Гуманитарная деятельность Великобритании в Дарфуре

В современной внешней политике Великобритании на Ближнем Востоке и Северной Африке Судан занимает особое место. В целом, геополитические интересы Лондона в этой арабской стране объясняются историческими связями двух государств. Однако озабоченность мировым сообществом политической и гуманитарной ситуацией в Судане, на протяжении нескольких десятилетий раздираемом внутренней этно – политической борьбой, также играет важную роль в формировании внешнего курса Лондона по отношению к Хартуму. На сегодняшний день львиную долю британского присутствия на суданской общественно-политической арене составляет гуманитарная помощь, поступающая как по межгосударственным каналам, так и через общественные неправительственные организации.

Многолетняя гражданская война севера и юга страны, многочисленные этнические противоречия создали в Судане сложнейшую общественно – политическую ситуацию, на фоне которой остро выделяется кризис в Дарфуре, характеризуемый Великобританией, наряду с другими членами мирового сообщества, «величайшей гуманитарной катастрофой в мире»[i]. Сегодня более 30% жителей Дарфура испытывают нужду в еде, более 20% нуждаются в крове, порядка 50% не имеют доступа к чистой воде. В результате военных действий более 4 млн. людей стали вынужденными переселенцами и беженцами[ii]. Под угрозой оказались традиционные уклады хозяйственной жизни местного населения.

Первые предупреждения крупных международных организаций, таких как правозащитная организация Amnesty International, независимая негосударственная организация по предотвращению конфликтов the International Crisis Group, некоммерческая организация по оказанию помощи странам Африки Justice Africa, организация «Медики без границ» ( Medecins Sans Frontiéres), о масштабах и последствиях разразившегося конфликта в Дарфуре раздались еще в начале 2003 года[iii]. С середины 2003 года свои опасения о происходящей в Дарфуре катастрофе начали высказывать высокопоставленные должностные лица ООН. Так, бывший координатор гуманитарной программы ООН в Судане Мукеш Капила (Mukesh Kapila) (гражданин Великобритании, к слову) обратился с призывом к главам правительств стран – членов Совета Безопасности ООН об инициировании в СБ ООН обсуждения ситуации в Дарфуре, однако он остался неуслышанным: «Я помню, как обращался к Министерству иностранных дел Англии: «Пожалуйста, поднимите этот вопрос в СБ ООН. Я как координатор ООН обращаю ваше внимание на то, что [в Дарфуре] имели место преступления против человечества. Необходимо передать вопрос об этом в СБ ООН. И мне ответили: «Не сейчас»».

Лишь в сентябре 2003 года под эгидой ООН был организован специальный гуманитарный проект Greater Darfur Special Initiative, призванный привлечь внимание мирового сообщества к дарфурскому кризису. Средства, поступающие на реализацию этого проекта, распределялись между различными агентствами ООН, действующими на территории Дарфура, Красным крестом (Red Cross) в Чаде и Дарфуре и многочисленными общественными организациями. Правительство Великобритании и благотворительная координационная организация Disasters Emergency Committee, объединяющая целый ряд британских гуманитарных агентств, наравне с США и Европейской Комиссией, взяли на себя значительную долю ответственности в предоставлении средств для реализации проекта.

Вместе с тем, представляется, что гуманитарный ответ мирового сообщества, в целом, и Великобритании, в частности, на развивающийся кризис в Дарфуре был запоздалым, медленным по своему развитию и несоизмеримым с масштабом происходящих событий. Этому во многом способствовал соответствующий политический контекст – в вопросах стабилизации внутренней ситуации в Судане ведущие спонсоры мирного процесса в рамках Межправительственного органа по развитию (Intergovernmental Authority on Development), к которым относилась и Великобритания, отдавали приоритет продвижению мирного соглашения между севером и югом Судана. Предполагалось, что это соглашение, получившее название Всеобъемлющего, послужит стимулом и для разрешения собственно дарфурского кризиса, поскольку оно включало в себя положения об урегулировании ситуации в Дарфуре. Однако, как показали дальнейшие события,  заключенный в 2005 году этот договор оказался по сути «мертворожденным».

Следует сказать, что впоследствии Лондон признал ошибочность своего подхода. Хилари Бенн (Hillary Benn), госсекретарь по международному развитию сказал: «Очевидно, что возвращаясь назад и зная то, что мы знаем сейчас, я определенные вещи сделал бы по-другому. Будем честны…Оглядываясь назад, могли бы мы раньше обратить наше внимание на Дарфур? Да, мы могли бы»[iv].

