О деятельности в Сирии американской нефтяной компании «Дельта», заключившей соглашение с курдским самоуправлением Рожавы

Сирия не является крупным производителем нефти. До начала сирийского конфликта в 2010 году Сирия производила 385 000 баррелей нефти в день. К декабрю 2020 года уровень производства упал до 74 415 баррелей в день. Такое значительное падение связано с захватом большинства нефтяных месторождений различными воюющими сторонами в период активных боевых действий в 2012-2014 гг. и отсутствием работ по их  обслуживанию и ремонту. Если большинство месторождений в провинции Дейр-эз-Зор были захвачены исламистами («Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» — обе организации запрещены в России) то месторождения в северо-восточной провинции Хасеке попали под контроль Сил демократической Сирии (СДС) – одной из военизированных организаций сирийских курдов, бывших несколько лет союзниками США. После ухода значительной части военного контингента США из Сирии сирийские курды во многом потеряли один из основных источников финансирования. Как и в случае с месторождениями в провинции Дейр-эз-Зор (где исламисты нашли канал сбыта в лице Ясина аль-Кади и его турецких партнеров) СДС требовался партнёр для поддержания уровня добычи и каналов сбыта нефти. А администрации Дональда Трампа – предлог для того чтобы сохранить ограниченное военное присутствие в Сирии на фоне активного сопротивления Конгресса США решению президента о выводе войск.

Так возникла идея о предоставлении американской нефтяной компании прав на добычу нефти с месторождений в провинции Хасеке под охраной американских военных.

По сирийскому законодательству права на разведку и добычу углеводородного сырья распределятся на конкурсах или аукционах, проводимым Министерством нефти и природных ресурсов. Ни одна провинция не обладает правами на проведение таких конкурсов и/или аукционов.

Соответственно нефть добываемая без получения законных прав на разведку и добычу является незаконной. Такая ситуация уже была с иракской нефтью в период  после свержения режима Саддама Хусейна и формированием первого иракского правительства во главе с Нури аль-Малики. Тогда потребители отказались покупать иракскую нефть вследствие неопределенности с тем кто является собственником нефти до ее продажи.

Поэтому с точки зрения как сирийского национального, так и международного права любое соглашение о разделе продукции заключённое в обход процедур установленных национальным сирийским законодательством является ничтожным с даты его заключения. Более того, к продавцам такой нефти могут быть предъявлены иски о возмещении ущерба причинённого ими владельцу недр (в данном случае сирийскому государству, независимо от того кто его возглавляет). Вторая проблема создаваемая такой незаконной добычей – это отсутствие контроля за добычей и соблюдением природоохранительного законодательства, что может привести к дополнительному ущербу. Однако такая незаконная добыча может быть гораздо дешевле, поскольку уровень безопасности на добычных скважинах гораздо ниже, нет необходимости соблюдать целый ряд норм по обращению с отходами, хранению опасных материалов, рекультивации территории и тд.

Неудивительно, что американцы и их сирийские союзники стараются как можно дольше скрывать как условия подписанного соглашения так и любые детали об американской компании его заключившего.

Публично Майк Помпео, госсекретарь в администрации президента Трампа, признал в июле 2020 года существование некоего соглашения между американской нефтяной компанией и поддерживаемыми США СДС. Здесь необходимо отметить, что СДС входит в широкую коалицию самоуправления Рожавы (DFNS объединяющая такие разношёрстные организации как РКК, TEV-DEM, YPG, YPJ, и тд) и условно контролирует юго-западные районы провинции Хасее. Отношения внутри DFNS весьма непростые, поскольку его члены ориентируются на разных внешних игроков. Помпео не раскрывал стороны договора, но в начале 2020 года в сирийскую и арабскую прессу просочилось название американской компании подписавшей этот документ. Ею оказалась Delta Crescent Energy LLC (далее «Дельта»), компания созданa под номером 7273402,  2 августа 2019 года в Уилмингтон, штат Делавэр, являющийся внутренним американским офшором с минимальным требованиями к отчетности и раскрытию информации. Вэб-сайт компании содержит несколько общих заявлений не имеющих прямого отношения ни к производственным ни к финансовым результатам ни к планам компании ни к тем запасам и ресурсам месторождений  которые компания считает своими. Нет также детального описания опыта членов управленческой команды и нет даже указания на то, кто ею руководит. Несмотря на весьма поверхностный уровень раскрытия информации, и отсутствие какой либо истории в нефтегазовой отрасли «Дельта» получила не только «права» на развитие и эксплуатацию месторождений в Сирийском Курдистане, но и лицензию Управление по контролю за иностранными активами — подразделения Министерства финансов США, занимающегося вопросами финансовой разведки (OFAC) выводящую ее из под американских санкций против Сирии.

