Трехсторонний саммит Израиля, Греции и Кипра: перспективы для региона

На текущей неделе состоялся 8-й саммит на высшем уровне в рамках трехстороннего союза Иерусалима, Афин и Никосии. В нем приняли участие главы  правительств Израиля и Греции Н.Беннет и К.Мицотакис, а также президент Кипра Н.Анастасиадис. В повестке дня переговоров значились вопросы двустороннего сотрудничества, включая энергетику, высокие технологии и туризм, а также ситуация в регионе с акцентом на Турции и Сирии. В целях расширения взаимодействия к каждому из лидеров присоединилась делегация руководителей профильных ведомств.

Казалось бы, этот саммит в целом является логическим продолжением консультаций, которые регулярно проходят в таком формате. Однако в ходе последнего по времени раунда проявилось несколько особенностей, заслуживающих отдельного внимания. Первым значимым фактом стало то, что встреча трех лидеров началась спустя несколько часов после авианалета на сирийский порт Латакия, который по традиции, был приписан Израилю. В этой связи многие обозреватели предположили, что фраза Н.Беннета «мы день и ночь противодействуем деструктивным силам в регионе» была обращена именно к этому инциденту, что означает косвенное признание ответственности за него, так и стремление сделать более активной вовлеченность в ситуацию двух средиземноморских партнеров Иерусалима.

Последнее, видится особенно важным, поскольку в Израиле неоднократно, как минимум, на уровне экспертного сообщества высказывались предостережения, что сближение с Афинами и Никосией усугубляет противоречия с Турцией, которая в действительности, если бы не режим Р.Т.Эрдогана, могла бы оставаться союзником Израиля и еще одной региональной опорой политики США. Более того, учитывая оборонный потенциал Израиля, существенно превосходящий две другие страны этого треугольника, в случае действительно серьезной эскалации напряженности именно Иерусалиму потенциально придется стать главной ударной силой в противостоянии Анкаре, что ему совсем не выгодно. Следовательно, весьма вероятен тот факт, что включение сирийской проблематики в программу переговоров, вполне может быть намеком на то, что Афины и Никосия должны прилагать больше усилий для того, чтобы противостоять построению Ираном т.н. «шиитского коридора» в Средиземноморье. Не случайно, причиной удара по порту называется то, что туда был доставлен груз иранских вооружений для прокси.

Второй важный региональный акцент – Турция. Внимание к ней по понятным причинам привлек Н.Анастасиадис, обвинивший Анкару в «саботаже» и «ревизионистской политике» из-за кипрского конфликта и спора по вопросу разграничения исключительных экономических зон. Поддержал эту риторику К.Мицотакис, сославшийся на «неприемлемые провокации» со стороны режима Р.Т.Эрдогана. Любопытно, что Н.Беннет обращения к турецкой опасности избежал. Помимо приведенных выше аргументов, это может быть связано с состоявшимся в ноябре впервые за долгие годы общением лидеров Израиля и Турции на высшем уровне. Несмотря на то, что оно было посвящено неприятному инциденту – аресту израильской пары по обвинению в шпионаже, ситуацию удалось разрешить. В аналогичном телефонном общении по тому же поводу два президента И.Герцог и  Р.Т.Эрдоган вообще договорились провести турецко-израильские консультации.

Обвал курса турецкой лиры, как ни странно, но также благоприятно сказывается на динамике сотрудничества, поскольку увеличивает экспорт из республики в Израиль. Пока речь идет преимущественно о частном потреблении. Другими  словами, израильские пользователи стали чаще заказывать товары с турецких торговых площадок. Причем речь идет даже не о собственно турецкой продукции, а мировых брендах, чьи товары на местном рынке дешевле, чем в Израиле. Такая ситуация приводит к росту спроса на логистические услуги, что в период кризиса благоприятно для Анкары с точки зрения занятости. Также стоит вспомнить, что в разгар первой волны пандемии коронавируса и ограничений авиасообщения со странами и Азии и особенно КНР, многие израильские отрасли, чья деятельность была связана с импортом оттуда, задумались над переводом производства или закупок в Турцию.

Не теряет актуальности и вопрос об энергетическом сотрудничестве, где существует ряд сдерживающих факторов. В ответ на одобрение Совета министров Кипра лицензий на разведку месторождений для Exxon Mobil и Qatar Petroleum Турция заявила очередной протест в связи с нарушением, по ее мнению, границ исключительной экономической зоны республики. Эти противоречия неизбежно мешают реализации газовых проектов в Средиземноморье, в том числе подводного газопровода EastMed, страдает от которых Греция. Помимо общения с соседями в середине недели К.Мицотакис посетил Москву, где выразил сохраняющуюся потребность в закупках газа. При этом российская сторона, в свою очередь, интересуется греческим транспортным сектором и портами, что может быть негативно воспринято США, под патронажем которых работает Газовый форум Восточного Средиземноморья.

В целом, текущий раунд общения глав Израиля, Греции и Кипра можно считать началом нового этапа, связанного со сменой лидеров в Израиле и США, поскольку встреча именно на высшем уровне с момента указанных транзитов власти стала первой. Нельзя не учитывать, что есть сферы, в рамках которых трехстороннее взаимодействие развивается поступательно. Сюда относятся помощь в стихийных бедствиях, научно-техническое сотрудничество, соглашение о продвижении которого было подписано в ходе встречи трех лидеров, а также представительство израильских интересов в отношениях с Европой, в котором Афины и Никосия готовы продолжать помогать Израилю. Вопросы региональной повестки дня выглядят заметно сложнее, однако, они относятся в большей степени не к трехстороннему сотрудничеству, а упомянутому Газовому форуму, претендующему и на политическое влияние. А потому, разрешение возникающих проблем будет в значительной степени зависеть от позиции таких игроков, участвующих в нем, как Италия и Франция, а также США.

В том, что касается турецко-израильского диалога, в котором, как кажется, наметились позитивные сдвиги, весьма вероятно, Иерусалим не будет на текущем этапе полностью менять стратегию. Продиктовано это пониманием, что, пока Р.Т.Эрдоган находится у власти, радикальной трансформации политики Анкары также не предвидится, а возможны лишь отдельные дружественные шаги в рамках ситуационной дипломатии. Впрочем, руководствуясь собственными интересами, вполне вероятно, что Израиль окажется более сдержан в антитурецкой риторике, чем Кипр и Греция.

52.38MB | MySQL:103 | 0,509sec