О развитии роботизированных систем для ВС Турции

Следуя в русле современных тенденций развития военного дела, руководство  Вооруженных сил Турецкой Республики предпринимает активные усилия по цифровой трансформации войск.

По мнению зарубежных военных специалистов, термин «цифровизация» представляет собой более широкое понятие, чем простое использование цифровых технологий в управление обычными боевыми элементами. Сегодня «технологии цифровых войск» включают разработку и внедрение комплектов современного снаряжения одиночного военнослужащего (общепринятое обозначение «цифровой солдат», или «солдат будущего»), роботизированных систем военного назначения, а также широкой номенклатуры автоматизированных систем управления (классов от С2 до С6). Одновременно, благодаря привлечению искусственного интеллекта (ИИ), должна обеспечиваться их взаимная адаптация и интеграция. В качестве логического итога «цифровизации» рассматривается создание будущей боевой среды (Future Warfare Environment) – абсолютно функциональной системы систем, гарантирующей оптимальное применение принципа «сенсор – стрелок».

В настоящее время показатель доступности роботизированных систем является одной из ключевых характеристик современных вооруженных сил. В промышленно развитых странах вокруг их проектирования и разработки, равно как изучения способов и тактики применения, сформировались устойчивые объединение исследовательских и промышленных организаций, деятельность которых, как правило, курируется оборонными институтами соответствующих государств.

Как высокоразвитая в промышленном и военном отношении держава, Турция стремится сохранят свои позиции в области производства современных вооружений. Очевидно, что и развитие роботизированные систем военного назначения не осталось без внимания заинтересованных ведомств. При поддержке Управления оборонной промышленности Турции (SSB) и Фонда турецкой армии (Turkish Army Fund) профильные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) проводят не только национальные гиганты оборонной индустрии, но и активно создаваемые на базе университетских технополисов стартапы, а также малые и средние предприятия.

Деятельность турецких компаний в области военной робототехники условно можно разделить на два основных направления: проектирование отдельных робототехнических комплексов (РТК) и разработка соответствующего программного обеспечения (ПО) и систем связи. При этом, проектируемые РТК предназначены для действий во всех физических сферах современного вооруженного противостояния (воздух, суша, море). Разработки же ПО призваны не только поддерживать функционал одиночных изделий, управляемых человеком, но и возможность автономного и группового применения РТК. Последнее имеет целью реализацию комплексной атаки противника с использованием тактики роя и подразумевает широкое участие ИИ.

 

Роевые технологии

Очевидным критерием успехов в той или иной области можно считать проводимые выставки. Недавняя демонстрация успехов оборонно-промышленного комплекса Турции состоялась в Стамбуле, в период с 17 по 21 августа 2021 года, в рамках выставки IDEF 21. В области развития технологий управления группами беспилотных аппаратов наблюдатели отметили результаты, достигнутые турецкими компаниями Havelsan, MilSOFT и STM.

Так, в структуре Havelsan сформировано специальное подразделение «Новые беспилотные технологии». По словам его руководителя Мехмета Акифа Накара (Mehmet Akif Nacar) подразделение в первую очередь сосредоточено на технологии роя для следующего поколения беспилотных аппаратов. Заявляется, что разрабатываемые алгоритмы позволяют одному беспилотному изделию «знать» местоположение, задачу и расстояние до другого беспилотного аппарата. В результате, беспилотные платформы не только будут согласованы между собой, но и смогут совместно выполнять различные задачи. Подобное  взаимодействие различных платформ – в воздухе, на суше, над или под водой – известно как «стадный интеллект».

В рамках НИОКР по тематике роя компания HAVELSAN впервые представила на IDEF 21 свою концепцию «Цифровые войска». Её демонстраторами стали автономный ударный наземный РТК BARKAN и автономные беспилотные летательные аппараты (БПЛА) вертикального взлета и посадки BAHA и М6. По утверждению специалистов HAVELSAN, благодаря разработанным алгоритмам, представленные беспилотные платформы, действуя в разных средах, способны выполнять совместные операции.

Впервые инженеры MilSOFT представили свою систему роя ​​в ноябре 2020 года. Она состояла из 5 дронов, но в среде моделирования также функционировала с 25 беспилотниками. По замыслу специалистов MilSOFT, созданная ими группа беспилотных аппаратов не только «обучена» вести разведку и осуществлять наблюдение за районами и объектами, но и обеспечивать целеуказание или непосредственное поражение назначенных целей.