Различные руководители Рожавы сделали несколько противоречивых заявлений о сделке с «Дельтой», уклоняясь от ответов на прямые вопросы. В некоторых заявлениях сделку отметали как что то малозначащее или вообще отрицали ее существование.

Рияд Дирар, со-председатель Сирийского демократического совета (SDC), один из политических лидеров Рожавы еще в октябре 2020 года выпустил официальное заявление полностью отрицавшее существование какого либо соглашения, заявив при этом, что «между различными организациями самоуправления продолжаются обсуждения нефтяного контракта». Отметим, что SDC является ветвью гражданской администрации СДС.

Единственный представитель СДС, официально признавший существование этого соглашения и назвавший «Дельту» по имени это военный руководитель СДС  Мазлум Кобани. В интервью сирийским СМИ в ноябре 2020 года он заявил, что нефть это вопрос экономики и переговоры с американцами находятся на заключающей стадии.

Эти все заявления были сделаны на фоне практических шагов «Дельты» по разработке месторождений. Компания открыла офис в Рмелане в августе 2020 года и начала завозить туда оборудование и персонал.

Турция крайне негативно относится к возможности создания курдской автономии в Рожаве и всячески препятствует участию курдского самоуправления в процессе национального примирения. После непродуктивного раунда переговоров с правительством в Дамаске в 2020  году, контакты были заморожены даже на уровне DFNS, не говоря уж о СДС, которые Дамаск считает сепаратистским движением грабящим национальное достояние страны.

«Надо остаться»

После того, как ИГ перестала предпринимать попытки захвата Рожавы в 2019 году Президент Трамп достаточно публично начал рассуждать об идее эксплуатации месторождений нефти в провинции Хасеке. Цель подобных рассуждений была понятна с самого начала – захватить месторождения и лишить правительство Б.Асада доступа к значительной части поступлений в бюджет. И, возможно, одного из источников личного обогащения значительной части сирийского руководства[i].  Одно время Трамп рассуждал о возможности привлечь одну из основных нефтяных компаний для разработки нефтяных месторождений в провинции Хасеке. 27 октября 2019 года он заявил что намеревается «заключить сделку с Exxon Mobil [sic] или одной из наших великих компаний, которые туда зайдут и все сделают правильно»[ii].

Это вызвало много вопросов и рассуждений о том, как администрация Трампа планирует сохранить контроль над месторождениями Северо-Восточной Сирии учитывая санкционный режим введенный США против компаний работающих а этой стране. Ни одна из основных нефтяных компаний интереса к участию в разработке и добыче сирийской нефти не проявила, считая, что эта идея умрет с уходом Трампа из Белого дома. Действительно, после визита сотрудников администрации Байдена в Рожаву в мае 2021 года появилась информация  о том, что OFAC не будет продлять разрешение «Дельты» на ведение бизнеса в Сирии[iii].

Один из курдских источников, принимавших участие в дискуссиях между «Дельтой», СДС и DFNS заявил автору, что есть понимание что ни одна крупная компания в Сирию сейчас инвестировать не будет[iv]. С учётом режима санкций ведение бизнеса в Сирии возможно только после получения лицензии OFAC.

Все компании, проявившие интерес к Сирии не имеют необходимого опыта и компетенций. Как заявил этот же источник «Дельта» подучила концессию только благодаря политической поддержке администрации Трампа и лицензии OFAC. Выданная лицензия содержала положение о том, что компания не действует от имени и по поручению правительства США, что само по себе является достаточно необычным для выдаваемых OFAC лицензий.

Содержание контракта подписанного с «Дельтой» нигде пока не разглашалось. Непонятно является ли это стандартным концессионным контрактом или предметом контракта является реабилитация скважин и ремонт наземной инфраструктуры. Непонятно также будет ли добываемая нефть экспортироваться, или СДС собирается увеличить свои доходы от торговли нефтью, добываемой в Хасеке с Дамаском[v]. Непонятно также на какие конкретно месторождения распространяется действие соглашения. Открытие  офиса «Дельты» в Рмейлане может указывать на интерес компании к расположенному рядом месторождению  Аs-Suwaydiyah[vi],  уровень добычи на котором упал с 20 000 баррелей в день[vii] до приблизительно 2700 баррелей в день к 2018 году[viii]. Это предположение также основано на маршрутах поставок сирийской контрабандной нефти американским трейдерам из Рожавы через Ирак.

