О возможных источниках финансирования Афганистана при правлении движения «Талибан»

Приход к власти движения «Талибан» в Афганистане ставит перед этой страной новые угрозы и вызовы не только в политической, но и в экономической сфере. В частности, Афганистан угрожают серьезный экономический кризис, падение доходов и неспособность нового правительства удовлетворять даже базовые нужды населения. В связи с этим интересно рассмотреть, какими источниками доходов располагают пришедшие к власти талибы.

В течение последних 20 лет США и другие западные государства финансировали большую часть гражданского бюджета Афганистана и полностью оплачивали его военные расходы. «Талибан» имеет опыт государственного управления в 1996-2001 годах, но экономическая и финансовая ситуация тогдашнего Афганистана разительно отличается от современной картины. Население Афганистана в середине 1990-х годов не достигало 20 млн человек, а в настоящее время оно составляет 37 млн. В 1997 году бюджет правительства талибов составлял всего 100 тысяч долларов в год, что было достаточно для выплаты зарплат чиновникам и удовлетворения административных нужд. С начала американской оккупации большая часть афганских расходов финансировалась из-за рубежа. США и другие международные доноры покрывали 75% невоенных расходов бюджета этого государства. С 2001 года американцы потратили 5,8 млрд долларов на экономические проекты в Афганистане. Впрочем, у этой «благотворительности» была и оборотная сторона. Значительная часть этих денег не доходила до афганского населения, так как разворовывалась правящей элитой. По оценке ряд экспертов, в 2017-2020 годах отток капиталов из Афганистана за рубеж составлял 3 млрд долларов в год. Повысились и запросы афганцев, проживающих в больших городах. Кабул из разоренного войной города в 1990-е годы превратился в современную столицу с высотными зданиями, университетами, ресторанами и интернет-кафе. Гражданская часть бюджета Афганистана в 2020 году составляла 5,6 млрд долларов.

Пришедшее к власти в Афганистане движение «Талибан» столкнулось со значительными экономическими трудностями. Валютные резервы Афганистана за рубежом, составляющие 9,4 млрд долларов, были заморожены. Заем МВФ на неотложные нужды в размере 400 млн долларов был заморожен, а планы Евросоюза выделить афганскому правительству помощь в размере 1,4 млрд долларов приостановлены. В 2021 году Афганистан поразила засуха, коснувшаяся 12 млн человек, что создает реальную угрозу продовольственной безопасности страны. Цены на продукты питания и другие товары первой необходимости в афганских городах сильно возросли, в то время как афганские банки, открывшиеся после долгого перерыва, не располагают достаточными финансовыми резервами. Пандемия COVID-19 также нанесла значительный удар по экономике Афганистана. Одновременно органы здравоохранения этой страны не располагают достаточными средствами для борьбы с ней.

Как уже было сказано выше, западная финансовая помощь Кабулу на протяжении последних 20 лет не принесла ощутимой выгоды большинству афганцев. 25 сентября с.г. министр экономики в правительстве талибов Кариаддин Мохаммад Ханиф заявил, что новое руководство страны «не хочет той модели международного экономического сотрудничества, которое продолжалось последние двадцать лет. Старая система, поддерживавшаяся международным сообществом, полностью провалилась». Он прав в том смысле, что бенефициарами международной финансовой помощи оказались чиновники, силовики и жители больших городов. После двух десятилетий американской оккупации 72% афганцев живут за чертой бедности, а 60% лишены доступа к электричеству.

В этой связи возникает вопрос, какие финансовые резервы и источники доходов готовы привлечь талибы для государственного управления и постепенного «вытягивания» населения страны из бедности. По данным афганского экономиста Ханифа Суфизады,  «Талибан» потенциально располагает пятью основными источниками доходов.

Во-первых, налоги и таможенные пошлины. Талибы контролируют все пограничные КПП и могут облагать экспорт и импорт таможенными сборами.

Во-вторых, торговля наркотиками. Талибы заявили о том, что запретят афганским крестьянам выращивать опиумный мак, так как добиваются международного признания. Логично предположить, что в случае, если это признание будет запаздывать, то новые правители Афганистана могут прибегнуть и к этому виду извлечения прибыли. На сегодняшний день Афганистан обеспечивает 80% мировых поставок героина.

