Решение президента Р.Т.Эрдогана о высылке послов осложнит отношения Турции с США и ЕС

Политические оппоненты президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана заявили, что его призыв начать процесс высылки послов 10 западных союзников в связи с делом Кавалы является попыткой отвлечь внимание от экономических трудностей страны. Эрдоган доминировал в турецкой политике в течение двух десятилетий, но поддержка его правящего альянса значительно ослабла в преддверии выборов, запланированных на 2023 год, отчасти из-за резкого повышения стоимости жизни. Отметим при этом, что Министерство иностранных дел Турции до сих пор не выполнило поручение президента, которое открыло бы самый глубокий раскол с Западом за 19 лет правления Эрдогана, и дипломаты надеются, что высылку  западных послов еще можно будет предотвратить. Но вот такой сценарий, который наиболее вероятен, чреват самыми негативными электоральными рисками для самого президента.   23 октября Эрдоган заявил, что приказал объявить 10 из послов, в том числе из Соединенных Штатов и Германии, «персонами нон грата» за то, что они добивались освобождения из тюрьмы активиста и филантропа Османа Кавалы. Кавала, член многочисленных групп гражданского общества, уже четыре года находится в тюрьме по обвинению в финансировании общенациональных протестов в 2013 году и участии в неудавшемся государственном перевороте в 2016 году. Он отрицает обвинения и остается под стражей до тех пор, пока не начнется судебное разбирательство. Правозащитные группы и западные правительства рассматривают дело Кавалы как критическое испытание независимости судебной власти Турции и верховенства закона.

Этот демарш Эрдогана конечно реверанс в сторону турецких националистов, но вот к чему такой шаг приведет на практике, пока сказать сложно. Рискнем предположить, что Эрдоган таким образом пытается помимо внутриполитических раскладов  поднять свои козыри для переговоров с американским президентом Дж.Байденом на полях G20 в Риме в конце этого месяца. Согласимся с тем, что высылка послов США и стран ЕС не самый лучший фон для такой встречи, если она вообще будет возможна при таком раскладе. Отсюда рискнем предположить, что турецкий президент блефует, пытаясь испугать Запад отходом Турции из «гавани НАТО». И предположим, что Запад не испугается, о чем говорит первая реакция Вашингтона и Брюсселя. И тогда турецкий дидер попадает «в вилку»: если он не вышлет послов, то потеряет внутри соответствующего националистического электората; если вышлет, то самым серьезным образом осложнит и так непростые отношения с коллективным Западом. Но что точно, так это то, что Эрдоган вынужден идти ва-банк в силу провала всех предыдущих его попыток наладить отношения с Вашингтоном.  Последним по времени таким заходом была тема закупки американских боевых самолетов, на что Вашингтон отреагировал без должного понимания.  Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил две недели назад, что его правительство ведет переговоры с США о покупке истребителей F-16 после исключения из программы F-35 после покупки российской системы ПВО С-400. Высокопоставленный турецкий чиновник сообщил местной газете в начале этого месяца, что Турция может попросить США повторно использовать деньги, которые Анкара уже заплатила за программу истребителей F-35, для покупки и модернизации самолетов F-16. За эти годы Турция заплатила 1,4 млрд долларов за разработку и производство истребителей пятого поколения F-35. Однако Анкара была исключена из консорциума в 2019 году после покупки С-400, а Вашингтон утверждал, что она может украсть чувствительные технологии. В прошлом месяце Турция направила в Вашингтон письмо с запросом на 40 истребителей F-16 и 80 комплектов для модернизации, цена которых, как полагают, составляет 6 млрд долларов. Этот шаг многих экспертов удивил, поскольку в Конгрессе США сохраняется значительная враждебность по отношению к Анкаре за ее региональную политику, и Турция в настоящее время подпадает под американские санкции CAATSA после покупки С-400. Эрдоган в прошлом месяце заявил, что надеется обсудить досье по F-35 со своим американским коллегой Джо Байденом на встрече G20 в Риме в конце октября, в том числе и рамках переговоров о компенсации ее платежа в размере 1,4 млрд долларов. «Мы поднимали этот вопрос в ходе наших переговоров. Мы придаем большое значение диалогу для решения этой проблемы», — сказал он. Никаких оптимистичных сигналов на эту тему он из Белого дома после этого не получил. Наоборот, 24 октября Апелляционный суд США постановил, что государственный турецкий банк Halkbank может быть привлечен к ответственности по обвинению в том, что он помог Ирану избежать американских санкций. 2-й окружной апелляционный суд США заявил 22 октября (за день до демарша турецкого президента), что, даже если Закон об иммунитетах иностранных суверенных государств (FSIA) защитил банк, обвинение против Halkbank подпадает под исключение коммерческой деятельности. Немедленных комментариев от МИД Турции не последовало. Прокуроры обвинили Halkbank в том, что он конвертировал доходы от нефти в золото, а затем в наличные деньги в интересах Ирана и документировал поддельные поставки продовольствия, чтобы оправдать перевод доходов от продажи нефти. Они также заявили, что Halkbank помог Ирану тайно перевести 20 млрд долларов ограниченных средств, причем по меньшей мере 1 млрд долларов был отмыт через финансовую систему США. Halkbank не признал себя виновным в банковском мошенничестве, отмывании денег и обвинениях в заговоре в связи с предполагаемым использованием финансовых услуг и подставных компаний в Иране, Турции и Объединенных Арабских Эмиратах для уклонения от санкций. Банк утверждал, что он застрахован от судебного преследования в соответствии с федеральным законодательством, поскольку он «синонимичен» Турции, которая обладает иммунитетом в соответствии с этим законом. Апелляционный суд заявил, что Halkbank совмещал свою цель, заключающуюся в том, чтобы выступать в качестве хранилища доходов турецкого правительства от продажи иранской нефти и газа, со своими действиями, которые представляли собой схему участия в отмывании денег. Дело Halkbank осложнило американо-турецкие отношения, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган поддержал его невиновность в меморандуме 2018 года тогдашнему президенту США Дональду Трампу. Таким образом, надо констатировать, что это дело выходит за рамки просто экономики, это выпад против президента Турции, если учесть связь с ним руководителей этой банковской структуры.  При этом это удар еще и по турецкому суверенитету, а Эрдоган на такие вещи реагирует болезненно. Он и отреагировал.