 

Delta Crescent Energy LLC – политический проект сенатора Л.Грэма?

История заключения контракта позволяет предположить, что Delta Crescent Energy LLC была создана в спешке для реализации достигнутых договорённостей с СДС и необходимости объявить о передислокации около 300 американских военных для охраны активов отошедших к компании по этому соглашению.

В 2020 году всплыли имена акционеров «Дельты». Три основных акционера являются сторонниками Республиканской партии: бывший посол США в Дании, Джеймс П.Каин (работавший в администрации президента Дж.Буша и известный своими связями с Джоном Болтоном), полковник сил специальных операций в отставке Джеймс Рис и единственный специалист в нефтяном секторе, к тому же до «Дельты» работавший в торгуемой на младшей площадке Лондонской фондовой биржи (AIM) британской компании Gulfsands Petroleum PLC (ticker: GPX) имеющей концессию на северо-восточный Блок 26, одно из самых перспективных нефтяных месторождений в Сирии, Джон Б. Дорриер. Г-н Дорриер имеет значительный опыт работы в различных нефтяных компаниях. Перед переходом в «Дельту» он продал свои акции в Gulfsands. Цена не разглашается, однако учитывая низкие объемы торговли ее акциями и заморозку работ на Блоке 26 можно предположить, что эта сделка была вознаграждением за переход в «Дельту».

У Дж.Риса есть весьма специфичный опыт работы в Сирии. Он участвовал в операциях по разминированию в районе Ракки после того как силы ИГ были оттуда выбиты. Он также был вице-президентом печально знаменитой ЧВК Blackwater, которую он покинул в 2008 году и основал свою ЧВК Tigerswan. Дж.Риса подозревали в участии в организации кровавой бойни на площади Нисур в Багдаде в 2007 году. Президент Трамп помиловал всех американских военнослужащих принимавших участие в этом происшествии в конце 2020 года. Рис формально  не привлекался к ответственности, хотя иракская пресса считала его одним из основных организаторов этой бойни.

Полученная информация в ответах на запросы по закону о свободе информации позволяет предположить, что у «Дельты» есть и другие акционеры. Текст полученной лицензии OFAC сильно редактирован но даже по отредактированному тексту можно прийти к такому выводу.

Особых преимуществ у «Дельты» перед другими компаниями подававших заявления на лицензии OFAC для работы в Сирии нет. Это новая компания-пустышка с неясными источниками финансирования. У неё нет никаких других активов, она не вела никакой деятельности ни в Сирии ни в какой либо другой стране Ближнего Востока до начала сирийского конфликта. Единственным преимуществом «Дельты» могли быть ее политические связи с администрацией Трампа.

Спецпосланник Трампа по Сирии, Джоел Райбурн признал в декабре 2020 года на сенатских слушаний, что он неоднократно встречался с руководством «Дельты» и руководством курдского самоуправления, но не встречался ни с одной другой компанией пытающейся получить лицензии на работу в Сирии.

Каин и Дорриер являются донорами Республиканской партии, включая сенатора Линдси Грэма, который был одним из самых активных сторонников как подписания соглашения с курдским самоуправлением так и выдачи «Дельте» лицензии OFAC. Именно сенатор Грэм был одним из тех, кто уговорил президента Трампа оставить в Сирии американский контингент после формального вывода в конце 2019 года.

Переговоры с  OFAС

В конце 2019 года со-председатель SDC г-жа Ильхам Ахмед (визит которой спонсировал, в том числе и сенатор Грэм) провела в Вашингтоне ряд встреч с руководством «Дельты» и сотрудниками администрации Трампа.

По рекомендации и с помощью руководства «Дельты» она встречалась с сотрудниками Госдепа Дж.Джеффри и Дж.Райбурном. Именно после этих встреч, заявление «Дельты» на получение лицензии получило одобрение OFAC несмотря на открытое сопротивление и осуждение соглашения SDC с «Дельтой» как Турции так и администрации курдской автономии в Ираке.

Отзыв лицензии? 