В MilSOFT разработали собственную систему связи внутри роя, благодаря которой, дроны могут «общаться» между собой на расстоянии до 500 м. Сообщается, что есть и другое решение, которое позволяет обмениваться данными на дистанции до 10 км. Информация, обрабатываемая роем, может передаваться между отдельными изделиями с применением функции ретрансляции. Кроме того, в зависимости от типа вооружения беспилотных платформ в обрабатываемые данные включают параметры, требуемые для атаки. Проводится тестирование способов передачи команд с вертолетов на рой БПЛА, то есть отработка тактики действий объединенных команд пилотируемых и беспилотных систем. По заявлениям представителей MilSOFT, в будущем система роя сможет выполнять подзадачи полностью самостоятельно, хотя достижения полной автономии роя инженеры компании не планируют.

В лабораториях STM проводятся работы с многороторными дронами и БПЛА самолетного типа. В рамках проекта Swarm Intelligence создаются беспилотники с так называемым «роевым интеллектом». В представлении разработчиков – это системы, способные действовать автономно, обучаться, принимать решения и в составе роя выполнять миссию в рамках асимметричной войны или борьбы с терроризмом. Подобные системы должны иметь расширенные функции, а именно: с помощью методов компьютерного зрения, основанных на глубоком обучении, выполнять обнаружение, идентификацию и отслеживание объектов в реальном масштабе времени.

В рамках проекта «Керкес» (KERKES) инженеры компании пытаются добиться  применения  БПЛА без использования GPS. Проект нацелен на решение вопросов распознавания объектов и навигации путем глубокого обучения. В результате планируется получить возможности оценки местополжения дронов и выполнения ими своих миссий без поддержки GPS систем.

 

Проектирование БПЛА

В области роботизированных систем военного назначения БПЛА могут рассматриваться в качестве своеобразных первопроходцев. Достижения ОПК Турции в этой сфере хорошо известны, благодаря конфликтам в Сирии, Ливии и Закавказье. Следует отметить, что при их освещении, как правило, упоминаются турецкие разведывательно-ударные дроны самолетного типа. Вместе с тем, значительную долю отрасли БПЛА в ОПК Турции занимает разработка и производство беспилотных аппаратов роторного (вертолетного) типа. Универсальные возможности такой несущей платформы не только обеспечивают вертикальный взлет и посадку, а также зависания в воздухе, но и предоставляет дополнительные возможности её оперативного применения.

Так, присутствовавшая на выставке IDEF 2021 компания DASAL, совместное предприятие Aselsan и Altinay, представила мультироторные дроны четырех размеров (мини, малые, средние и большие) с широкий спектром вариантов полезной нагрузки. При этом, ручной мини-дрон от DASAL весит лишь несколько сотен граммов, в то время как многоцелевая платформа «Альбатрос» (ALBATROS) имеет максимальную взлетную массу 700 кг. Она позволяет нести полезную нагрузку до 150 кг, что, как представляется разработчикам, позволит изделию играть значительную роль в оперативной деятельности войск.

По данным производителя, «Альбатрос» может находиться в воздухе до 45 минут и развивать максимальную горизонтальную скоростью до 100 км/ч. Хотя «Альбатрос»  специально разработан для выполнения грузовых операций (включая транспортировку раненого), модульная конструкция его несущей платформы, позволяет использовать его для атаки противника. В частности, возможна установка 5,56-мм пулемета с боекомплектом или использование различных вариантов бомбовой нагрузки.

Отдельно следует отметить наработки турецких специалистов в области барражирующих боеприпасов, или ударных «дронов-камикадзе». По мнению турецких военных, в начале сражения, несомненно, управление беспилотными аппаратами будет возложено на человека. Однако, по мере того, как боевой процесс станет более интенсивным, дроны начнут действовать без вмешательства человека. Способность принимать решения за доли секунд позволит опередить противника и, в результате, выиграть войну. При таком подходе использование «дронов-камикадзе» приобретает особое значение.

