Столкновения в Себхе как проявление противостояния России и США в Ливии

Произошедшие 14 декабря столкновения в южном ливийском городе Себха наглядно свидетельствуют о неготовности этой страны к осуществлению западного плана ее стабилизации путем проведения выборов. Заметим, что накануне парламентские, политические и военные представители страны, лояльные Правительству национального единства (ПНЕ), гарантировали, что «они пойдут на голосование».

Так, накануне в первый раз после выборов 2014 года в Триполи собрался национальный парламент, а в Сирте прошло совещание, также впервые, двух начальников генеральных штабов страны, Киренаики и Триполитании, генералов Абдерразака Надхури и Мухаммеда Хаддада. И, наконец, представители Совместного военного комитета «5+5» вернулись из турне по Турции и России, оптимистично заявив, что дело об выводе из Ливии наемников и иностранных войск «успешно продвинулось».

С другой стороны, эту мысль не разделяют многие представители не только Восточной Ливии, но и южной, и даже западной ее частей. И речь идет не только о представителях командующего ЛНА Халифы Хафтара, но и ориентирующихся на Турцию сторонников исламистов, включая «Братьев-мусульман».

Наглядным показателем неготовности Ливии к выборам стали ожесточенные столкновения, произошедшие в Себхе после осуществленного там нападения на полицейских, подчиняющихся ПНЕ.

По данным источников ПНЕ, их группа подверглась нападению со стороны ополчения, связанного с Халифой Хафтаром, во время выполнения задания по передаче новых 11 полицейских джипов, направленных Министерством внутренних дел на оснащение местного Управления безопасности.

По его информации: «Когда отряд возвращался на новых автомобилях обратно в Себху, вооруженная группа, лояльная Хафтару, под командованием Мабрука Сахбана напала на него в районе «Кира» в муниципалитете Шати, после чего доставила захваченные джипы и полицейских на базу Брак (так называемая «штаб-квартира южных операций»).

Далее арестованных, разоруженных и ограбленных полицейских, принудительно загрузив «как картошку» в грузовик, отправили обратно в Себху. При этом их специально провезли на глазах местного населения, чтобы дополнительно опозорить их и продемонстрировать, кто реально является здесь хозяином положения.

Соответственно, Управление безопасности Себхи возложило ответственность за произошедшую «дестабилизацию» на Хафтара.

После всего случившегося, рано утром 14 декабря в центральной части Себхи вблизи района Курда начались столкновения между военным формированием, принадлежащим ПНЕ, и сторонниками Хафтара – 116-й бригадой Президентского совета и бригадой Тарика бен Зияда. Они продолжались в течение нескольких часов с применением по данным турецких источников, «тяжелого и среднего вооружения», что вынудило жителей близлежащих районов покинуть свои дома.

Пока точной информации о понесенных сторонами потерях и ущербе неизвестно. Впрочем, это детали. Главное, что произошедшее служит индикатором ситуации в Ливии накануне запланированных на 24 декабря выборов в этой стране.

Причем произошедшее в Себхе не является чем-то уникальным, выбивающимся из общего положения в Ливии. На протяжении последних месяцев соответствующие индикаторы наблюдались и в других районах страны, в том числе на востоке и особенно на ее западе.

Объясняется это наличием там многочисленных автономных вооруженных групп, причем ориентирующихся не только на Хафтара, лидеры которых резонно опасаются того, что после проведения выборов и усиления единой власти их вольнице наступит конец.

Заметим, что со стороны ПНЕ полевые командиры получали предложения, направленные на их вовлечение в мирный процесс, преимущественно стать офицерами различных силовых структур. Однако в большинстве случаев они не были для них настолько привлекательными, чтобы отказаться от более почетного статуса местных «царьков», контролирующих на местах различные ресурсные потоки.

Соответственно, менять такое положение на подчиненную роль новоявленных офицеров им абсолютно невыгодно. Тем более, что нет четких гарантий того, что через некоторое время новые власти не припомнят им их «сомнительные» решения, в том числе касающиеся осуществления массовых репрессий.

Между тем, некоторые источники усматривают в произошедшем очередное проявление противостояния за влияние в Ливии между США и их союзниками, с одной стороны, и Россией с другой. В этой связи они напоминают, что в октябре текущего года «неожиданно Совет Безопасности ООН не смог продлить работу Миссии ООН в Ливии на год из-за британско-российского спора по проекту резолюции, подготовленной Лондоном и отклоненной Москвой, решив продлить его только до конца этого месяца.

Триполитанские источники утверждают, что спор произошел по вопросу о введении международных санкций в отношении лиц, виновных в военных преступлениях, и предусматривающих вывод из Ливии иностранных войск и наемников с указанием на то, что данная резолюция ударила бы по России, помогающей Хафтару силами ЧВК «Вагнер». Но чтобы это не бросалось в глаза, она якобы запротестовала только по первому вопросу, но тем самым всё равно торпедировав британскую инициативу.