Парадоксально, но в те годы, когда ситуация в Дарфуре была наиболее критической (самое начало развития кризиса), международная помощь мирным жителям была минимальной. Размер оказываемой Лондоном финансовой помощи Судану вырос с 22 млн. фунтов стерлингов в 2004 году до 91 млн. фунтов стерлингов в 2008 году, поставив Судан, таким образом на первое место в списке стран по оказанию двусторонней гуманитарной помощи (таб.1). Сегодня Великобритания – второй после США донор гуманитарной помощи Судану.

Гуманитарная активность Великобритании в Дарфуре, начавшаяся с медленного старта, тем не менее, на протяжении последующих лет (особенно в свете провала Всеобъемлющего мирного договора) заняла свое место в системе интересов Министерства международного развития (Department for International development). C апреля 2004 года суммарный объем британской финансовой помощи Судану составил 334 млн. фунтов стерлингов, из которых 174 млн. были направлены в Дарфур[v]. Большая часть средств распределяется Министерством в Общий гуманитарный фонд (Common Humanitarian Fund), созданный под эгидой ООН, что в 2008 году составило около 75 млн. долларов США — половину от всего размера Фонда[vi]

Помимо финансирования прямых межгосударственных проектов Министерство международного развития на постоянной основе поддерживает многочисленные британские неправительственные организации, действующие на территории Судана, крупнейшими из которых являются – Британское общество Красного креста (British Red Cross), Католическое агентство по международному развитию (Catholic Agency For Overseas Development CAFOD)), общество Христианская помощь (Christian Aid CARE international UK, благотворительная организация помощи пожилым людям Help the Aged, Окфордский комитет по борьбе с голодом (Oxford Committee for Famine Relief (Oxfam)), организация помощи детям Save the Children UK, благотворительный фонд Tearfund, христианская благотворительная организация World Vision, благотворительная организация по оказанию помощи исламским странам Islamic Relief и др.

Деятельность гуманитарных неправительственных организаций направлена, прежде всего, на оказание помощи мирным жителям – снабжением их продовольствием и продуктами первой необходимости, финансирование лагерей насильственно перемещенных лиц; кроме того, при поддержке Министерства проводятся различные программы по развитию образования и здравоохранения.

В приведенных ниже таблицах указаны данные о направлениях финансовых средств Министерства международного развития в Судан и их динамике[vii].

 

 

Таб.2  Главные реципиенты двусторонней гуманитарной помощи Англии (млн.фунтов стерлингов)
2003/2004 гг. 2004/2005 гг. 2005/2006 гг. 2006/2007 гг. 2007/2008 гг.
Ирак 110 Судан 78 Судан 98 Судан 84 Судан 91
Зимбабве 24 Бангладеш 25 Конго 52 Конго 52 Конго 46
Судан 22 Конго 22 Пакистан 39 Индонезия 19 Ирак 20
Эфиопия 19 Ирак 21 Зимбабве 26 Уганда 18 Зимбабве 18
Конго 16 Зимбабве 14 Индонезия / Уганда 21 Зимбабве 16 Индонезия 15

 

Сегодня, к сожалению, можно констатировать, что гуманитарную помощь, направляемую в Судан Великобританией на равне с другими двусторонними донорами, едва ли можно назвать достаточной. Несмотря на то, что сегодня в целом на территории Судана в различных гуманитарных миссиях задействованы 12 агентств ООН, 80 неправительственных организаций, около 14000 гуманитарных работников, «гуманитарное пространство» в регионе Дарфур значительно ограничено целым рядом факторов — политической ситуацией, вопросами безопасности и др. Прежде всего, многие гуманитарные проекты (как государственные, так и негосударственные) сталкиваются с огромной проблемой в виде разнообразных бюрократических проволочек и препонов, искусственно созданных официальным Хартумом (сложности с получением визы, выдачей разрешения на гуманитарную деятельность, ограничения на передвижение и т.д.). Отрицая масштабы кризиса в Дарфуре и причастность к имевшим место массовым убийствам мирных жителей, предлагая собственную версию произошедшего, правительство Судана значительно ограничивало доступ в Дарфур для гуманитарных агентств, организаций по правам человека и журналистов, что, в свою очередь, осложняло возможность адекватно оценить необходимые размеры гуманитарной помощи. В середине 2004 года благодаря дипломатическому давлению, оказываемому на официальный Хартум через ООН (в СБ ООН начались обсуждения введения санкций против Судана) и посредством двусторонних межгосударственных контактов, в которых Великобритания играла ключевую роль, многие бюрократические ограничения были сняты.  По словам директора британской гуманитарной организации Save the Children UK Тоби Портера (Toby Porter), в первые за всю его карьеру гуманитарного сотрудника, специфические оперативные вопросы работы гуманитарных агентств решались, по большому счету, на уровне британских министерств[viii]. Однако и сегодня запугивание сотрудников гуманитарных организаций и препятствование их работе является ежедневной практикой в Дарфуре. Главным образом, это относится к тем неправительственным организациям, деятельность которых направлена на защиту мирных жителей (защиту прав граждан, улучшение условий их безопасности, уменьшение рисков распространения насилия), поскольку подобная деятельность гуманитарных миссий рассматривается правительством Судана как политическая активность, выходящая за рамки полномочий гуманитарных агентств[ix].