В данном контексте турецкие источники обращают внимание на продукцию компании STM. Первым в числе её разработок значится БПЛА «Каргу» (KARGU). Производитель позиционирует эту модель, как «портативный штурмовик вертолетного типа», разработанный для ведения тактической разведки и нанесения высокоточных ударов.  Утверждается, что с помощью уникальной системы управления полетом от STM дрон способен выполнять полностью автономную навигацию и слежение за целью. Платформа позволяет обнаруживать и поражать с высокой точностью, днем и ночью малозаметные, статические или подвижные цели противника за пределами прямой видимости. Миссия высокоточного удара выполняется оператором. Предусмотрено несколько видов боевых частей (БЧ), а также прерывание миссии и безопасное возвращение дрона домой. В зависимости от применяемых систем связи, управление «Каргу» осуществляется на дальности 6,5-10 км. Время непрерывного полета: 30 минут. Масса БЧ: 1,3 кг. Система «Каргу» включает ударные беспилотные платформы роторного типа и мобильную наземную станцию управления.

Летом 2020 года в STM заявили об успешных испытаниях этой модели БПЛА в условиях тропической, пустынной и тундровой климатических зон, а также интересе к системе со стороны трех неназванных государств. На тот момент компания STM уже получила заказ на 500 БПЛА, производство и поставку которых планировалось выполнять партиями.

«Каргу» протестирован в составе роя в количестве до 20 дронов. Подобные испытания продолжаются и, как сообщается, набрали хороший темп. Одним из направлений исследований является участие беспилотника в проекте «Керкес». Считается, что после его завершения и в последующие 1-1,5 года «дрон-камикадзе» «Каргу» поступит на вооружение турецкой армии.

Другим продуктом компания STM являются одноразовые автономные «дроны-камикадзе» с фиксированным крылом «Альпагу» (ALPAGU). Их оперативное предназначение сходно с БПЛА «Каргу». К отличительным особенностям конструкции относится пневматический старт из пускового контейнера, который переносится одним военнослужащим. Несколько таких контейнером могут устанавливаться на наземном транспортном средстве. Дрон функционирует автономно или с дистанционным управлением. Поиск и наведение на цель осуществляется в реальном времени с помощью встроенных алгоритмов глубокого обучения и обработки изображений.

Сообщается, что «Альпагу» запрограммированы преследовать свою цель одиночно или в группах. Продолжительность полета на скорости до 120 км/ч и высоте до 100 м достигает 15-20 минут. Эффективная дальность может достигать 10 км. Общий вес беспилотника составляет около 4 кг, масса БЧ –  0,3 кг.

Еще одна разработка, представленная STM на IDEF 21 – это автономный разведывательный квадрокоптер «Тоган» (TOGAN). Используя собственные алгоритмы обработки изображений и глубокого обучения в реальном времени, дрон способен отслеживать фиксированные и движущиеся цели, а также автоматически переключаться между задачами. Конструкция включает 3-х осевой стабилизированный подвес для полезной нагрузки (30-кратного оптико-электронного блока или ИК модуля для ночных миссий). При размерах, сопоставимых с «Каргу», «Тоган» может оставаться в воздухе в течение 50 минут и барражировать на высоте до 3300 м. Как и у предыдущих моделей управление БПЛА осуществляется одним оператором через мобильную наземную станцию.

 

Наземные робототехнические комплексы

По оценкам турецких источников, в последнее десятилетие разработка наземных РТК существенно выиграла от новых технологий. Хотя в настоящее время они являются преимущественно дистанционно управляемыми аппаратами, ожидается, что в ближайшем будущем наземные РТК приступят к самостоятельному выполнению миссий.

Несколько лет назад Управление оборонной промышленности Турции (SSB)   утвердило план развития наземных РТК. Согласно документу, предусматривается, что эта группа технических средств получит следующие возможности: автономность, мобильность, боеспособность и необходимую логистическую поддержку. По весу наземные РТК разделены на три категории: легкие, средние и тяжелые.

К легкой категории отнесены тактические роботы весом от 1 до 6 кг. Как правило, подобные системы используются в городских условиях для выполнения широкого круга задач: от ведения разведки до разминирования боеприпасов и СВУ.

Так, РТК M4 Mini от компании Alpera представляет собой гусеничную платформу в компактном и прочном корпусе. Аппарат имеет массу 2,2 кг и размеры 12х28х36 см, что обеспечивает его переноску в стандартном рюкзаке. M4 достаточно прочен, чтобы продолжать свою работу даже после падения на бетонный пол с высоты 6 м.

Конструкция данного РТК игнорирует такие определения, как передняя или задняя часть, ​​верх или низ. Аппарат работоспособен в любом направлении. Благодаря своим крюкам, он может карабкаться, тянуть, толкать или перемещать предметы. Продолжительность работы в сложных условиях достигает 3 часов. М4 Mini оснащен 4 ИК-камерами и, таким образом, обеспечивает ситуационную осведомленность на 360°.