Условие 3 лицензии OFAC гласит что лицензия «может быть отозвана или изменена в любое время», что достаточно необычно. OFAC как правило выдаёт лицензии на определенный срок после которого они либо продеваются либо отзываются. В законодательстве не предусмотрен минимальный срок лицензий OFAC, но на практике минимальный срок обычно устанавливается в 12 месяцев. Однако в лицензии «Дельты» срок пересмотра был установлен в 6 месяцев и по его истечении 28 мая 2021 года автоматического продления не последовало. «Дельта» подала новую заявку, но на момент написания этого текста перспективы ее удовлетворения неясны. Нельзя исключить того что непродление связано как со связями «Дельты» с руководством Республиканской партии так и с пересмотром администрацией Байдена общей политики в отношении сирийских курдов и отношений с самоуправлением Рожавы.

Одним таким свидетельством может быть заявление Министерства обороны США в феврале 2021 года практически запретившего операцию по охране активов «Дельты» в Сирии американскими военнослужащими.

Причин для непродления может быть несколько. Среди них наиболее вероятными кажутся попытка администрации Байдена наладить отношения с Турцией, торговля нефтью и отчисления от нефтяных доходов самоуправления Рожавы правительству Башара Асада[ix], сложности с транспортировкой и продажей нефти через Иракский Курдистан. Возможно этим администрация Байдена пыталась сохранить право пропуска гуманитарных грузов через пропускные пункты Баб аль-Хава и Яробью.

Но «Дельта» не свернула свою деятельность в провинции Хасеке и не ликвидировала офис в Рмелане. Более того в июле 2021 года компания ввезла нефтяное оборудование в Рмейлан из Иракского Курдистана, что само по себе является нарушением режима санкций США против Сирии.

Тут также стоит отметить, что в преамбуле лицензии OFAC выданной «Дельте» заявлено, что лицензия выдаётся «из гуманитарных соображений» (humanitarian relief considerations). Это также не является стандартной практикой OFAC, в чьи полномочия не входят вопросы связанные с предоставлением гуманитарной помощи.

Вероятные условия соглашения с «Дельтой»

Может казаться, что на фоне непродления лицензии OFAC условия соглашения с «Дельтой» потеряли актуальность. Однако, очевидно что компания продолжает коммерческую деятельность в провинции Хасеке и не закрыла офис в Рмейлане. Компания явно ищет пути для удовлетворения своей заявки на продление лицензии и имеет по крайней мере неформальную поддержку администрации президента Байдена.

Однозначной информации об условиях соглашения «Дельты» и SDC пока нет. Рияд Дирар заявил изданию Al Monitor в конце 2020 года, что соглашение ограничивается работами по обслуживанию и реабилитации нескольких скважин и подготовке их к дальнейшей эксплуатации. Это заявление противоречило более раннему заявлению Дирара в котором он отрицал существование какого-либо соглашения.

Нефтяные инженеры, работавшие много лет в Rumeilan Oil Company полагают, что в настоящее время «Дельта» занята повышением уровня добычи из существующих скважин и подготовкой к перезапуску скважин, которые были закрыты в последние 3-5 лет. Местные специалисты считают, что потенциал нефтяных месторождений в провинции Хасеке практический исчерпан и заниматься доразведкой экономически нецелесообразно[x]. В провинции пробурено 1600 добычных скважин, из которых сейчас работает не более 20%. Несомненно то, что перед началом работ «Дельта» получила достаточно полную информацию о состоянии банка скважин Нефтяного директората Хасеке. Закупленные «Дельтой» и завезённые из Иракского Курдистана реагенты (удалители грязи, увлажнители, биообрастающие агенты и сухие  удалители минеральной инкрустации) позволяют предположить, что по крайней мере первой задачей компании является первичная очистка скважин без их углубления и/или обработки хлором. Объемы закупок неизвестны, как неизвестно и то количество из приблизительно 1600 добычных скважин на которые распространяется договор «Дельты».   Собственно закупка таких материалов не нарушает санкции. Также не нарушают санкции и некоторые работы по исследованию состояния скважин.  Тут необходимо отметить, что определенное оборудование и ограниченный объём реагентов и иного расходного материала продолжает поступать в Нефтяной директорат Хасеке (НДХ) из Дамаска. Как считают наши источники в Сирийском Курдистане, закрывая глаза на деятельность «Дельты», США хотят прервать всякую связь между НДХ и Дамаском.

