Предостережение Алжиру от Всемирного банка

Несмотря на резкое увеличение валютных поступлений Алжира от газового экспорта (благодаря этому с конца сентября на конец декабря текущего года объемы денежных резервов страны увеличились с 44.724 до 46 млрд долларов), эта страна продолжает находиться в уязвимом финансово-экономическом положении. Об этом наглядно говорят выводы последнего по времени декабрьского специального доклада-мониторинга, посвященного общей ситуации в АНДР, одной из авторитетнейших кредитных международных организаций – Всемирного банка. Его составили Мария Чикье и Лоренцо Бартолини, специалисты по развитию частного сектора международной кредитной организации.

И, согласно выводам экспертов Всемирного банка, эта «передышка кратковременная» и Алжир останется в среднесрочной перспективе уязвимым от колебаний стоимости нефти и природного газа, причем повторение длительного сохранения низких цен на них возможно будет еще более болезненным для его экономики, чем период 2014 – 2021 гг.

Причем специалисты Всемирного банка отмечают, что последствия минувшего периода низких цен до сих пор не преодолены. Так, они утверждают, что ситуация с формированием алжирского бюджета и внешней торговли в среднесрочной перспективе будет ухудшаться из-за «отсутствия своевременной реализации программы реформ», и восстановление экономики АНДР после длительного спада цен на энергоресурсы 2014 – 2021 гг. будет неустойчивым».

В докладе отмечается, что «увеличение поступлений от экспорта углеводородов способствует значительному сокращению потребностей и снижает необходимость в получении внешнего финансирования, помогая стабилизировать растущие потребности в внутреннем финансировании на ближайшие месяцы и годы».

Особо подчеркивается, что благодаря продолжающемуся «обесцениванию (снижению обменного курса) алжирского динара, осуществлению устойчивой политики сокращения импорта и улучшению условий торговли дефицит наличности сокращается, стабилизируются валютные резервы страны».

При этом прогнозируется высоким дефицит бюджета, а восстановление неуглеводородного сегмента экономики замедлилось, «оставаясь в значительной степени неполным, в то время как инфляционные риски для него усугубляются».

Также отмечается, что «После сильного подъема во второй половине 2020 года, вызванного восстановлением инвестиций и активности в строительном секторе, ВВП сократился в первом и втором кварталах 2021 года после сокращения здесь активности и в сфере услуг». В результате ВВП неуглеводородного сектора экономики остается на уровне 3.1 – 3.9%, что ниже допандемийных значений.

Также «несмотря на смягчение кредитно-денежной политики и улучшение ликвидности банков, рост кредитования частного сектора оставался скромным, что говорит о том, что балансы компаний и банков все еще не восстановились или что они проявляют осторожность при ведении бизнеса».

В связи с этим Всемирный банк дополнительно указывает Алжиру на необходимость ускорения реформ, диктуемых тем, что «пандемический шок и его экономические последствия напомнили о необходимости создания более благоприятных для бизнеса условий в АНДР».

Причем в центре внимания последнего по времени анализа экспертов Всемирного банка по Алжиру оказался инвестиционный климат этой страны. Особого внимания заслуживают следующие их выводы относительно «выживаемости частных компаний. Их создание даже при самых благоприятных условиях в Алжире зачастую затруднительно в силу наличия многочисленных препятствий со стороны государственных структур».

Согласно выводам доклада Всемирного банка, устойчивость компании при ее создании в Алжире мало зависит от величины первоначального капитала или «профиля» подрядчика, не говоря уже о его бизнес-плане. Скорее, речь идет о способности ее руководства противостоять административной медлительности в отношении предоставления различных разрешительных документов на ее деятельность (то есть от личных знакомств среди алжирских лидеров), если не сказать о торможении этого бюрократическими инстанциями.

Так, по данным экспертов Всемирного банка, «Сами по себе подготовительные процедуры до регистрации могут занять более трех недель (для сравнения в ряде других стран арабо-мусульманского мира это занимает в ряде случаев дни и часы). Они включают в себя множество этапов: от получения свидетельства о регистрации названия компании до внесения на ее счета начального капитала и до публикации государственными органами акта регистрации, без чего невозможно начать работу.

Далее идут многочисленные формальности, необходимые для соблюдения законов страны, тормозящих развитие компании, к чему добавляются отдельные процедуры в отношении обязательств по местным налогам и участия в социальных программах».

Причем даже выполнение этих первоначальных требований не является концом испытаний для алжирских (да и иностранных) предпринимателей, поскольку с этими трудностями возникают другие препятствия с начала ведения бизнеса.