Далее, препятствием, в максимальной степени осложняющим работу гуманитарных миссий, являются вопросы безопасности. Непрекращающиеся боевые действия, провоцирующие периодическое обострение ситуации в стране, ежедневно в разы осложняют работу гуманитарных сотрудников, вплоть до ее приостановки. Вследствие наличия угроз для безопасности, до начала 2004 года гуманитарные организации имели доступ лишь к менее 10% насильственно перемещенных лиц в Дарфуре. Периодически в зоне конфликта происходят нападения на сотрудников гуманитарных организаций. Так, после убийства боевиками Суданской освободительной армии двух работников миссии Save the Children UK, это одно из крупнейших британских гуманитарных агентств было вынуждено объявить о прекращении своей деятельности на территории Дарфура. Сегодня Save the Children UK проводят ряд проектов в центральном Судане и Чаде.

Ситуация осложняется отсутствием адекватных транспортных коммуникаций, в подобных условиях единственным видом транспорта для доставки гуманитарных грузов и персонала является только вертолеты. Совершенно естественно, что в подобных условиях вопросы нормального финансирования не перестают терять своей актуальности.

Наконец, еще одним препятствием на пути эффективности гуманитарных миссий в Судане можно назвать недостаточно широкое освещение проблемы в СМИ. Косвенно, этим объясняется запоздалая реакция мирового сообщества на стремительно развивавшийся кризис в Дарфуре.

Великобритания – второй после США двусторонний донор финансовой, материально – технической и гуманитарной помощи Судану. Кроме того, Лондон – активный участник различных международных гуманитарных проектов в Судане, в целом, и в Дарфуре, в частности, которые проводятся под эгидой ООН и различных неправительственных организаций.

Однако продолжительность дарфурского кризиса, шокирующие данные о его жертвах и социально – экономических последствиях для развития региона, трудности в материально – техническом обеспечении, финансировании и, самое главное, безопасности, с которыми регулярно сталкиваются гуманитарные миссии, ставят под сомнение эффективность их работы. Игнорирование первых предупреждений о масштабе происходящих событий в Дарфуре в свете крайне неблагоприятного для этого политического контекста самым отрицательным образом сказалось на «качестве» ответа Великобритании как члена мирового сообщества на развитие гуманитарной катастрофы в Дарфуре. Так, сегодня деятельность многочисленных гуманитарных государственных и общественных неправительственных организаций в Дарфуре, как, впрочем, и в других регионах Судана, по-прежнему находится на стадии оказания помощи мирному населению в выживании. Как представляется, последующий этап – помощи в развитии и реконструкции – наступит еще не скоро.

 



[i]              Выступление министра международного развития Англии Хилари Бенн (Hilary Benn) в Палате общин 9.06.2004, http://www.parliament.uk

[ii]             United Nations Office for the Coordination of Humanitarian Affairs, http://ochaonline.un.org

[iii]             Amnesty International, “Urgent call for Commission of Inquiry in Darfur as situation deteriorates”, web.amnesty.org, 21.02.2003; International Crisis Group, “Sudan’s other wars”, www.icg.org, 25.06.3003; Justice Africa, “Prospects for Piece in Sudan briefing”, www.justiceafrica.org, 14.03.2003

[iv]             UK Department for International Development, www.dfid.gov.uk

[v]             UK Department for International Development, www.dfid.gov.uk

[vi]             UK Department for International Development, www.dfid.gov.uk

[vii]            UK Department for International Development, www.dfid.gov.uk

[viii]           House of Commons, International Development Committee, “Darfur, Sudan: the Responsibility to Protect”, 30.03.2005, www.parliament.co.uk

[ix]             Reuters Foundation, “Aid agencies’ rape report “political”, Sudan says”, 07.03.2005, www.reliefweb.int

48.44MB | MySQL:110 | 1,661sec