Об информационной войне против оказания гуманитарной помощи Сирии

Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) призвало мировое сообщество расширить оказание гуманитарной помощи Сирии и, в частности, оказать поддержку сирийцам, возвращающимся в родные места. Об этом говорится в сообщении УВКБ, распространенном 18 октября в Женеве.  В нем подчеркивается, что верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди, посетивший с двухдневным визитом Сирию, «призвал расширить охват гуманитарной помощью в этой стране, включая лиц, которые решили вернуться домой». По итогам своей встречи с сирийскими официальными лицами, в том числе с главой МИД, он заявил, что его ведомство работает с правительством Сирии, обращая внимание на «обеспокоенности беженцев, такие как безопасность, права собственности и средства к существованию». «Нам нужна также помощь со стороны международного сообщества, чтобы предоставить очень необходимые ресурсы, и чтобы люди могли отремонтировать свои поврежденные дома, иметь водоснабжение, услуги здравоохранения и отправлять своих детей в школу», — констатировал верховный комиссар. Он подчеркнул, что для обеспечения устойчивого возвращения перемещенных лиц и беженцев «требуется поддержка всех заинтересованных сторон».  Как отметил верховный комиссар, «периоды, которые следуют за конфликтами, всегда очень сложны», и нуждающиеся в помощи люди «не должны расплачиваться за неурегулированные кризисы». «Пока мы ждем политического решения, их жизнь продолжается, и мы должны им помочь вести достойную жизнь», — резюмировал Гранди.
В УВКБ в этой связи напомнили, что за последние 10 лет свои дома покинули более 13 млн сирийцев. Около 7 млн человек являются перемещенными лицами внутри своей страны. Еще 5,5 млн нашли приют в пяти соседних государствах.  Беженцы, возвращающиеся в Сирию, сталкиваются с серьезными рисками, включая пытки, внесудебные казни и похищения людей со стороны сирийских правительственных сил и их ополченцев, говорится в новом докладе Human Rights Watch (HRW), опубликованном в среду. Особо подчеркнем, что этот отчет появился через несколько дней после того, как Филиппо Гранди встретился с министром иностранных дел Сирии Фейсалом Микдадом и министром местной администрации и окружающей среды Хусейном Махлюфом. 15 октября это трио обсудило вопросы, касающиеся возвращения беженцев в страну почти 11 лет спустя после начала войны. «Это граждане Сирии, и правительство несет ответственность за обеспечение их безопасности. Мы взаимодействуем с правительством, чтобы привлечь внимание к проблемам беженцев, таким как их безопасность, права собственности и средства к существованию. Нам также нужна помощь международного сообщества, чтобы предоставить столь необходимые ресурсы, чтобы люди также могли отремонтировать свои поврежденные дома, иметь водопровод, медицинское обслуживание и отправлять своих детей в школу. Устойчивое возвращение требует сотрудничества со всеми заинтересованными сторонами», — добавил представитель ООН. Но вот эти контакты совсем не нравятся  коллективному Западу. Это понятно: массовое возвращение беженцев по факту будет означать начало коренного перелома в гражданской войне.  Но в своем 70-страничном докладе, озаглавленном «Наша жизнь подобна смерти», HRW утверждает, что беженцев не следует заставлять возвращаться в Сирию против их воли и подвергать потенциально опасным для жизни преследованиям. Выводы основаны на 65 интервью с сирийцами, которые вернулись в свою родную страну в период с 2017 по 2021 год после того, как нашли убежище в Иордании и Ливане. Очень интересно, как проводились эти интервью (сотрудники НПО в самой Сирии отсутствуют), что позволяет сделать обоснованный вывод об ангажированности этих данных.  Конфликт привел к перемещению 13 млн сирийцев, из которых, по оценкам, 6,3 млн человек ищут убежища в 127 других странах, сообщает HRW. В то время как силы Асада и их союзники восстановили контроль над большей частью страны, в других местах продолжается вооруженный конфликт, и правительственные репрессии против предполагаемого инакомыслия не ослабевают. 18 октября в результате правительственной бомбардировки города Ариха в удерживаемой повстанцами провинции Идлиб погибли по меньшей мере 10 человек, в том числе четверо детей, и десятки других получили ранения. По оценкам HRW, около 282 283 сирийских беженцев вернулись из Египта, Ирака, Иордании, Ливана и Турции в так называемых «спонтанных возвращениях» в период с 2016 по май 2021 года. Некоторые из этих возвращенцев и их родственники якобы общались с HRW под псевдонимами, опасаясь рисков, с которыми они столкнулись по возвращении в Сирию. Сразу отметим, что все эти свидетельства вызывают большие сомнения: помимо того, что неизвестно, кто конкретно их предоставляет, они еще изобилуют различными леденящими душу подробностями, которые подозрительно напоминают «свидетельства» иракских оппозиционеров накануне американского вторжения и которые на поверку оказались фейком для создания нужного для США информационного фона.  В данном случае преследуется цель любой ценой препятствовать возвращению сирийских беженцев домой. Это собственно очень наивно признают и сами активисты НПО.  «Душераздирающие сообщения о пытках, насильственных исчезновениях и жестоком обращении, которым подверглись беженцы, вернувшиеся в Сирию, должны четко показать, что Сирия небезопасна для возвращения. Широко распространенные нарушения прав собственности и другие экономические трудности также делают невозможным устойчивое возвращение для многих», — написала Надя Хардман, исследователь по правам беженцев и мигрантов в HRW и автор доклада, в заявлении, сопровождающем отчет. Экономика Сирии была опустошена десятилетним конфликтом и международными санкциями, и, по оценкам Всемирного банка, с 2010 года она сократилась более чем на 60%. По состоянию на август, по меньшей мере 12,4 млн сирийцев не имели достаточного уровня продовольственной безопасности, по данным Всемирной продовольственной программы (ВПП), что на 4,5 млн больше только за последний год. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, более половины населения остро нуждается в медицинской помощи, а полмиллиона детей в Сирии недоедают. «Ни одна страна не должна принуждать беженцев возвращаться в Сирию, пока сирийское правительство совершает широкомасштабные нарушения прав человека. Спустя десятилетие возвращающиеся беженцы все еще подвергаются риску преследования со стороны того же правительства, от которого они бежали», — сказала Хардман.

