О подготовке к всеобщим выборам в Ливии и кандидатах на пост президента

ЦИК Ливии намерена начать прием заявлений от кандидатов на предстоящие всеобщие выборы в начале ноября. Об этом 24 октября  сообщил ее глава Имад ас-Саих. «Центризбирком планирует начать прием заявлений от кандидатов для участия в предстоящих выборах в стране в первой половине ноября», — отметил ас-Саих, слова которого привел ливийский телеканал «Либия аль-Ахрар». Он уточнил, что прием заявок на участие в парламентских и президентских выборах начнется одновременно. По словам ас-Саиха, ЦИК находится в контакте с парламентом страны, «чтобы внести поправки в некоторые технические пункты в закон о выборах».  Глава ЦИК уточнил, что «второй тур президентских выборов [если его проведение потребуется] пройдет одновременно с выборами в парламент страны».  Выборы в Ливии были назначены на 24 декабря по решению Форума ливийского политического диалога. Эта дата была определена в рамках политического консенсуса между различными силами, представляющими Ливию внутри страны и за ее пределами. Напомним, что внутри самой ливийской элиты нет согласия по вопросу необходимости проведения выборов в декабре. Премьер-министр Правительства национального единства (ПНЕ) Абдель Хамид Дбейба все последние месяцы проводил работу в этом направлении, как через личные контакты с западными странами, так и через послов в странах ЕС. Но убедить их  в правильности этого шага ему не удалось. И на этом фоне фактически единственный  его оппонент во власти в этом вопросе  министр иностранных дел Наджла аль-Мангуш приобрела «второе дыхание»  и настойчиво продвигает тезис о необходимости проведения голосования в установленные ранее сроки.   Международное сообщество, которое разработало график выборов в рамках своей «дорожной карты», особенно зациклено именно на том, чтобы провести всеобщие выборы вовремя. Тем не менее, нет никакой гарантии, что эти выборы пройдут так, как планировалось. Такой уверенности нет у основных представителей властных структур самой Ливии и их международных спонсоров. Доказательством этого является тот факт, что  готовясь к президентским выборам 24 декабря Халифа Хафтар одновременно строит планы  на случай, если голосование будет отложено. Согласно французским  источникам, его сын и политический советник Белкасем Хафтар тайно возобновил переговоры по обратному каналу с А.Х.Дбейбой в надежде, что они смогут достичь компромисса, если голосование будет отменено или отложено. Переговоры проходили в условиях повышенных мер секретности в Абу-Даби 16 и 17 октября. Представители двух сторон прибыли частным самолетом в деловой аэропорт Аль-Батин в столице ОАЭ с разницей в один день — делегация из Триполи прибыла 14 октября, а команда из Бенгази — на следующий день. На бумаге Дбейба и Хафтар диаметрально противоположны в этом вопросе. Дбейба настаивал на переносе голосования в течение нескольких месяцев, утверждая, что стране не хватает средств, чтобы подготовиться к всеобщим выборам, и при этом он надеется продлить свое пребывание у власти.  Со своей стороны, Хафтар дал понять, что он заинтересован в проведении выборов. Он передал бразды правления своей Ливийской национальной армией (ЛНА) одному из своих доверенных людей Абдерразаку Надхури, чтобы соблюсти все условия для кандидата в президенты и сосредоточиться на своей предвыборной  кампании. На самом деле в интересах обоих этих лидеров избежать новой военной эскалации, если выборы будут отменены,  даже, несмотря на последние «игры мускулами»  ЛНА во время своих военных учений 19 октября, в том числе впервые с участием истребителей Миг-29 из, как утверждают те же французы, российской эскадрильи, развернутой в Юфре в мае.

