О влиянии фактора беженцев на внутриполитическую ситуацию в Турции

В последние месяцы лидеры оппозиции в Турции все чаще используют тему беженцев в качестве оружия, обещая не допустить «захвата» районов  в Идлибе сирийскими правительственными силами и обещая отправлять беженцев обратно в страны их происхождения.  В этом они, безусловно, активно  используют наметившейся тренд турецкого электората по неприятию пребывания на территории страны  сирийских и афганских беженцев, что усугубляется экономическим кризисом.   В июле Кемаль Кылычдароглу, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), заявил, что в случае победы на выборах Турция «попрощается с нашими сирийскими гостями и отправит их по домам через два года». Заместитель председателя НРП Энгин Озкок аналогичным образом заявил, что «сирийские и афганские беженцы являются национальной проблемой выживания номер один в Турции». Эта политическая партия также вывесила на своих зданиях гигантские транспаранты с надписью «Границы-наша честь», намекая на их требования обеспечить безопасность турецких границ, чтобы предотвратить въезд большего числа беженцев. Другие турецкие политики предприняли еще более радикальные действия против беженцев. Танджу Озкан, мэр северной провинции Болу, предложил увеличить счета за воду в десять раз для «иностранцев» и повысить плату за оформление браков. Законопроект был принят в ноябре с одобрения группы Национального альянса, в которую входят НРП, Хорошая партия, Демократическая партия и Партия счастья. Сообщается, что сейчас Озкан находится под следствием по обвинению в «ненадлежащем поведении на службе» и «ненависти и дискриминации».  Метин Корабатир, президент базирующегося в Анкаре Исследовательского центра по вопросам убежища и миграции (IGAM), предупредил, что дискурс против беженцев, распространяемый политиками, перерастает в физическое насилие на улицах. «Это атмосфера страха. Это используется крайне правыми партиями. Оппозиция каждый день использует этот дискурс. Мы боремся с этой речью ненависти и пытаемся смягчить ее с помощью интенсивных кампаний в средствах массовой информации. Мы хотим отразить ситуацию более нейтральным образом. Но все эти вещи выходят из-под контроля», — сказал он.  Новый виток напряженности по этому поводу  вспыхнула в столице Анкаре в августе после того, как в уличной драке между сирийскими беженцами и местными жителями Турции был смертельно ранен 18-летний турок Эмирхан Ялчин. Эти события вызвали волну ксенофобии, и группы турок напали на магазины и дома, принадлежащие сирийцам. По сообщениям, некоторые из них демонстрировали при этом  «волчий салют», символ правого движения «Серые волки» в Турции. В то же время в социальных сетях распространяются ксенофобские посты с такими хэштегами, как «Мы не хотим никаких сирийцев», «Мы не хотим никаких афганцев» и «Турция для турок». Ситуация резко  ухудшилась за последние несколько лет.  Теперь случаи преступлений на почве ненависти и расизма в отношении сирийских беженцев стали обычным явлением. Во время визита в Турцию в сентябре Верховный комиссар Организации Объединенных Наций по делам беженцев Филиппо Гранди признал растущую социальную напряженность из-за большого числа беженцев, проживающих в стране. Он призвал к большей поддержке со стороны международного сообщества. «Доноры также должны активизировать свою деятельность и помочь не только беженцам, но и турецкому народу, который великодушно принял их», — сказал он. Однако Корабатир из IGAM считает, что недавние заявления оппозиционных политиков Турции против беженцев предпринимаются с учетом следующих парламентских выборов в стране через полтора года. «Моя теория заключается в том, что это элитный дискурс, вызванный выборами, чтобы получить больше голосов, в силу чего они систематически используют эту ненавистническую речь»,- сказал он. По мнению политологов, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и его правящая Партия справедливости и развития (ПСР) теперь сталкиваются с серьезной перспективой проигрыша на выборах в июне 2023 года, и эта нестабильность, в свою очередь, привела к возникновению огромных разногласий по горячей теме беженцев. «Эрдоган переживает самый уязвимый период своей политической жизни – с низкими опросами и тяжелыми экономическими проблемами. Турция проводила политику открытых дверей. Но политическая атмосфера резко изменилась. Он считает, что политика в отношении беженцев привела к его очень серьезному снижению результатов опросов. Президент хочет выглядеть суровым по отношению к беженцам», — сказал Асли Айдынтасб, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. Данные опросов показывают, что рейтинг одобрения Эрдогана упал с пика в 68% в 2016 году до рекордно низкого уровня всего в 38% в ноябре. ПСР и ее партнер по коалиции, Партия националистического движения, набирают менее 40% голосов, а НРП, ее союзники по оппозиции и прокурдская Партия демократии народов теперь могут получить достаточное большинство для контроля над парламентом. Такая ситуация и настроения в обществе вынуждают турецкого президента маневрировать. В свое время  Эрдоган защищал принятие на турецкой территории миллионов беженцев из Сирии, но теперь  снижение электоральной поддержки привело к резкой смене его риторики. «Турция… не может справиться с еще одним бременем миграции, связанным с Сирией или Афганистаном», — заявил Эрдоган в августе. Он также предупредил лидеров ЕС, что Турция не будет «хранилищем мигрантов» для афганцев, спасающихся от талибов и пытающихся въехать в Европейский союз. Другим ключевым фактором этого сдвига, по словам Дениза Сенола Серта, эксперта по миграции и доцента Стамбульского университета Озегина, стал быстрый экономический спад в Турции. Инфляция в Турции в настоящее время находится на  уровне в 20%, что означает, что основные товары для населения Турции резко подорожали. А в ноябре курс турецкой лиры рухнул до рекордно низкого уровня 13,44 лир за доллар – по сравнению с 5,6  в 2019 году. Это привело к очень низкой занятости молодежи, ухудшению условий жизни и обвинениям в том, что беженцы отнимают работу у турок. Среди некоторых слоев населения существует мнение, что сирийцы и афганцы получают лучшее лечение, чем они, несмотря на то, что Турция приняла их, когда другие страны отказались. Эта тема  становится популярной среди избирателей, и местные партии  просто не смогут обойти проблему беженцев в рамках подготовки к новым выборам.

52.71MB | MySQL:103 | 0,452sec