Размышления о возвращении в Сирию Рифа’ата Асада

Возвращение сирийских беженцев на родину является одним из острых вопросов, который постоянно присутствует в повестке любых переговоров по урегулированию сирийского кризиса. К сожалению сегодня, мы являемся свидетелями обратного процесса, который происходит на границах  восточно-европейских государств. Но бывают счастливые исключения. В начале октября 2021 г. проправительственная сирийская газета «Аль-Ватан» писала о возвращении в Сирию Рифа’ата Асада. В статье подчеркивалось, что Р.Асад получил разрешение президента САР Башара Асада и вернулся на родину в качестве обычного сирийского гражданина. Напомним, что Р.Асад является младшим (7 лет разницы) братом покойного президента Хафеза Асада и приходится дядей нынешнему президенту Сирии. По свидетельству очевидцев, несмотря на свой почтенный возраст (84 года), Р.Асад сохраняет ясность ума и обладает отличной памятью. После серии судебных преследований во Франции и Испании, Р.Асад лишился большей части своих зарубежных финансовых активов и недвижимости. В Дамаске он поселился в своем старом доме в западном квартале Меззе, где традиционно жили представители военной и гражданской элиты Сирии. В конце 1990 гг. представители командного состава армии и спецслужб получили новые квартиры в только что отстроенном жилом комплексе на стыке автострады Меззе и Бейрутской дороги, и были обязаны переселиться туда по настоянию УВКР САР. При этом старые квартиры сохранялись в их собственности. Многие офицеры подозревали, что новое жилище было технически обработано УВКР. Но приказ, — есть приказ. Да и сдача  в аренду старых квартир в престижном районе сирийской столицы приносила неплохой доход. Недалеко от жилища Р.Асада располагается  посольство Ирана. На фронтоне здания красуется огромный плакат, на котором изображен генерал Касем Сулеймани.  Одно время он был фактическим губернатором Дамаска и 3 января 2020 г. погиб в Багдаде в результате воздушного удара США. Постаревший квартал Меззе до сих пор сохраняет своеобразный аристократический шарм. На домах стоящих по обе стороны автострады можно наблюдать плакаты с портретами аятоллы Хомейни, генерального секретаря ливанской «Хизбаллы» Хасана Насраллы.  Из части окон дома Р.Асада видны гора Касьюн, которая возвышается над Дамаском. Когда-то там располагались позиции «Рот обороны». В 1980 гг. «Роты обороны» прекратили свое существование. Но их позиции на горе Касьюн сохранились. Сегодня там дислоцируются подразделения 4-й дивизии, которую возглавляет младший брат сирийского президента Махер Асад. Таким образом, перед глазами Рифа’ата встает  облик новой Сирии, которая сильно отличается от той страны, которую он когда-то знал. «Роты обороны» были созданы в 1963 г. одним из руководителей военного комитета партии Баас (Партия арабского социалистического возрождения) М.Омраном. Вскоре их возглавил Рифа’ат Асад. По указанию старшего брата Хафеза Рифа’ат с ранних лет вступил в партию Баас и окончил Военную академию в Хомсе. У выходца из Кардахи — родового оплота правящего в стране клана Асадов-Махлюфов не возникло проблем с поступлением. Любопытно, что те, кто учился с Рифа’атом в этот период в академии в частном порядке позитивного отзывались о его способностях и личных качествах. Они с улыбкой говорили о том, что Рифа’ат во всем стремился подражать своему старшему брату, хотя и был его полным антиподом по складу характера и личностному психотипу. «Роты обороны» сыграли важную роль в современной сирийской политике. В феврале 1966 г. с их помощью был смещен со своего поста президент Амин аль-Хафиз. А во время «бескровного» переворота в ноябре 1970, в результате которого к власти в САР пришел Хафез Асад, выведенные  Рифа’атом на улицы Дамаска танки вынудили уйти в отставку президента Нурэддина аль-Атаси и помогли арестовать главного соперника Хафеза Асада в партии Баас Салаха Джадида. Возможно, Рифа’ат действительно верил в то, что он должен разделить властные полномочия со своим старшим братом, а потом встать во главе страны. Подобные настроения Рифа’ата были небеспочвенны. По воспоминаниям бывшего вице-президента САР Абдель Халиля Хаддама, Хафез Асад одно время был склонен придерживаться идеи партнерства во власти со своим младшим братом. Сложно предположить, о чем думает пожилой бывший генерал, глядя по вечерам на мерцающие огоньки, украшающие вершину Касьюна. Возможно, он вспоминает о  том, как, по мнению многих в Сирии и за ее пределами, он совершил главную ошибку своей жизни. После первого сердечного приступа в ноябре 1983 г. Хафез Асад серьезно заболел. До ноября 1984 г. страной управлял созданный им комитет из военных и гражданских руководителей. В его состав вошли А.Х.