара Асада. Но для этого, вероятно, потребуется более глубокое участие Москвы в манипулировании сирийской политикой и управлении ею, что поставит под угрозу репутацию и стратегические выгоды Москвы от гражданской войны.  Отметим от себя, что это некий новый тренд западной дипломатии  в попытке трансформировать позицию Дамаска руками Москвы в обмен на ослабление санкций. Западные страны  аккредитовали Россию для того, чтобы заставить режим Асада согласиться на свою первую в истории личную встречу с участниками переговоров с повстанцами и начать разработку конституционных реформ. Редакционные сессии под руководством ООН, которые официально начались 18 октября, также завершили девятимесячный перерыв в мирных переговорах между соперничающими сторонами в гражданской войне в Сирии. Помогая убедить Сирию более серьезно отнестись к процессу конституционной реформы под руководством ООН, Москва сигнализирует, что будет более настойчиво подталкивать Дамаск к принятию мер, необходимых для окончательного восстановления некоторых торговых связей и экономической деятельности, которые восстановят Сирию, улучшат гуманитарный кризис в стране и, в конечном счете, обеспечат выгоды России от гражданской войны. Напомним, что Сирийский конституционный комитет был создан под эгидой ООН в конце 2019 года после многолетних переговоров и предназначен для переговоров об окончательном политическом решении гражданской войны. Комитет состоит из сирийских сторонников режима Асада, оппозиции и назначенных ООН переговорщиков, призванных представлять интересы сирийского гражданского населения. В прошлом Россия избегала давления на Дамаск в переговорах с оппозицией за рубежом, предпочитая поддерживать основную стратегию Сирии по возвращению территории. Но теперь, когда остающаяся территория повстанцев защищена либо Турцией, либо США, у сирийского режима осталось мало возможностей победить их военным путем, что вынудило Москву изменить свою стратегию.

Попытки России наладить связи Сирии с международным сообществом предпринимаются на фоне недавних признаков улучшения отношений Дамаска со своими соседями по Персидскому заливу и Соединенными Штатами. Нынешнюю международную изоляцию Сирии в значительной степени можно проследить до жестокого подавления режимом Асада протестующих «арабской весны», которое привело к его отстранению от работы Лиги арабских государств в 2011 году и в конечном итоге стимулировало  продолжающейся гражданский конфликт в стране. Плохая репутация сирийского правительства в области прав человека за последние 10 лет войны привела к тому, что оно оказалось под разрушительными международными санкциями и лишь с горсткой союзников. Но есть признаки того, что эта ситуация  может начать меняться, поскольку Лига арабских государств открыто обсуждает вопрос реадмиссии Сирии. Некоторые арабские страны Персидского залива также начали медленно восстанавливать двусторонние связи с режимом Асада в надежде подорвать влияние Ирана в Сирии, а также положить конец гуманитарному кризису, который был источником региональной нестабильности и терроризма. И Соединенные Штаты, со своей стороны, начали смягчать некоторые из своих санкций в отношении Сирии, чтобы также повысить региональную стабильность. Сирия находится под строгими международными санкциями, в том числе американскими. Но Закон США о защите гражданского населения Сирии  (Закон Цезаря) позволяет президенту США ослабить санкции, если Сирия проведет существенные политические реформы. В данном случае отметим, что ослабление американских санкций больше является вынужденной мерой, если мы имеем в виду попытки США создать альтернативный от иранских поставок маршрут поставки египетского газа в Ливан.  В сентябре Соединенные Штаты поддержали план по поставке египетского газа через Иорданию и Сирию в Ливан, который испытывает серьезную нехватку топлива. Оман, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн недавно вновь открыли свои посольства в Сирии.  Решение Иордании вновь открыть свою границу с Сирией в прошлом месяце также не вызвало никаких угроз санкций США.

Американцы полагают, что для того, чтобы улучшить международную репутацию Сирии и пробить изоляцию страны, Москва, вероятно, будет в первую очередь сосредоточена на обеспечении того, чтобы режим Асада продолжал участвовать в переговорах под руководством ООН, даже если это вызовет некоторое противодействие со стороны Дамаска. Предыдущие раунды переговоров о посредничестве в конфликте в значительной степени провалились из-за нежелания сирийского правительства ослабить свою власть или предложить уступки какой-либо из оппозиционных групп. Но вмешательство России в гражданскую войну в Сирии, которая длится десять лет, обеспечило ей достаточное влияние на Дамаск, чтобы убедить его продолжать переговорный процесс. Россия укрепила влияние в Сирии благодаря своему вмешательству, которое включало подготовку элитных сирийских военных подразделений, обеспечение важнейшего прикрытия с воздуха во время крупных военных операций, снабжение сирийских правительственных сил вооружение и военной техникой, предоставление стране дипломатического прикрытия от резолюций ООН и блокирование военных действий США и Израиля. Президент САР Башар Асад и его сторонники жесткой линии, однако, по-прежнему, вероятно, будут сопротивляться существенным уступкам оппозиции. В правительстве Сирии по-прежнему доминируют сторонники жесткой линии, которые приобрели заметную власть и богатство во время гражданской войны. Однако в ответ на все более тяжелые экономические условия в стране наметился некоторый откат, особенно в общине алавитов — основной религиозной секте, поддерживающей правительство.

Чтобы повысить открытость сирийского правительства к тем изменениям, которых хочет видеть международное сообщество, Россия может также попытаться манипулировать политическим балансом в Дамаске, привлекая к этому процессу больше умеренных фигур. Однако это, скорее всего, оттолкнет сторонников жесткой линии в Сирии, что может либо поставить под угрозу позиции Москвы в стране, либо подорвать репутацию России как надежного союзника, завоеванную ее вмешательством в гражданскую войну. Россия могла бы использовать свои тесные связи с сирийскими военными, чтобы уравновесить сторонников жесткой линии. Москва также может пригрозить ослабить дипломатическую защиту Дамаска в рамках ветирования  резолюций осуждения в ООН или международного дипломатического давления, если сирийские сторонники жесткой линии продолжат оставлять Сирию в изолированном положении. Однако политическое вмешательство России не будет приветствоваться этими жесткими националистами, которые могут попытаться обратиться к Ирану, который имеет более глубокую идеологическую привязанность к правительству Асада, чтобы компенсировать российскую военную поддержку. Это, в свою очередь, может поставить под угрозу военное положение России в стране, если Дамаск прекратит использование российских войск. Кроме того, чем больше Россия будет участвовать в сирийской политике, тем больше репутация России как надежного союзника может быть подорвана, поскольку, похоже, что Москва подрывает суверенитет Сирии. Россия начала свою интервенцию в Сирию в 2015 году, ознаменовав первую внерегиональную военную миссию Москвы с момента распада Советского Союза. За последние шесть лет Россия приобрела репутацию союзника Дамаска, который уважает суверенитет государства в качестве стимула для своих дипломатических пропагандистских кампаний. Таким образом, в итоге остается прежняя тактика Вашингтона в рамках стимулирования Москвы к подталкиванию Дамаска в рамках уступок оппозиции в надежде тем самым стимулировать внутренний раскол в политической сирийской элите и противоречия между основными союзниками режима в лице России и Ирана.

52.52MB | MySQL:104 | 0,323sec