Чисто формально еще предстоит преодолеть множество юридических препятствий, в том числе согласовать надлежащие законодательные и конституционные рамки.  Несмотря на месяцы споров, этот важнейший вопрос еще не решен полностью. И это серьезно препятствует соблюдению графика выборов, поддержанного ООН. Провал последний по времени конференции в Триполи, которая была посвящена этому вопросу, только еще более выпукло обозначило эту проблему. Участники прошедшей 21 октября в Триполи международной конференции по поддержке стабильности в Ливии из-за разногласий по ряду вопросов не смогли согласовать итоговое заявление.    Ранее поступила информация, что некоторые из приехавших на встречу министров иностранных дел, в том числе главы МИД Катара, Египта, ОАЭ и Турции, покинули ливийскую столицу, так и не дождавшись итогового заявления. Глава египетского внешнеполитического ведомства направился из Триполи в Бенгази, где провел переговоры с Халифой Хафтаром. Его ливийская коллега Наджла аль-Мангуш, выступая на пресс-конференции, подтвердила приверженность Правительства национального единства (ПНЕ) Ливии международным резолюциям, в том числе договоренностям двух Берлинских конференций, а также стремление властей провести выборы в назначенные сроки. Призвав «все страны» вновь открыть посольства в Ливии, она указала на то, что Совместный военный комитет «5+5», куда входят по пять представителей Триполитании и Киренаики, продолжает работу над выводом с ливийской территории иностранных наемников.

Среди вызвавших споры вопросов — дата выборов и механизмы ухода наемников и иностранных войск. Проект заявления, который был распространен среди участников, не был одобрен рядом делегаций, которые потребовали исключить или добавить некоторые пункты. Примечательно, что подобного рода конференция была впервые организована в Триполи спустя десять лет после падения режима  Муаммара Каддафи. Вопросы проведения выборов и выдворения наемников и иностранных сил превалировали на встрече, на которую приехали как главы МИД арабских и соседних стран, так министры государств, участвующих в Берлинском формате переговоров, представители ООН, Лиги арабских государств и Африканского союза. Между тем конференция вызвала широкую полемику внутри страны после того, как Н.аль-Мангуш объявила о переносе данного мероприятия из Сирта в Триполи, что по факту лишило возможности участвовать в ней ряд ведущих ливийских сил, к примеру, представителей командования ЛНА.

Что еще более важно, как полагает абсолютное большинство экспертов, если и когда выборы все-таки состоятся, они вряд ли подведут черту под затяжным кризисом в Ливии. При этом отметим, что все  предыдущие решения, принятые международным сообществом, оказались почти катастрофическими. Это включает в себя и недавно сформированное ПНЕ, которое, как и его мертворожденный предшественник, должно было служить консенсусным органом, но оказалось на практике чем угодно, кроме этого. С учетом того, что страна более разделена, чем когда-либо, мало что указывает на то, что новые выборы устранят разногласия, которые разорвали Ливию на части. Они вполне могут сделать ситуацию еще хуже. Официальные кандидатуры должны быть выдвинуты не раньше середины ноября, но несколько видных деятелей уже заявили, что они уже выдвинули свои кандидатуры, в том числе бывший посол Ливии в ОАЭ Ареф Найед.  Тем не менее, учитывая  укоренившиеся региональные и политические разногласия, трудно понять, как какая-либо из этих фигур сможет преодолеть этот разрыв и оказаться приемлемой для всех. Список таких локальных претендентов включает в себя Халифу Хафтара, командующего Ливийской национальной армии (ЛНА), который является главным претендентом на востоке страны. В то время как глава Палаты представителей Акила Салех, как сообщается, также готов выдвинуть свою кандидатуру, его избирательный округ чрезвычайно ограничен. Как утверждают местные аналитики: «Акила не нужен ни на Западе, ни на Востоке. Его время ушло». Это опять же так линейно: у него нет поддержки в армии, но среди части депутатов Палаты представителей он, а не Хафтар, пользуется более широкой поддержкой в Киренаике. Хотя у Хафтара есть своя доля недоброжелателей в этом регионе, он может, по крайней мере, рассчитывать на солидную поддержку со стороны ЛНА, а также некоторых