Хаддам (суннит, тогда министр иностранных дел),  Мустафа Тлас (суннит, министр обороны), Хикмет Шехаби (суннит, начальник ГШ ВС САР), Али Дуба (глава УВКР), Ибрагим Сафи (командующий контингентом сирийских войск в Ливане), высокопоставленные офицеры Али Хейдар и Аднан Бадр аль-Хасан. Отличавшийся подозрительностью Рифа’ат, решил, что его брат готовит себе замену в лице старшего сына Баселя, который погиб поздним ноябрьским вечером 1994 г. в автомобильной катастрофе недалеко от международного аэропорта Дамаска. Рифа’ат, который не был склонен к интригам и колебаниям решил перехватить власть. В конце марта 1984 г. верные ему войска вошли в Дамаск, предварительно окружив столицу и взяв под контроль ее стратегические объекты. Х.Асад был хорошо осведомлен о намерениях и действиях своего брата. Во многом этому способствовал один из высокопоставленных офицеров спецслужб Бахджет Сулейман, который в последствие занял высокий пост в УОР САР. Он был не только профессионалом высокой пробы, но и славился в узких кругах склонностью к поэзии. Его стихи и острые эпиграммы пользовались в свое время популярностью не только на поэтических вечерах сирийской интеллигенции (с которой Б.Сулейман вел активную работу), но и имели хождение в коридорах сирийских органов безопасности. Казалось, вооруженное столкновение неизбежно. Сирийская столица и ее жители оказались перед лицом реальной угрозы. Тогда, отличавшийся не меньшей решимостью, но большим хладнокровием и расчетливостью Хафез Асад, надев военную униформу (делал он это не часто) в сопровождении своего сына Баселя и под прикрытием вертолетного звена явился в штаб-квартиру   Рифа’ата в Кабуне. Сегодня этот район практически полностью разрушен, а уцелевшие казармы и жилые помещения занимают бойцы КСИР. Застав Рифа’ата врасплох, Хафез, по свидетельству очевидцев, заявил своему брату, что если он хотел взять Сирию, то вот она  стоит перед ним. «Сирия, — это я», — сказал Х.Асад. Вопрос был решен. Рифа’ат отступил. Вскоре он получил формальное назначение на пост вице-президента по вопросам безопасности (которого лишился указом президента в 1998 г.) и одновременно отправился в длительную зарубежную ссылку, которая длилась без малого 30 лет. Опустим подробности секретного визита члена Политбюро ЦК КПСС Гейдара Алиева в Дамаск, где он провел 3  дня и вел многочасовые переговоры с Х.Асадом. Москва была крайне не заинтересована в дестабилизации ситуации в Сирии.  И сделала все возможное, чтобы не допустить кризиса.

Тем более, Рифа’ат отправленный в Москву в сопровождении старших офицеров ГШ ВС САР и министра иностранных дел Ф.Шараа, вскоре покинул гостеприимную российскую столицу. Он переехал в Швейцарию. Потом обосновался в Испании. О чем думает пожилой генерал? Сожалеет ли он о своем поступке? Или о том, что тогда в Кабуне не смог однозначно решить вопрос о власти в свою пользу? Сложно сказать. Известный британский исследователь Сирии Патрик Сил считал, что Хафез Асад обладал инстинктом «убийцы», что помогло ему взять власть в стране. Возможно, Рифа’ат был лишен этого «ценного» качества. Одно дело сражаться против «Братьев-мусульман», разрушив Хаму танками и отдавать приказы женскому персоналу «Рот обороны» срывать платки с девушек и женщин в Дамаске, другое решиться на убийство своего старшего брата и племянника. Возможно, Рифа’ат вспоминает свои годы в изгнании. Ту борьбу, которую он пытался вести со своими противниками в сирийском руководстве, потратив на нее немалые силы и средства. Он создал свой спутниковый канал в Великобритании и основал политическую партию в Париже, которую возглавил его сын Сомар. Таким  образом, Рифа’ат рассчитывал мобилизовать силы зарубежной сирийской оппозиции в борьбе с режимом. Вряд ли Рифа’ат сожалеет, что отказался от предложения некоторых британских политиков и парламентариев, которые, как следует из рассекреченных в 2017 г. архивов британской  внешней политики, стремились в марте 1990 г. уговорить его вернуться в Дамаск. В Лондоне полагали, что, если с помощью давления США, Египта и Израиля на Х. Асада, им удастся вернуть Рифа’ата в Сирию, это может смягчить политику режима и несколько ослабить его связи с СССР. Рифа’ат всегда критиковал Дамаск за его политику в Ливане, фактический разрыв отношений с ООП, сближение с Ираном, скептически воспринял договор о дружбе с СССР (статью 6) от 1982 г. Он выступал за активизацию отношений САР арабскими странами, прежде всего Египтом и КСА, призывал начать мирные переговоры с Израилем. Он не склонен был полностью доверять США, хотя в своем секретном циркуляре по армии после событий 1984 г. министр обороны М.Тлас обвинил его в связях с ЦРУ, Западом, в целом, и с КСА. Этот документ больше известен в расширенном виде как политический памфлет М.