Еще один момент. Нынешний дипломатический кризис совпадает с беспокойством инвесторов по поводу падения турецкой лиры до рекордно низкого уровня после того, как Центральный банк под давлением Эрдогана, стремящегося стимулировать экономику, неожиданно снизил процентные ставки на 200 базисных пунктов на прошлой неделе. Кемаль Кылычдароглу, лидер главной оппозиционной НРП, заявил, что Эрдоган «стремительно тянет страну к пропасти». «Причина этих шагов не в защите национальных интересов, а в создании искусственных причин для разрушения экономики», — написал он в Twitter. «Мы уже видели этот фильм раньше. Немедленно вернитесь к нашей реальной повестке дня и фундаментальной проблеме этой страны-экономическому кризису», — сказал Явуз Агиралиоглу, заместитель лидера оппозиционной Хорошей партии. Синан Ульген, председатель стамбульского аналитического центра Edam и бывший турецкий дипломат, сказал, что время для демарша Эрдогана было неподходящим, поскольку Турция стремилась пересмотреть свою внешнюю политику в сторону от эпизодов напряженности в последние годы. «Я все еще надеюсь, что Анкара не пойдет на это. Внешнеполитический истеблишмент упорно работает над поиском более приемлемой формулы. Но время уходит», — написал он в Twitter, назвав это беспрецедентной мерой среди союзников по НАТО.

При этом напомним, что Эрдоган часто блефовал, но  не всегда выполнял свои угрозы. В 2018 году он заявил, что Турция будет бойкотировать электронные товары США в споре с Вашингтоном. Однако продажи товаров не пострадали. В прошлом году он призвал турок бойкотировать французские товары из-за того, что, по его словам, было «антиисламской» программой президента Эммануэля Макрона, но он не выполнил ее. Один дипломатический источник сообщил агентству Рейтер, что решение о послах может быть принято на заседании кабинета министров 25 октября и что деэскалация вполне возможна, учитывая опасения по поводу потенциальных дипломатических и экономических последствий. В то время как Международный валютный фонд прогнозирует экономический рост на 9% в этом году, инфляция более чем вдвое превышает этот показатель, а лира упала на 50% по отношению к доллару с момента последней по времени победы Эрдогана на выборах в 2018 году. Эмре Пекер из лондонской консалтинговой компании Eurasia Group заявил, что угроза высылки в то время, когда экономика сталкивается с «огромными проблемами, в лучшем случае непродуманная, а в худшем — глупый гамбит для поддержки стремительно падающей популярности Эрдогана. Эрдоган должен проецировать власть по внутриполитическим причинам, но  это может привести к все более сложным отношениям с Вашингтоном и ЕС». Сонер Кагаптай из Вашингтонского института ближневосточной политики заявил, что вовлеченные в дипломатический скандал страны составляют половину из 10 крупнейших торговых партнеров Турции, подчеркнув потенциальную неудачу в усилиях Эрдогана по стимулированию экономики в преддверии выборов. «Эрдоган верит, что сможет победить на следующих выборах в Турции, обвинив Запад в нападении на Турцию, несмотря на плачевное состояние экономики страны», — написал он в Twitter.

52.47MB | MySQL:104 | 0,257sec