групп крупных киренаикских племен, которые, несмотря на их опасения по поводу его неудачной  кампании 2019-2020 годов против Триполи, остались в основном ему лояльными. Тем не менее, Хафтар будет бороться за то, чтобы получить голоса за пределами Киренаики и некоторых районов Феццана. Хотя он изо всех сил старался представить себя приемлемой фигурой для всей Ливии, Хафтар остается неприемлемым для многих группировок на западе страны. Прежде всего, для Мисураты. Бывший министр обороны Мехди аль-Баргати выразил чувства многих, когда сказал: «Пока Хафтар рядом, в Ливии не может быть стабильности». Кроме того, поддержка, которую Хафтар когда-то мог получить в некоторых западных районах, таких как Зинтан, Тархуна и некоторые прибрежные города, в значительной степени рассеялась после его неудачного наступления на Триполи. Поэтому у Хафтара мало надежды получить серьезную электоральную поддержку в Триполитании. Это имеет решающее значение с учетом того, что подавляющая часть населения Ливии проживает именно там, и президент должен быть избран большинством голосов. Но и для кандидатов с запада страны участие в этом процессе  не будет простым. В то время как население Триполитании демографически  превышает население Киренаики и Феццана, она разделена. Таким образом, электорат будет разделен на западе Ливии между рядом кандидатов с фактически одинаковыми политическими платформами или идеологическими взглядами. Это список включает в себя бывшего министра внутренних дел Фатхи Башагу. Уроженец Мисураты, Башага популярен среди некоторых западных группировок, хотя, находясь на своем посту, он вошел в противоречие с мощными вооруженными группировками в Триполи, которые, скорее всего, выступят против его кандидатуры. Тем не менее, он является одним из самых сильных кандидатов на западе страны, который сейчас упорно пытается заручиться международной поддержкой. Среди его «плюсов» также налаженные  контакты в прошлом  с рядом фигур на востоке  Ливии и недавние попытки привлечь на свою сторону племена, связанные с прежним режимом. Как сказал  ливийский исследователь Абдельджавад Бадин: «Башага стремился преодолеть разрыв между регионами. У него, по крайней мере, есть видение этого процесса, и он единственный, у кого есть возможность протянуть руку помощи». Однако это мнение разделяют не все. «Несмотря на всю предвыборную агитацию Башаги, он даже не может разместить свою агитационные материалы и фотографию на Востоке», — сказал один из известных людей из Бенгази. Еще одним потенциальным кандидатом от Триполитании является бывший член Президентского совета Ахмед Митига, который также родом из Мисураты. Хотя иногда его называют не более чем бизнесменом, Митига пользуется определенной популярностью на западе Ливии, хотя его поддержка не распространяется за пределы Мисураты, и даже там у него есть конкуренты. Хотя он добился заметного успеха в сентябре 2020 года, заключив сделку с ЛНА о снятии нефтяной блокады, в сознании тех, кто находится на востоке страны, он, как и Башага, является частью протурецкого «революционного» лагеря, который правил Ливией с 2014 года и намеренно маргинализировал Киренаику. Затем есть нынешний премьер-министр А.Х.Дбейба, также выходец  из Мисураты. Он по правилам не может баллотироваться, но, тем не менее, возникли предположения, что он может выдвинуть свою кандидатуру. Недавние обещания Дбейбы повысить заработную плату в государственном секторе и выплаты пособий по безработице, в том числе компенсации за свадьбы, были истолкованы некоторыми как свидетельство начала им предвыборной агитации. Тем не менее, хотя такие жесты могут завоевать ему популярность на западе страны, на востоке к нему относятся в основном недоброжелательно. Более того, даже «восточные» члены его собственного правительства в октябре выступили с заявлением, в котором обвинили его в одностороннем и «диктаторском» принятии решений. То есть, все эти известные  триполитанские деятели потенциально будут конкурировать друг с другом, но ни один из них не будет принят Киренаикой или большими районами юга страны. Действительно, им будет крайне не хватать легитимности за пределами их собственных избирательных округов. Именно по этой причине они так усердно работали в последние месяцы, чтобы получить международное признание и поддержку.