Тласа «Три месяца, которые потрясли Сирию». Рифа’ат действительно имел неплохие отношения с КСА, куда он впервые был направлен в 1981 г. своим старшим братом с посланием к саудовскому монарху Халеду бен Абдель Азизу. В секретном письме обсуждались детали американо-саудовских переговоров по Сирии, которыми саудовцы поделились с Х. Асадом. За годы своего изгнания Рифа’ат дважды посещал Сирию. В 1992 г. он  ездил на похороны матери и в 1994 г. приехал выразить соболезнования в связи с гибелью Баселя Асада. В этот период начались мирные сирийско-израильские переговоры, и Дамаску удалось временно нормализовать отношения с США. После принятия окончательного решения передаче власти Башару Асаду, дорога Рифа’ату в Дамаск была заказана. После кончины Х.Асада в июне 2000 г.  Рифа’ат объявил себя законным наследником на властном поприще САР. В ответ исполняющий обязанности президента САР А.Х.Хаддам издал указ об аресте Рифа’ата, если он  вернется в Сирию на похороны брата. Сторонники Рифа’ата попытались организовать вооруженный десант с моря на побережье Латакии, но были отбиты сирийскими войсками и не получили поддержки местной алавитской общины. Алавитские  шейхи, сторонники  Рифа’ата, еще не пришли в себя от тех обвинений в связях с врагами Сирии, которые обрушил на них М.Тлас в своем знаменитом памфлете, заставив тем самым отвернуться от Рифа’ата и предать его. Алавитским шейхам положительно не везло. Сначала французы обвиняли их как британских агентов, а потом столпы баасистского режима подозревали в связях с  ЦРУ. Но сегодня все это уже история. Все прежние столпы режима созданного Хафезом Асадом (гениальным политическим архитектором) на основе системы сдержек и противовесов с учетом деликатных конфессиональных и этнических хитросплетений и контрбалансов, либо скончались, либо ушли на покой. Да и сам прежний режим, не выдержал перегрузок управления новым лидером в кризисных условиях и тихо кончается. В итоге, Рифа’ат остался без своих главных противников. Ему больше не с кем бороться. Некогда могущественные генералы Али Дуба и Али Хейдар (спецназ САР) состарились и играют со своими внуками в Латакии. Фарук Шараа (с 2006 г. вице-президент) сегодня безработный и проводит большую часть времени в своем доме в Дамаске. А.Х.Хаддам был объявлен предателем нации и эмигрировал в Париж в  2005 г. В марте 2020 он умер от рака. М.Тлас уехал из Сирии в 2012 г и умер в Париже  через пять лет. Мухаммед Махлюф, который в 1980 гг. соперничал с Рифа’атом на поприще реализации торговых и финансовых проектов,  умер в 2020 от коронавируса. Его сын Рами лишился всех оборотных средств, после того как Б.Асад разрушил его финансовую империю в конце 2019 г. Сегодня он обычный сирийский гражданин, которого с трудом пускают на порог когда-то созданной им компании.

Подведем предварительные итоги. Рифа’ат Асад остался без врагов. Это хорошо. Хотя, оценка зависит от жизненной философии конкретного человека. У него пока нет друзей и соратников. Это плохо и хорошо (в определенных обстоятельствах никто так больно не предаст). Практически все, за что он боролся и против чего выступал, будучи в активной обойме сирийской политики, а потом в изгнании, так или иначе свершилось. Сирия разделена на сферы влияния. На сирийской земле сражаются армии пяти стран. Дамаск хочет нормализовать отношения с арабскими государствами и вернуться в ЛАГ. Сирия не исключает возобновления мирных переговоров с Израилем. Иран и шиитские милиции вместе с российскими военными контролируют все КПП в Дамаске. Это хорошо и плохо одновременно.  Рифа’ат по своей натуре борец. Сегодня ему не с кем сражаться против кого-либо или чего-либо или выступать за что-то сущностное. Тем более все его возможные чаяния, планы и надежды могут легко разбиться, столкнувшись с изменившимися сирийскими реалиями. Главное, что он уцелел в сирийской мясорубке, будучи в изгнании.  Это точно хорошо. В целом он должен ощущать себя в гармонии с самим собой. Как говорил в бессметном фильме «Белое солнце пустыни» бандит Абдулла, обращаясь к начальнику таможни Верещагину  — «… что еще нужно человеку для того, чтобы хорошо встретить старость…». За державу, конечно, обидно. Сирии, которую его старший брат превратил в региональную державу, с которой считались арабские государства, Иран, Турция, США, Россия и Европа, больше нет. Но это не повод, чтобы подрываться на баркасе. Тем более, до Латакии, куда Рифа’ату видимо придется съездить для обретения полноты внутренней гармонии,  можно добраться и сухопутным путем. Если он доберется туда и встретится там с алавитскими шейхами, интересно, что они ему скажут, года он посмотрит им прямо в глаза. В этой связи, было бы уместным напомнить этим шейхам, что в своем памфлете М.Тлас обвинял Рифа’ата в стремлении создать в Сирии государство алавитов. По мнению М.Тласа такое государство обречено жить в орбите Израиля. Позднее, Абу Фирас (он же М.Тлас) говорил (в частных беседах), что ему пришлось это написать. Но теперь какая разница. А сейчас в Сирию вернулся (целым и невредимым) еще один обычный сирийский гражданин.

52.44MB | MySQL:103 | 0,522sec