По данным же ливийских источников, в данном случае Запад реально интересует сдерживание России в Африке, поскольку ливийская «база» ЧВК «Вагнер» якобы используется для дальнейшей переброски ее сил в Мали, ЦАР и Мозамбик.

Также они объяснили: «Ужесточение позиции России в Совете Безопасности перед лицом британского проекта резолюции объясняется  реакцией на позицию США, выступающих против любой политической роли Сейфа аль-Ислама Каддафи, выраженную американским Госдепом, заявившим, что его кандидатура представляет проблему для мира. Россия же делает ставку на него как на важную карту для восстановления своего прежнего влияния в Ливии, особенно с учетом снижения роли Хафтара, которому она не может доверять из-за его отношений с американской разведкой».

Однако не все так просто. Заметим, что у самого «агента ЦРУ Хафтара», как любят ему напоминать триполитанские источники, отношения с Вашингтоном очень непростые. В последние недели его позиции там стали очень «легкими», что наглядно отражает инициированный против него правосудием США (суд штата Вирджиния) уголовного преследования сразу по нескольким статьям.

И запущено оно было после того, как по данным все тех же ливийских источников ему предлагалась «почетная капитуляция» в виде отъезда в ОАЭ или любую другую страну с солидной суммой денег и ближайшими родственниками.

Однако, судя по всему, Хафтар ее не принял и продолжил бороться за лидерство в Ливии. И тем самым проигнорировал «последнее американское предупреждение» относительно того, что любой, кто попытается сорвать намеченные на 24 декабря выборы, понесет за это суровую ответственность.

События в Себхе, вероятно, являются ответом на этот ультиматум. Причем такая реакция явно была невозможна без поддержки стоящих за его спиной иностранных держав. Причем, судя по всему, это явно не Египет, который в последние месяцы (опять-таки не без помощи США), смягчил позицию к ПНЕ, что наглядно заметно из осуществляемых ими торговых сделок.

В свою очередь, вряд ли такого вызова следует ожидать и со стороны сильно зависимого от оборонного сотрудничества с Вашингтоном «аравийского блока», представители которого, по данным триполитанских источников, в последнее время сильно разошлись в вопросе поддержки Хафтара и по «турецко-катарскому» вопросу.

Остается Россия. Хотя, конечно, нельзя исключать, что произошедшее в Себхе Хафтар попытается объяснить происками его противников – например, протурецких сил или сознательной провокацией Триполи, нацеленной на срыв выборов и обвинение его в этом со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В любом случае, всё это порождает дополнительные вопросы – как будут теперь действовать относительно него США и прежние союзники, рискующие навлечь на себя гнев Вашингтона?

И нельзя исключать, что теперь, в случае реального обозначившегося срыва ливийских выборов в этом могут обвинить Россию, а возможно, и Китай. Во всяком случае, некоторые американские источники оценивали такую возможность с учетом общего обострения отношений Вашингтона и Пекина.

Впрочем, все это может расчистить для Москвы ливийский «горизонт» по крайней мере от части временных союзников Хафтара. Однако в случае прекращения Египтом поддержки командующего ЛНА (это представляется маловероятным) она лишится египетского «плацдарма» для оказания ему помощи.

С другой стороны, как ни странно, это же может создать противоестественные на первый взгляд перспективы более тесного диалога по Ливии Турции и России. Несмотря на то, что именно силовая поддержка Анкары позволила отбросить Хафтара от Триполи, полный его разгром не отвечает ее интересам. В этом случае судьба поддерживаемых Анкарой «Братьев – мусульман» из Партии справедливости и строительства (PJD) или группы радикалов, сплотившихся вокруг бывшего муфтия страны Аль-Садика аль-Гарьяни, будет предрешена. Также с устранением опасности со стороны Хафтара отпадет необходимость ПНЕ опираться на турецкие штыки.

И потому, как представляется, таких игроков как Анкара и Москва вполне устроит имеющийся «статус кво» и очередной провал западных попыток умиротворить Ливию по «своему» образцу будет выгоден им обеим.

В любом случае, произошедшее в Себхе дополнительно снижает и без того невысокую вероятность удачного проведения выборов и признания их результатов всеми сторонами, а следовательно, и западного плана «умиротворения» Ливии.

Не случайно, что министр иностранных дел Республики Конго Жан-Клод Гакоссо, чья страна председательствует в Высшем комитете Африканского Союза по Ливии, открыто заявляет, что голосование 24 декабря будет провести трудно, поскольку ливийцы не готовы к их проведению. «Невозможно организовать президентские выборы без избирательной кампании», — подчеркнул он.

52.39MB | MySQL:103 | 0,591sec