Среди кандидатов есть ряд других потенциальных имен, в том числе сын Каддафи Сейф аль-Ислам. Хотя он может заручиться поддержкой некоторых сторонников М.Каддафи, его шансы невелики, не в последнюю очередь из-за вердикта  Международного уголовного суда против него. Более того, электорат сторонников бывшего режима неоднороден, отсюда и попытки обоих лагерей отколоть от него кусок в поисках поддержки. Обе стороны стремились склонить на свою сторону или, по крайней мере, нейтрализовать бывших деятелей режима Каддаффи и их племена. Недавние публикации официальных лиц эпохи Каддафи, в том числе третьего сына бывшего лидера Джамахирии, Саади Каддафи, имеют меньшее отношение к национальному примирению и больше связаны с политическими маневрами. Несмотря на его заявления в «Нью-Йорк таймс» в июле, Сейф аль-Ислам вряд ли наберет необходимый уровень популярности. Другие вероятные кандидаты включают Хафеза Каддура, бывшего управляющего Центральным банком и бывшего посла ПНЕ в ЕС, и шейха Сенусси аль-Хелика, главу Верховного совета племен цвия, который, по слухам, также рассматривает возможность баллотироваться. Учитывая, что он может полагаться на племенные союзы, которые распространяются по всей Ливии, у него может быть больше возможностей для поддержки во все Ливии. Аль-Хелик описал себя как потенциального кандидата от «племени, города и профессиональных классов», который верит в «сильного президента, которого могут любить люди и поддерживать международное сообщество». «У меня не было бы проблем с развешиванием моих предвыборных плакатов в любой части Ливии», — сказал он. Тем не менее, учитывая, что страна сильно фрагментирована, заручиться достаточной поддержкой будет непросто для любого кандидата, в том числе и для тех, кто менее противоречив и более компромиссен. Действительно, маловероятно, что какой-либо кандидат победит сразу в первом раунде. В этой связи кандидаты будут делать ставку на второй тур голосования. «Тот, кто наберет треть или четверть голосов в первом туре, возможно, сможет заручиться достаточной поддержкой, чтобы стать победителем во втором туре», — полагают местные эксперты. Однако даже в этом случае нет никакой гарантии, что результаты выборов будут приняты всей Ливией. Тот, кто не примет результат голосования, будет выкрикивать оскорбления, ссылаясь на различные предлоги, включая конституционную и правовую основу выборов. Также будут споры о том, какими полномочиями должен обладать президент. На востоке Ливии хотят сильного президента, в то время как на западе страны  предпочитают более сильный парламент. Этот вопрос еще предстоит решить. Таким образом, даже если выборы пройдут, могут возникнуть дальнейшие проблемы. Проведение президентских выборов в нынешнем виде приведет к еще одному конфликту, потому что для их проведения нет конституционной основы. Что еще более важно, выборы не решат фундаментальную проблему, стоящую перед Ливией: а именно, что запад и восток страны действуют по разным орбитам, а глубоко укоренившиеся проблемы, которые с самого начала были в центре конфликта, еще предстоит решить. Проще говоря, ни один победивший кандидат из Триполитании не сможет прорваться в Киренаику, которая стала почти герметично закрытой под контролем ЛНА. В качестве примера можно привести опыт ПНЕ. Его неспособность справиться с реальностью властных структур на местах на востоке Ливии серьезно подорвала его авторитет, ограничив его полномочия почти исключительно западом страны.  Однако, если  кандидат от Киренаики победит, любая его попытка  установить контроль над западом страны будет  столь же пагубной и чреватой возвращением к открытому конфликту. Победа кандидата от Феццана также не был бы решением проблемы. Хотя это может послужить своего рода компромиссом, вряд ли у кого-то с юга страны хватит достаточного уровня  влияния, чтобы быть эффективным президентом. После «революции» ливийская политика все больше определялась принципом распределения, когда разделение государственных постов между регионами стало ключевым руководящим принципом в сознании основных игроков. Поэтому представление коллективного Запада о том, что Ливия остановит свой выбор на единственном кандидате на пост президента с пока еще не определенными полномочиями, глубоко ошибочно.

62.42MB | MySQL:101 | 0,572sec