Местные источники утверждают, что реальная дневная добыча держится на уровне 90 000 баррелей в день. Сулейман Калаф, руководитель Комиссии по энергетике курдского самоуправления недавно заявил, что добыча на месторождениях НДХ упала со 165 000 баррелей в день в 2011 году до 15 000 в 2016 году[xi].  Однако точных цифр самоуправление Рожавы не

публикует. В ответе на запросы Министерство нефти и природных ресурсов Сирии и оптовые трейдеры из Эрбила и Сулеймании оценили текущий уровень добычи в НДХ несколько выше: от 20 000 до 35, 000 баррелей в

день. Как видно из карты нефтяных месторождений провинции Хасеке оценка сирийского министерства гораздо ближе к реальности (оранжевым отмечены неработающие месторождения).

Вместе с нефтяными месторождениями контролируемыми СДС в провинции Дейр-эр-Зор, Ракка и Шаддади дневной уровень добычи в Рожаве оценивается в приблизительно от 50 000 до 70 000 баррелей[xii].

Большинство добываемой нефти экспортируется через Иракский Курдистан, где, в обход американского санкционного режима, она смешивается с иракской и/или получает новые документы.

Такой экспорт – это основной источник дохода СДС и DFNS, которые экспортируют максимально возможный объём несмотря на перебои с горючим в Сирийском Курдистане.

Надо также отметить, что по договорённостям достигнутым с правительством в Дамаске не менее 35% нефтяных доходов получаемых DFNS отчисляется Министерству нефти и природных ресурсов Сирии.

Точные цифры добычи нефти недоступны, поскольку определённая часть находится под контролем общинных лидеров, не подающих никакой информации ни об уровне добычи ни о продажах. В этих условиях определённая часть нефти контрабандой вывозится в Иракский Курдистан и Турцию и не поддаётся учету.

Можно предположить, что основной причиной непродления лицензии OFAC является соглашение между правительством Дамаска и DFNS о разделе выручки от продаж нефти, поскольку те дополнительные объемы, которые будут добываться благодаря реализации программ  реабилитации скважин  компанией «Дельта» попадут в общие цифры добычи в Рожаве и таким образом Дамаск получит дополнительную выгоду, что идёт в разрез с целями санкционного режима введённого США против Сирии.

Также остаётся неясным как и кто компенсирует «Дельте» ее затраты и заплатит ей вознаграждение за выполненные работы. Нередко в контрактах на обслуживание и реабилитацию скважин подрядчик получает часть вознаграждения в виде доли добытой нефти (или выручки от ее продаж). Учитывая серые схемы по которым продаётся нефть добытая в Сирийском Курдистане можно предположить, что часть расчётов проводится наличными, что создаёт немалые проблемы по дальнейшему учёту и использованию такой выручки «Дельты».

Вполне вероятно, что договор с  «Дельтой» может предусматривать и возможность получения концессии на геологоразведку новых месторождений и/или операторство ряда действующих, но в условиях отсутствия действующей лицензии OFAC и официальных полномочий DFNS распоряжаться недрами, реализация таких положений является маловероятной.

«Дельта» и геологоразведка

Точные географические координаты участков предоставленных «Дельте» пока неизвестны.  Судя по перемещениям сотрудников компании и информации предоставленной сотрудниками курдской администрации самоуправления можно предположить что участки «Дельты» находятся только на территориях где большинство населения составляют курды.

В августе 2020 года Al-Monitor сообщил, что участки «Дельты» не включают арабские районы вокруг города Аль-Холь чтобы избежать потенциальных конфликтов с местными арабскими общинами. Эту информацию подтвердили также и сотрудники частной военной компании охраняющей нефтяную инфраструктуру месторождения Аs-Suwaydiyah, знакомые с текущей деятельностью «Дельты». Также модно предположить, что компания ведёт работы по реабилитации скважин месторождения Карачук в северо-восточной части провинции Хасеке.

Джеймс Каин в интервью the Financial Times 23 января 2021 года утверждал, что концессия «Дельты» распространяется на все участки которые были в управлении Gulfsands, до 2011 года, исключая месторождение Аль-Джабса расположенное к югу от аль-Холя и месторождение Дейр-эз-Зор. Оба месторождения расположены на территориях управляемых арабскими общинами. Можно предположить, что во избежание конфликтов «Дельта» может заключить с Gulfsands соглашение в отношении месторождений права на которые были переданы Дамаском Gulfsands в 2011 году.