Широкий спектр применения предлагает одноразовый наземный РТК VAŞAK от компании Altınay Defense. Аппарат имеет большую дальность связи и высокую ударопрочность, что позволяет использовать его внутри зданий и иных закрытых пространствах (например, в пещерах). Для обследования какого-либо пространства его достаточно просто туда забросить. Модульный принцип комплектования полезной нагрузки делает VAŞAK актуальным при выполнении задач картографирования, теплового наблюдения, обнаружения поражающих факторов ОМП.

Портативная роботизированная платформа DEGU от Next Horizons предназначена для выполнения миссий разведки и наблюдения, в помещениях и на открытой местности. Сам аппарат весит 1,5 кг. Модульная конструкция позволяет оснащать РТК полезной нагрузкой массой до 2,5 кг. Емкость аккумуляторов обеспечивает непрерывную работу  в течение 2-3 часов.

Сведения относительно конкретных моделей в легкой категории, отмеченных оборонным ведомством Турции, пока не обнародованы. Тем не менее, очевидно, что выбор довольно широк, поскольку в указанном сегменте трудится достаточное число предприятий.

Касательно среднетяжелых роботов, SSB определены два типоразмера: 500 кг и 2,5 тонны. В первой подгруппе в окончательный отбор для Сухопутных войск Турции попали 4 модели: «Аслан» (ASLAN) от Aselsan, «Баркан» (BARKAN) от Havelsan, «Федай» (FEDAI) от Best Group и «Ханцер» (HANCER) от Elektroland Defence.

Все четыре наземных РТК оснащены оптико-электронными датчиками, обеспечивающими круговой контроль обстановки, и системами передачи данных, гарантирующими дальность действия до 1500 м от оператора, включая сохранение управляемости на удалении до 300 м вне прямой видимости. Продолжительность непрерывной работы до 6 часов. В качестве полезной нагрузки используется либо дистанционно управляемая оружейная станция SARP от Aselsan с установленным 7,62 мм пулеметом, либо манипулятор для обезвреживания СВУ. Все РТК соответствуют требованиям цифрового интерфейса, совместимого с турецкой системы «солдата будущего». Итоговые испытания моделей планируется завершить в 2021 году. После чего, ожидается начало их серийного производства.

Согласно требованиям SSB, наземные РТК из подгруппы 2,5-тонных аппаратов должны быть пригодны к ведению разведки и выполнению целеуказания. Помимо того, благодаря своим размерам и грузоподъемности, они могут использоваться для транспортировки грузов и, при необходимости, раненых, нести тяжелые системы вооружения, например,  противотанковые ракетные комплексы. Объявление тендера в этой подгруппе запланировано на 2021 год. Сообщается, что заинтересованные компании свои заявки уже подали. Среди них наблюдатели выделяются гусеничную дистанционно управляемую оружейную платформу «Укап» (UKAP) от компании Katmerciler и дебютировавший на  IDEF 21 колесный 8х8 РТК «Алькар R8» (ALKAR R8) от компании Alpera Defense Systems.

Свою разработку «Укап» производитель позиционирует, как базовую платформу для установки вооружений. На испытаниях и войсковых учениях использовалась всё та же дистанционно управляемая оружейная станция SARP от Aselsan с установленным 12,7 или 7,62 пулеметом. РТК «Укап» имеет размеры 2,6х0,85х2,1 м. При собственной массе 2 тонны он может нести до 1 тонны полезной нагрузки и развивать скорость до 20 км/час по пересеченной местности. Конструкция позволяет устанавливать электрический или гибридный двигатели. В первом случае продолжительность работы составит не менее 5 часов, во втором – до 8 часов. Управление осуществляется с мобильного пульта на дальности до 3 км. В случае задействования спутниковых каналов связи – дальность не ограничена. В таком варианте также возможно управление несколькими платформами. «Укап» предназначен для выполнения широкого спектра задач, в частности: патрулирование участков местности, ведение разведки с помощью ИК-камер или датчиков движения, обезвреживания боеприпасов и СВУ. Предусмотрено оборудование РТК пуленепробиваемой броней, что обеспечивает дополнительную защиту и может применяться, например, для эвакуации пострадавших из районов конфликта.