В-третьих, горнодобывающая промышленность. Афганистан располагает запасами минерального сырья на один триллион долларов. Это запасы железной руды, меди, кобальта и редкоземельных металлов, в частности лития. Огромный интерес к богатствам Афганистана уже сейчас проявляет Китай.

В-четвертых, новое правительство Афганистана может рассчитывать на помощь со стороны незападных государств, прежде всего, Китая, Катара, России, Ирана и Пакистана. Особенно велика потенциальная роль КНР. Пекин заинтересован в Афганистане не только как в источнике минерального сырья, но и в важном элементе программы «Один пояс, один путь». 8 сентября правительство КНР уже объявило об оказании Афганистану неотложной помощи на сумму в 31 млн долларов США.

В-пятых, при благоприятном стечении обстоятельств новое правительство Афганистана может и восстановить более или менее нормальные отношения с Западом. В этом направлении уже активно работает премьер-министр Пакистана Имран Хан. Нарастает активность британской дипломатии на афганском направлении. 5 октября 2021 года Кабул посетил специальный представитель премьер-министра Великобритании по Афганистану Саймон Гласс, который провел переговоры с министром иностранных дел этой страны Маулави Амир Ханом Муттаки.

Что касается ситуации в горнодобывающей отрасли Афганистана, то о ней красноречивее всего свидетельствует положение в сфере добычи драгоценных камней. Добыча рубинов, сапфиров и ляпис-лазури сосредоточена в провинции Бадахшан. Потенциально она должна была быть самым богатым регионом Афганистана, на деле является беднейшим. В 2009-2014 годах 80% западной помощи Афганистану направлялась кабульским правительством в южные и восточные провинции, населенные пуштунами, то есть в потенциальную базу движения «Талибан». По-видимому, это была своеобразная покупка лояльности пуштунов. Однако и деньги, поступавшие в эти регионы, шли не на долгосрочные проекты развития, а на краткосрочные стабилизационные программы. Бывший высокопоставленный чиновник в правительстве Карзая Хаджи Абдул Вадуд, проживающий в столице Бадахшана Файзабаде, сообщал агентству Reuters: «Никто не дает денег на развивающие проекты. Мы не имеем финансов для нашей отдаленной провинции».  В сентябре 2021 года он же так комментировал быстрый захват Бадахшана талибами: «Почему мы должны защищать правительство в Кабуле, которое ничего для нас не сделало?».

С 1980-х годов провинция Бадахшан была вотчиной одного из лидеров «Джамиат-э-ислами» Ахмад Шаха Масуда. В 1992 году, когда Масуд стал министром обороны в Кабуле, он выдал концессию на добычу драгоценных камней польской компании «Интеркоммерц». По идее, доходы от этой отрасли должны были приносить Афганистану 200 млн долларов в год. Когда талибы изгнали Масуда из власти, он возвратился в родные места и сделал Бадахшан, Тахар и Панджшер базами финансирования своего движения. Когда Северный альянс во главе с Масудом, Дустумом и Раббани пришел к власти в Афганистане после американской оккупации 2001 года, полевые командиры этого военно-политического союза взяли по контроль разработку полезных ископаемых в Бадахшане. Добыча драгоценных камней оказалась в руках командиров Хаджи Абдул Малика, Зекрии Сауда и Залмая Моджадедди. В марте 2009 года тогдашний министр горнодобывающей промышленности Афганистана Вахидулла Шахрани открыл посольству США в Афганистане масштабы коррупции в горнодобывающей сфере, но вместо благодарности получил от афганского правительства 13 месяцев тюремного заключения за попытку опорочить афганские горные компании. Кабульское руководство решило, что он готовит почву для нового закона о добывающей промышленности, который позволил бы иностранным компаниям заниматься этой отраслью напрямую. За последние десять лет некоторые иностранные компании стремились выйти на рынок добычи полезных ископаемых в Афганистане. К ним относятся, прежде всего, британская компания Centar и польский миллиардер Ян Кульчик. Centar для этих целей сформировала альянс с «Афганской компанией золота и минералов», возглавляемой бывшим министром городского развития Садатом Надери. Таким образом, до сих пор добыча полезных ископаемых в Афганистане, не приносила народу этой страны ощутимой прибыли. Может быть, талибам удастся навести в этой сфере порядок.

52.59MB | MySQL:102 | 0,639sec