О причинах нарастания в Алжире проблем с водообеспечением

Водный кризис становится еще одной постоянной проблемой для АНДР, угрожающей ее стабильности. Так, хотя засушливый период в Алжире в октябре текущего года закончился, эта страна продолжает испытывать серьезные трудности в обеспечении населения и промышленных предприятий водой.

Особенно это касается ее южных провинций. В первую очередь это объясняется алжирскими властями отсутствием ожидаемого количества осадков. Так, в среднем по стране уровень заполнения водохранилищ страны по данным Национального агентства по водохранилищам и транспортировке воды (ANBT) составляет менее 37% от объема и сейчас их общие запасы составляют 2.57 млрд куб.м воды.

Заметим, что по опыту прежних лет водохранилища должны были заполниться как минимум на 45 – 50% за счет дождей, чего не произошло. Однако уже сейчас очевидно, что засушливый для Алжира год может не просто повториться, но и усугубиться.

Разумеется, остается надежда, что за остающееся время могут пойти более сильные дожди, что позволит компенсировать их недостаток в должном объеме в 2022 году. Однако, как показывает алжирская практика последних лет, надежды на это немного.

Между тем, жалобы алжирских чиновниках «на недостаток дождей» в ноябре – декабре текущего года не отражают истинных причин возникновения подобной проблемы. Так, по данным местной статистики, снижение объемов дождей было не столь критичным и не сильно отличалось от соответствующих показателей в предыдущие годы.

Однако при этом в большинстве регионов водопотребление выросло в разы. По данным алжирской государственной статистики, оно в ноябре текущего года было «выше среднего показателя за тот же период в последние пять лет за исключением восточного региона, где потребление, напротив, снизилось (146.04 млн куб. м по сравнению с 158 млн куб. м в ноябре 2016 – 2020 годов).

Во всех же остальных районах за тот же период потребление воды выросло: с 66.86 млн куб. м до 185.21 млн куб. м в Центральном регионе (в том числе север); на юге рост составил с 45 млн куб. м до 284.67 млн куб. м. И, наконец, в Западном регионе рост  составил с 32.7 млн куб. м до 57.41 млн куб. м.

На практике, по данным ANBT, по состоянию на 12 декабря это привело к тому, что уровень заполнения водохранилищ в Западном регионе составляет 23.12%, на юге – 23.61%, в Центральном регионе – 16.06%. И лишь в Восточном регионе объем водохранилищ составляет 59.22% или 1.7 млрд куб. м (66.15% от всех водных объемов страны).

Причем на местах имеются особенно выразительные примеры нарастания водного кризиса. Например, в вилайе Бордж-Бу-Арреридж, где перебои с водой ощущаются особенно сильно.

И это очень серьезная проблема, которую властям жизненно необходимо решить к маю следующего года, пока не начался очередной засушливый период, иначе ситуация с водоснабжением станет катастрофической. Водохранилища, от которых по-прежнему критично зависит водоснабжение страны, могут попросту не заполниться, и в самый сложный момент Алжир рискует остаться без драгоценной для него жидкости.

И власти этой провинции не скрывают, что необходимы «срочные решения для повышения ее устойчивости к водному стрессу», как это говорится в распространенном ими официальном документе, фактически обращенном к центральным властям.

Заметим, что данная вилайя Бордж-Бу-Арридж переживает особенно трудное время, вызванное повторяющимися здесь засухами последних 10 лет, причем год от года ситуация с обеспеченностью водой здесь неуклонно ухудшается.

По мнению специалистов, данный кризис здесь усугубляется «чрезмерной эксплуатацией подземных вод, их загрязнением, нерациональным использованием и потерями».

В результате уже сейчас 70% населения этой вилайи получают водоснабжение лишь полтора дня в месяц, и лишь 12% населения получают воду один день из трех, что вызывает для него огромные бытовые и хозяйственные сложности. Причем как отмечают сами алжирцы, с каждым годом ситуация с водоснабжением по всей стране только ухудшается и мало отличается от положения Бордж-Бу-Арридж.

Это побудило власти вилайи срочно приступить к реализации нескольких проектов по увеличению водоснабжения. В частности, были проведены работы по углублению водохранилищ Айн-зада и Телесди, благодаря чему забор воды оттуда вырос в общей сложности на 40 тысяч куб. м в день, что позволило ослабить критическую ситуацию с водоснабжением столицы вилайи города Бордж-Бу-Арреридж и других крупных населенных пунктов Эль-Ашира и Хаснауа.

