О разработке предприятиями ОПК Турции малозаметного разведывательно-ударного БПЛА проекта MIUS

По подсчетам турецких специалистов, в рамках вооруженных конфликтов в Сирийской Арабской Республике и в Ливии в результате противодействия зенитно-ракетных комплексов «Бук-М1, М2» и зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1» российского производства  было потеряно не менее 50 ед. БПЛА «Байрактар-ТВ2». Такое количество потерь указывает на низкие летные характеристики аппарата, а также на его высокую заметность в радиолокационном диапазоне.

В данном аспекте отметим громкие заявления представителей высшего военно-политического руководства Турции о высокой боевой эффективности БПЛА «Байрактар-ТВ2», однако трезвые статистические расчеты показывают, что для уничтожения одного ЗРАК «Панцирь-С1» необходимо применить до 7 дронов турецкого производства стоимостью около 7 млн долл.США каждый, тогда как для российского ЗРАК данный параметр составляет не более 22 млн долл. США, т.е. очевиден проигрыш по соотношению «цена-эффективность».

Турецкие специалисты признаются, что удачные действия указанных дронов возможны  только при условии выполнения целого комплекса мер, а именно: заблаговременного обнаружения позиции ЗРК/ЗРАК и постановки в их отношении комплексных радиоэлектронных помех при помощи мобильного комплекса РЭБ «Корал», совершенствование которого ведется практически непрерывно. Китайские специалисты отмечают, что комплекс РЭБ «Корал» это достаточно эффективное средство подавления РЛС систем ПВО советского/российского производства, которые развернуты в САР.

Однако, вовлечение широкой номенклатуры военной техники в обеспечение полетов разведывательно-ударных БПЛА влечет за собой увеличение расходов на оперативные мероприятия беспилотной авиации, что неблагоприятно сказывается на военном бюджете Турецкой Республики, которая все сильнее втягивается в вооруженное противостояние за право контроля северных регионов сопредельной Сирии.

В сложившейся ситуации военно-политическое руководство ТР всемерно содействует предприятиям национального ОПК в разработке малозаметных разведывательно-ударных БПЛА, которые смогут действовать в зоне ПВО вероятного противника.

Согласно поступившей информации конструкторы компании Baykar Savunma/Baykar Defense работают над вопросом снижения  радиолокационной заметности перспективного разведывательно-ударного беспилотного летательного аппарата под обозначением MIUS, разработка которого была начата в 2020 г. после анализа  результатов боевого применения БПЛА «Байрактар-ТВ2» в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе.

По данным зарубежных источников, фюзеляж БПЛА MIUS выполнен по аэродинамической схеме «утка» (т.е. с дополнительным оперением в носовой части) с тем, чтобы обеспечить высокую маневренность и грузоподъемность. Следует отметить, что вопрос малой радиолокационной заметности перспективного аппарата сотрудники Baykar Savunma отрабатывают в кооперации с коллегами из Turkish Aerospace Industries.

Согласно утвержденного плана первый прототип рассматриваемого БПЛА должен приступить к испытательным полетам в 2023 г.  В рамках испытательных полетов при проверке радиолокационной заметности будут задействованы подразделения ПВО ВС ТР, на втором этапе турецкие специалисты запланировали полеты вдоль границы с Арменией и на третьем этапе контрольные полеты в зоне боевого дежурства ЗРС С-400 ВКС РФ, расположенных в САР.

Конструкторы Baykar Savunma рассчитывают, что при максимальной взлетной массе 5500 кг во внутреннем ракетно-бомбовом отсеке БПЛА будет находиться 5 ед. малокалиберных авиационных средств поражения общей массой 1200 кг (управляемые ракеты класса «воздух-воздух» и высокоточные осколочно-фугасные авиационные бомбы).  Достоверно известно, что несколько предприятий ОПК Турции разработали серию компактных авиационных бомб по обозначением KUZGUN, которые предназначены для рассматриваемого БПЛА.  УР класса «воздух-воздух» могут быть представлены образцам продукции  ОПК ТР, которые разработаны в рамках программы замещения поставок АСП американского производства, а именно ракет AIM-9X (УР малой дальности) и AIM-120С7 (УР средней дальности).

С учетом состава АСП рассматриваемый БПЛА должен оказывать авиационную поддержку сухопутным подразделениям, подавлять и уничтожать объекты ПВО, а также вести бой с летательными аппаратами  противника.

Специалисты Baykar Savunma активно работают над системой управления данным БПЛА, поскольку руководство компании поставило задачу по масштабному внедрению технологии «искусственного интеллекта», благодаря которому MIUS смогут действовать  парами, звеньями и эскадрильями и самостоятельно запрашивать разрешение на применение АСП по цели.

Также, пилотажно-навигационная система с применением «искусственного интеллекта» позволит БПЛА самостоятельно координировать свои действия с такими аппаратами, как «Байрактар-ТВ3» и «Акынджи»,а  также истребителями F-16 и TF-X.

Стабильность работы MIUS в условиях применения противником средств РЭБ должна обеспечить новая навигационная система, которая будет использовать сигналы телекоммуникационных спутников. В данном аспекте отметим, что конструкторы компании Baykar Savunma отработали надежность системы автоматического пилотирования на БПЛА «Байрактар-ТВ2»,  которые при входе в зону радиоэлектронного подавления меняют курс и стабильно возвращаются на аэродромы базирования.

В качестве силовой установки для БПЛА MIUS выбран двигатель АИ-25ТЛШ, разработку которого специалисты «Запорожского машиностроительного конструкторского бюро «Прогресс» имени академика А.Г. Ивченко» (Украина) начали еще в 2000 г. Известно, что украинским специалистам удалось изготовить три опытных образца, которые использовали для стендовых испытаний.  По результатам тестов было установлено, что двигатели имеют увеличенную на 13% тягу на всех режимах работы по сравнению с АИ-25ТЛ/ТЛК.

В случае успешного восстановления НИОКР по АИ-25ТЛШ и последующей наладки его серийного производства на АО «Мотор Сич» украинская сторона получит заказ на изготовление 100 двигателей данной модели.

По расчетам турецких конструкторов двигатель АИ-25ТЛШ может обеспечить полет с крейсерской скоростью 0,8 МАХа продолжительностью до 5 часов и максимальную скорость 1,4 МАХ.  Практический потолок должен составить 12 000 м. Следует отметить, что предприятия ОПК ТР пока не обладают разработками аналогичных двигателей и обращение к украинским партнерам является наиболее адекватным решением в условиях нового витка гонки вооружений на Ближнем Востоке.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что в 2021 г. несколько стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, а также Африки подписали контракты на покупку именно БПЛА «Байрактар-ТВ2», а не на китайских «Птеродактиль-2» или «Радуга-5».   Активное продвижение разведывательно-ударных дронов турецкого производства на международном рынке вооружение представляет серьезную конкурентную угрозу ОПК КНР.

52.6MB | MySQL:103 | 0,472sec