Помимо этого сомнительного с точки зрения фактуры доклада очень синхронно в британских СМИ появились  материалы ряда американских органов, компрометирующие гуманитарные усилия в Сирии УВКБ ООН.  Сирийское правительство обвинили в том, что в прошлом году оно выкачало средства на оказание помощи на миллионы долларов, вынудив учреждения ООН использовать более низкий обменный курс при совершении транзакций. Новое исследование, проведенное Вашингтонским аналитическим центром стратегических и международных исследований (CSIS), Аналитическим центром Центра операций и политики и Центром оперативного анализа и исследований, показало, что Центральный банк Сирии присвоил 0,51 доллара США с каждого доллара помощи, отправленного в Сирию. В ходе исследования были проанализированы сотни контрактов ООН на закупку товаров и услуг для людей, проживающих в контролируемых правительством районах страны, где подавляющее большинство живет в нищете после краха сирийского фунта стерлингов. Центральный банк, санкционированный Соединенным Королевством, Соединенными Штатами и Европейским союзом, заработал примерно 60 млн долларов, вынудив агентства по оказанию помощи придерживаться более низкого обменного курса в 2020 году, сделав контракты ООН прибыльным источником дохода для президента Башара Асада и его союзников по правительству, которые также пострадали от санкций. В то время как Центральный банк установил официальный обменный курс на уровне 2500 сирийских фунтов за доллар США, курс черного рынка составляет 3500 фунтов за доллар — на 40% выше. Потребители и законные торговцы предпочитают использовать курс черного рынка, поскольку они получают больше сирийских фунтов за иностранную валюту. «Это показывает невероятно систематический способ отвлечения помощи еще до того, как она будет реализована или использована на местах. Если цель санкций в целом состоит в том, чтобы лишить режим ресурсов для совершения актов насилия в отношении гражданских лиц, а цель гуманитарной помощи-достичь нуждающихся людей, то у нас есть этот случай … где помощь полностью противоречит этим двум заявленным целям», — сказала The Guardian Наташа Холл, которая помогала собирать исследования для CSIS. Финансирование ООН Сирии направлялось через различные учреждения, включая Управление по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), Мировую продовольственную программу, Программу развития ООН, УВКБ и ЮНИСЕФ. Представитель агентств ООН Даниэль Мойлан заявила, что ООН «приветствовала независимую проверку своих гуманитарных операций в Сирии». «Большая часть закупок ООН для нашего гуманитарного реагирования в Сирии осуществляется на международных и региональных рынках и, следовательно, не зависит от сирийского обменного курса. В противном случае, как это имеет место в любой стране, ООН в Сирии обязана использовать официальный обменный курс. В прошлом ООН и гуманитарные партнеры вели переговоры о «льготном» обменном курсе для гуманитарных операций [и] продолжают привлекать Центральный банк Сирии к вопросу о «льготных» обменных курсах», — цитирует ее слова The Guardian. В этой связи отметим очень интересный факт, который в принципе объясняет эту информационную атаку (а она не первая и не последняя) на гуманитарные операции ООН.  В данном случае расчет идет и на блокирование гуманитарной активности различных агентства ООН, которые  продолжают поддерживать деловые отношения с Дамаском, но некоторые из них предпочитают не раскрывать подробности своих контрактов с местными бизнесменами. Верховная комиссия по делам беженцев (УВКБ ООН), ЮНИСЕФ и  Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) предоставляют информацию о своих расходах и контрактах с Дамаском, не ссылаясь на соображения безопасности. Телекоммуникационная компания Р.Махлюфа Syriatel, которая была экспроприирована у него в мае прошлого года и передана под управление людям супруги президента Сирии Асмы, использовалась УВКБ ООН до 2019 года. MTN, другая крупная сирийская телекоммуникационная компания, которой Р.Махлюф также владел до 2020 года, использовалась ООН в 2015 году. Персонал ООН также останавливался в отеле Four Seasons в Дамаске, принадлежащем бизнесмену Самеру Фозу – человеку Асмы и «восходящей звезды» в деловом мире Сирии. Сотрудники УВКБ оставались там до тех пор, пока канадская материнская компания не вышла из Сирии в 2019 году из-за растущего давления международных санкций.  Международные агентства ООН в Сирии с самого начала конфликта взаимодействовали с властями Дамаска, чтобы иметь возможность оказывать помощь населению страны, главным образом в сотрудничестве с Сирийским Арабским Красным Полумесяцем (SARC), который контролируется режимом. Глава ВОЗ по Ливии Элизабет Хофф, возглавлявшая организацию в Дамаске с 2012 по 2019 год, никогда не делала секрета из своих хороших отношений с Асмой, объясняя это в публичном заявлении в 2019 году тем, чтобы для того, «чтобы добиться успеха в такой сложной обстановке, важно поддерживать хорошие отношения с правительством и Министерством здравоохранения». И это справедливо не  только для ООН, но и частных западных НПО.  В этой связи отметим, что французские НПО и бизнес-структуры уже активно работают в Сирии через благотворительный фонд супруги сирийского президента The Syria Trust for Development, который все чаще становится ключевым партнером крупнейшей французской НПО «Кретьен д’Ориент».

52.5MB | MySQL:104 | 0,332sec