Кроме того, они добились прекращения перекачки воды из водохранилища Айн-зада в вилайю Сетиф, что дополнительно позволило сэкономить 9 тысяч куб. м воды в день. Также в целом ряде сельских районов были пробурены водные скважины, оборудованы насосные станции, модернизированы водопроводные и канализационные сети.

Также по словам главы судебной власти данной провинции Мухаммеда Бенмалека необходимо как можно скорее пересмотреть общую стратегию водопользования в ней – по качеству, доступности и управлению водными ресурсами с учетом изменения климата, демографических перспектив и энергетических изменений».

И это один из немногих примеров, когда представители алжирских властей пытаются поднимать, пусть и так неопределенно и нейтрально, тему демографической политики, а точнее, ее отсутствие на государственном уровне. Как результат приходится наблюдать ежегодное увеличение алжирского населения на 0.8 – 1.1 млн человек ежегодно.

Кроме того, он же настаивает на срочном законодательном решении проблем борьбы с загрязнением воды, запрещении мойки автомобилей и введение контроля и ответственности за незаконное бурение водных скважин и нелегальную продажу воды частными лицами. Последние эксплуатируют запасы грунтовых вод, не имея на то необходимых разрешений и технического оснащения, и нанося ущерб их сохранности и экологии.

Также, по его данным, необходимо качественно модернизировать водопроводные и канализационные сети, построить новые очистные сооружения для более качественной очистки сточных вод прежде всего в сельском хозяйстве и промышленности, которые, по его данным, «незаконно потребляют слишком много питьевой воды».

Речь, по мнению Мухаммеда Бенмалека, идет о разработке стратегии «безопасности водного сектора, предполагающей поиск новых ресурсов, а также рационализацию использования имеющейся воды «и, прежде всего, борьбу с ее расточительством».

Итак, подытоживая все вышесказанное, отметим, что достаток и даже некоторый избыток воды имеется лишь на востоке страны, в основном в национальных (берберских) районах.

Однако, во-первых, этого объема недостаточно для обеспечения всей страны, а во-вторых, у Алжира нет технических возможностей оперативно обеспечить ею наиболее нуждающиеся провинции.

Исходя из всего вышесказанного, наблюдаемый в АНДР кризис во многом порожден чрезмерным перерасходом воды. Основные тому причины – отсутствие должной модернизации выстроенных еще французскими и советскими специалистами водопроводных и канализационных сетей, что и приводит во многом к потерям воды, ее перерасходу и загрязнению.

Также данная проблема усугубляется ростом промышленного производства неуглеводородного сектора, без чего, однако, невозможно нормальное сбалансированное развитие страны.

В любом случае, ситуация с водообеспечением близка в Алжире к критической и сейчас она представляется немногим лучше, чем летом текущего года, когда данная проблема из-за отсутствия дождей заметно обострилась. И если в ближайшее время ее не удастся ослабить, летом следующего года страна может столкнуться с гораздо более серьезным водным вызовом.

Напомним, что уже в июне 2021 года Алжир уже столкнулся с «водными протестами», когда население крупных городов выходило на улицы, выражая негодование по поводу нерешенности данной проблемы властями. И в случае сохранения вялой реакции властей в следующем году данная ситуация может обостриться по иранскому примеру, где в ряде провинций «водное недовольство» мобилизует оппозицию и служит серьезным вызовом для руководства Исламской Республики.

Между тем, у алжирских лидеров в отличие от них имеются ресурсы для исправления ситуации, а именно огромные подземные запасы воды, территориально находящиеся в северной части Сахары.

Однако для их использования в рамках всей страны необходимо вложить многие миллиарды долларов для ее добычи и транспортировки конечному потребителю, что ее руководство не спешит делать и предпочитает вместо этого увеличивать другие избыточные расходы – например, военные.

И хотя сейчас алжирские власти пытаются минимизировать последствия «водного стресса», буря артезианские скважины и делая ставку на опреснение морской воды, это выглядит «косметическими» мерами, неспособными в принципе разрешить ситуацию растущего водного потребления в стране даже на ближайшую перспективу. С одной стороны, в силу дороговизны получаемой таким образом воды, а с другой стороны, по причине быстрого истощения незначительных по своим объемам ее подземных запасов «ближних» горизонтов на её севере.

Фактически, единственный способ решить данную проблему – скорейшее освоение «сахарской» воды. Однако власти страны, на наш взгляд, недооценивают ее масштаб, что способно уже в ближайшие годы вызвать дополнительный протестный импульс в стране и одновременно как минимум внести серьезные коррективы по ее намеченному развитию, в частности, промышленному и сельскохозяйственному.

52.76MB | MySQL:104 | 0,469sec