Информационное представление в открытых источниках РТК «Алькар R8» достаточно скудное. Известно, что это 8-колесный полностью электрический робот с дизельным генератором мощностью 10 МВт и дальностью действия до 60 км. РТК обладает защищенностью до 3-го и 4-го уровней. Образец, представленный на выставке, был вооружен 20-мм автоматической пушкой. Модульная конструкция позволяет менять уровень защиты и полезную нагрузку в соответствии с потребностью пользователя и условиями обстановки.

К категории тяжелых наземных робототехнических комплексов отнесены транспортные средства массой от 14 до 25 тонн. Как правило, это колесная или гусеничная техника, разработанная для выполнения широкого круга задач и пригодная для использования в пилотируемом или беспилотном вариантах.

В первую очередь турецкие источники отмечают боевые бронированные машины  4×4, а именно: «Эджер Ялчин» (EJDER YALÇIN) от компании Nurol Makina, «Кирпи II» (KIRPI II) и «Амазон» (AMAZON) производства BMC. Особенностью беспилотной версии бронеавтомобиля «Амазон» является его оснащение системой LIDAR, которая в трех измерениях позволяет обнаруживать препятствия и определять расстояние до них с помощью лазера.

В беспилотном варианте эти платформы планируется использоваться в опасных районах для выполнения логистических задач, ведения разведки, а также в качестве носителей разнообразного арсенала вооружений. Последнее в сочетании с высокой мобильностью колесного шасси открывают широкие перспективы для оперативного взаимодействия с боевыми частями Сухопутных войск Турции.

Среди экспонатов IDEF 21 военные эксперты Турции особо выделили РТК от компании FNSS, названный SHADOW RIDER («Теневой всадник», далее – «Райдер»). Аппарат выполнен на гусеничной базе БТР М113. Боевой вес достигает 13500 кг. Полезная нагрузка – не менее 4500 кг. Размеры: 5,5х3,0х2,0 м. Двигатель дизельный. По дороге «Райдер» способен развивать скорость до 50 км/ч и имеет запас хода 450 км. Выставочный образец комплектовался 20 мм автоматической пушкой, установленной в башне.

Производитель позиционирует «Райдер», как системное решение, облегчающее  солдату его роль на поле боя и призванное стать для пользователя умножителем силы по всему спектру миссий.

«Райдер» оснащен комплектом автономности, разработанным FNSS. Комплект автономности поддерживается ИИ и имеет несколько рабочих режимов: патрулирование, следование за лидером и возвращение на военную базу. Комплект разработан по принципу открытой архитектуры, что гарантирует быструю адаптацию новых технологических разработок.

В вооруженном варианте «Райдер» предназначен для оказания огневой поддержки. При этом, команду на открытие огня дистанционно отдает оператор. Считается, что  помимо огневой поддержки SHADOW RIDER пригоден для ведения разведки и наблюдения, материально-технического обеспечения, работы в качестве ретранслятора, проведения операций тактического обмана и эвакуации пострадавших.

 

Необитаемые надводные суда и подводные аппараты

О создании первого в Турции вооруженного необитаемого надводного судна  (Armed Unmanned Surface Vehicle, AUSV, далее – ННС) верфь ARES Shipyard (Анталия) и оборонное предприятие Meteksan Defense (Анкара) объявили в октябре 2020 года на совместной пресс-конференции. Стартовавший в 2018 году проект получил название «Улак» (ULAQ). В древней турецкой культуре Улак – это посол, известный своими военными талантами, знаниями и мудростью, и представляющий государство в Центральной Азии.

Разработка и концептуальные исследования ННС прошли в период с 2018 по 2019 год. Работы по проектированию первого прототипа завершились в первом квартале 2020 года. Производство прототипа запустили в июне 2020 года, а проектные исследования корпуса судна завершили в августе. В итоге первый прототип ННС был спущен на воду в феврале 2021 года. Первые огневые испытания «Улак» состоялись в марте 2021 года. Судно выполнило стрельбы из 4 ракетных комплексов CIRIT и 2 L-UMTAS, предоставленных национальным производителем ракетных систем Roketsan.

Проектирование, строительство и оснащение ННС «Улак» выполняет верфь ARES Shipyard. Интеграция систем дистанционного управления, автономных систем, систем обработки и передачи данных возложены на компанию Meteksan Defense, а систем вооружения – на Roketsan. «Улак» имеет длину 11 м, грузоподъемность до 2 тонн, максимальную дальность плавания 400 км и максимальную скорость 35 узлов (65 км/ч).  Судно оснащено оптико-электронной (день/ночь) системой наблюдения, глобальной навигационной спутниковой системой, защищенной от помех, и аппаратурой зашифрованной связи интегрированной с системами боевого управления GENESIS и ADVENT, разработанными специально для ВМС Турции.