На основании всех этих факторов можно сделать вывод, что и до и после отзыва лицензии OFAC «Дельта» ведёт весьма ограниченную деятельность в Сирии, сосредоточенную на подготовительных работах, прямо не пропадающих под режим американских санкций против Сирии.

Компания Gulfsands уже высказывала озабоченность сделкой с «Дельтой»[xiii].  Особую озабоченность по словам представителя вызвала предоставленная соглашением возможность распространить его действие на другие месторождения и построить два модульных НПЗ[xiv], каждый из которых способен производить 20 000 баррелей низкооктанового топлива в день. Ситуация вокруг концессии «Дельты» может ещё более усложниться в связи с приобретением партнёром Юрия Шафраника Михаилом Крупеевым через его фонд Waterford контрольного пакета (52%) акций Gulfsands в марте 2021 года[xv].

Несмотря на то, что Джон Дориер заявил в недавнем интервью агентству Associated Press, что стоимость контракта «Дельты» превышает 2 млрд долларов, компания не замечена в особой активности в Сирийском Курдистане. Что, с учётом нарастающих проблем неудивительно.

Модульные НПЗ – реальность или намерения?

Нефтепродукты всегда поступали в Северо-Восточную Сирию с двух НПЗ расположенных на западе страны – НПЗ в Хомсе и Баньясе. На северо-востоке несмотря на наличие нефтяных месторождений нефтеперерабатывающих заводов нет.

После того как факт заключения соглашения курдского самоуправления с «Дельтой» стал известен в июле 2020 года, в СМИ начали циркулировать слухи, что США через «Дельту» предоставят Сирийскому Курдистану два демонтированных с баз ВМС США  модульных НПЗ фирмы Honeywell. На прямой запрос в сентябре 2021 года Рияд Дирар сказал, что этот вопрос прорабатывается.

Несомненно и то, что курдское самоуправление заинтересовано в собственных нефтеперерабатывающих мощностях. Однако учитывая местные цены на топливо любая добывающая компания больше заинтересована в экспорте сырой нефти, чем в переработке так как это более быстрый способ достичь более высокой доходности гораздо быстрее чем через цикл переработки и розничной продажи потребителям в Рожаве.

[i] На одном из экспертных круглых столов по Сирии в мае 2021 года было высказано мнение что реальный уровень предвоенной добычи нефти в Сирии был около 1 млн баррелей в день, из которых официально учитывались  около 400 тысяч, а доходы от остальных 600 тысяч попадали напрямую в карманы руководства партии Баас и правительства Башира Ассада.

[ii] https://www.cnbc.com/2019/10/27/trump-wants-to-make-a-deal-with-exxon-or-others-to-tap-syrian-oil.html

[iii] https://www.militarytimes.com/news/pentagon-congress/2021/05/27/biden-ending-trump-ok-for-us-oil-company-in-syria-says-official/

[iv] Запись беседы доступна по запросу. «Рави» не уполномочен делать официальные заявления.

[v] https://www.dailysabah.com/world/syrian-crisis/violating-us-sanctions-ypg-trades-oil-with-assad-regime

[vi] Одно из старейших нефтяных месторождений Сирии c запасами категории A+B около 2,5 млрд баррелей.

[vii] https://photius.com/countries/syria/economy/syria_economy_energy_and_natural_r~1638.html

[viii] Данные предоставлены Министерством нефти и природных ресурсов Сирии 25/09/2021.

[ix] https://www.aa.com.tr/en/infographics/assad-shares-oil-revenues-with-terrorist-pkk-pyd/869967

[x] https://nawatsyria.com/االتفاق-النفطي-بين-قسد-والشركة-األمري/

[xi] https://www.suwar-magazine.org/articles/1167_حقول-الرميلان-ت-دار-بخبرات-ك-ردية-وآبار-نفطية-ما-تزال-تحت-إشراف-شركات-أجنبية

[xii] https://www.thenationalnews.com/world/countries-scramble-for-a-stake-in-syria-s-oil-1.991829

[xiii] https://syrianobserver.com/features/60493/british-company-concerned-over-its-oil-rights-in-northeastern-syria.html

[xiv] Это демонтированные с баз ВМФ США НПЗ помещённые на хранение в Техас

[xv] https://www.gulfsands.com/independent-directors-response-to-the-mandatory-offer-by-waterford-finance-investment-limited/

52.41MB | MySQL:108 | 0,604sec