Речь, к примеру, идет о выдаче разрешений на строительство, что может занять более шести месяцев; о получении кредита в алжирских банках (зачастую на весьма невыгодных условиях с высокой процентной ставкой и пр.). Причем к этому «частников» обязывают «сверху», даже если подобное мелким и средним предпринимателям реально не требуется.

Это несет дополнительные издержки для ведения бизнеса и «эти факторы в совокупности с другими законодательными актами влияют на его прибыльность и выживание».

В целом, согласно выводам экспертов ВБ, на пути предпринимателей, желающих работать в Алжире, слишком много серьезных подводных камней, часто отпугивающих не только молодых начинающих предпринимателей, но и самых энергичных и опытных инвесторов.

Поэтому, по их мнению, необходимо «удвоить усилия по реальному ускорению реформ для облегчения бремени, ложащегося на малые и средние предприятия, являющихся основными драйверами экономики и занятости населения».

Причем, по мнению Марии Чикье и Лоренцо Бартолини, «пандемический шок и его последствия для делового мира напоминают о необходимости создания более благоприятной для бизнеса среды в Алжире».

В частности, для упрощения его работы они выступают за дальнейшую ускоренную цифровизацию (онлайн-администрирование) и упрощение процедур для ведения работы компаний (регистрация, получение разрешения на строительство или передача права собственности).

Причем согласно выводам экспертов ВБ, «Чем раньше это произойдет, тем лучше для них и Алжира в целом», поскольку «некоторым из этих реформ, особенно требующим пересмотра законодательства, может потребоваться несколько лет, прежде чем они принесут ощутимые результаты».

Причем хотя они считают для Алжира скорее положительным явлением ускорение инфляции, увеличившейся до рекордных для последних лет показателей с достижением «тревожного» уровня более 9.2% за год (средний официальный ее размер в минувшие годы обычно не превышал 4%), что также несет для Алжира серьезные риски. В первую очередь речь идет о заметном снижении и без того невысокой покупательской способности алжирцев, среди которых в результате все больше усиливаются оппозиционные настроения, в том числе и радикальные.

Впрочем, как заявляют сами рядовые граждане страны, эти показатели не отражают всей полноты тревожности картины, поскольку реальная инфляция в отношении стоимости товаров и услуг выросла непропорционально выше.

В частности, руководство Банка Алжира утверждает, что за год по сравнению с октябрем 2020 года рост цен на продовольственные товары в октябре 2021 года составил 14.4%, тогда как в 2020 году по сравнению с 2019 годом они увеличились лишь на 1.8%.Это связано, по его данным, с «резким ростом цен, вызванным в том числе общемировыми процессами, на свежую сельскохозяйственную продукцию, который в октябре 2021 года вырос на 16.5  % по сравнению с 1.9% в том же месяце прошлого года».

Впрочем, и эта картина остается явно неполной, поскольку на некоторые виды товаров стоимость выросла в разы выше декларируемых показателей главным кредитным регулятором страны.

Что же касается «реформистских» пожеланий, то они прозвучали весьма вовремя, поскольку декларированные летом – осенью текущего года алжирским руководством соответствующие планы притормозились. Это касается практически всего комплекса запланированных преобразований – от инвестиционного законодательства до перевода системы субсидирования продовольственных товаров в «адресную помощь».

И в свете нынешнего увеличения «газовых» поступлений сторонники сохранения прежних ограничений, предлагавших просто дождаться возвращения высокой стоимости нефти и газа на мировом рынке, получают дополнительные козыри для сохранения прежних алжирских консервативных установок, препятствующих развитию экономики.

Во всяком случае, их доводы усиливают последние крупные заключенные контракты в «энергохимической» сфере с турецкими, итальянскими и французскими компаниями, согласившихся работать с Алжиром фактически на прежних условиях без принципиальных изменений.

Какой путь выберут колеблющиеся алжирские лидеры, традиционно с подозрением относящихся к западным советам, которые, по их мнению, и «привели к могильной яме Каддафи»? Предположим, что на практике будет реализовано далеко не все из предложенного. Так, например, эксперты Всемирного банка в последнем по времени докладе по Алжиру указали, что реально в жизнь воплотились лишь треть ранее озвученных «пожеланий». Однако как известно, в большинстве случаев половинчатые решения порой наносят даже еще больший вред, чем сохранение положения в первоначальном виде.

52.45MB | MySQL:103 | 0,536sec