Изготовленный из современных композиционных материалов «Улак» оснащен системами пассивной и активной стабилизации, контроля повреждений с возможностью самораспределения, телескопической мачтой, антенной системой, повышающей возможности обнаружения и идентификации, радиолокационной системой навигации и наблюдения за надводной обстановкой, а также комплексами лазерного и инфракрасного управляемого оружия.

Спроектированная Meteksan береговая станция управления (турецкая аббревиатура SAKI) обслуживается экипажем из 2 человек (капитан и наводчик). SAKI имеет модульную структуру, которая позволяет интегрировать её в наземные транспортные средства или корабли ВМС Турции. Станция включает помехоустойчивый канал передачи данных C-диапазона, навигационные системы и ПО. Комплект оборудования SAKI, в целом, позволяет управлять несколькими ННС в море. Он же гарантирует совместную работу «Улак» с другими ННС или БПЛА, а также пилотируемыми самолетами на расстоянии прямая видимость (до 200 км). Связь с ними организуется через разработанный Meteksan тактический канал передачи данных C-диапазона KEMENT. Для управления на больших расстояниях возможно применение ретрансляции через инфраструктуру интегрированной системы связи ВС Турции (Turkish Armed Forces Integrated Communication System, TAFICS).

В дополнение к ракетным системам полезная нагрузка «Улак» может включать и иное оборудование, например, средства разведки и РЭБ. Помимо того, что судно является необитаемым надводным аппаратом с дистанционным управлением, в него также планируется интегрировать другие высокотехнологичные передовые возможности:  ИИ, технологию роения, сетецентрическую связь и возможность совместного использования данных.

После разработки прототипа, который является первой фазой более широкого проекта, на основе его открытой архитектуры и масштабируемой структуры инженеры ARES Shipyard и Meteksan Defense планируют создать различные версии ННС. Так, в перспективе должны появиться специализированные ННС для сбора разведданных и ведения РЭБ, поиска мин, противолодочной войны (ASW), миссий по борьбе с надводными силами (ASuW), пожаротушения, оказания гуманитарной помощи, проведения операций поиска и спасения.

Не менее успешно оборонные предприятия Турции ведут разработку роботизированных систем для подводного применения (Unmanned Underwater Vehicles, UUV). Так, компания Armelsan на выставках регулярно демонстрирует дистанционно управляемый необитаемый подводный аппарат (НПА) «Касиф» (KASIF, или «Исследователь»). Изделие имеет размеры 3,2х1,9х1,7 м, способно погружаться на глубину до 3000 м и сохранять работоспособность в течение 24 часов. При этом, «Касиф» несет до 350 кг полезной нагрузки. На аппарате установлены 6 видеокамер, 6 фонарей подсветки, 2 манипулятора, сонар, навигационная система. НПА передает видеоизображение на корабль управления в режиме реального времени.

Эксперты полагают, что в ближайшей перспективе в недрах турецкого ОПК появятся НПА, предназначенные для отслеживания подводных лодок и водолазов противника. Согласно источникам в оборонных кругах, компания ВМС разрабатывает систему сетевой беспроводной подводной связи.

В связи со спецификой подводной среды, многочисленных отражений, сигналов гидролокаторов и иных шумов проблемы, стоящие перед инженерами в этой сфере чрезвычайно высоки. Тем не менее, турецкие источники уверены, что потенциал национальных компаний успешно с ними справится, и в будущем НПА станут важным компонентом надводных боевых кораблей и обитаемых подводных лодок ВМС Турции. Перспективы активного внедрения робототехнических комплексов на турецкий флот подчеркивает принятое решение о преобразовании универсального десантного корабля проекта «Анадолу» (LPD ANADOLU) в носитель беспилотных систем и РТК различного назначения. Одновременно рассматривается вопрос строительства второй подобного корабля «Тракия» (LPD TRAKYA).

Таким образом, развитие и распространение цифровых технологий оказывает непосредственное влияние на облик вооруженных сил будущего. Широкий спектр роботизированных изделий, представленных турецкими производителями, свидетельствует о том, что в Генеральном штабе ВС Турции и в руководстве ОПК страны отчетливо осознают современные тенденции в военном деле и оказывают активную поддержку перспективным разработкам передовых систем вооружений.

52.49MB | MySQL:103 | 0,444sec